ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По воле дяди Фредди, на похоронах не было «шаманов» – профессиональных распорядителей из «Бизнеса». Думаю, мисс Хеггис была за это благодарна, хотя с присутствием Мейв Уоткинс ей все-таки пришлось смириться. Тем не менее они-были вполне вежливы друг с другом: в гостиной мисс X. подала миссис У. чай – с любезностью, на градус теплее ледяной, а мисс У. изобразила легкое смущение и умеренную благодарность.

От корпорации присутствовала мадам Чассо, представлявшая, как и Хейзлтон, Первый уровень; три недели назад она тоже была на тусовке в Блискрэге. Я попросила ее о разговоре наедине. Мы прошли во внушительных размеров библиотеку; невысокая и элегантная, она изящно села в кресло, аккуратно расправив черную юбку под костлявыми бедрами.

– Что вас беспокоит, Катрин? – Она огляделась, потом достала из сумочки маленькую коробочку вроде пудреницы. – Как по-вашему, здесь можно курить?

– Не знаю.

– Не возражаете, если я закурю? – У нее был странный акцент, нечто среднее между немецким и французским.

– Нет, ничуть.

Она предложила сигарету и мне, но я отказалась. Только после этого она закурила. Коробочка оказалась закрывающейся пепельницей; мадам Чассо поставила ее рядом с собой на столик.

– Как я понимаю, вы, вероятно, скоро переедете в Тулан, – сказала она, держа сигарету над пепельницей и постукивая по ней ногтем, хотя пепла еще не было.

Я наблюдала за ней, пытаясь определить, что можно говорить, а что – нет, и вспоминая, что мне известно о мадам Чассо. Насколько у них тесные отношения с Хейзлтоном? Тот факт, что у нее был роман с Адрианом Пуденхаутом, сам по себе ничего не значил. Если тут и были какие-то моменты, кроме личных, то не исключено, что Пуденхаута подослал Хейзлтон, чтобы за ней присматривать. Хотя, конечно, могло быть и по-другому.

– Вероятно, да.

Сквозь ее маленькие очки было видно, как она моргнула.

– До меня дошли слухи, что принц Сувиндер сделал вам предложение. – Она улыбнулась. – Это очень любопытно.

– Да, действительно любопытно! В какой-то момент я даже заподозрила, что это подстроено.

– Подстроено? То есть как?

– То есть кто-то из руководителей высшего уровня, один или не один, решил, что договор с принцем – юридический или какой-либо иной – недостаточная гарантия того, что Тулан перейдет в наше распоряжение, и лучше всего закрепить нашу дружбу с этой страной, сосватав кого-нибудь из руководства местному правителю.

– Понимаю. Но ведь правитель мог отказаться, правда?

– Скорее всего, нет. Заинтересованные лица к тому времени уже знали, что принц... мной увлечен. Меня проверяли: сначала мистер Дессу, потом мистер Чолонгаи. Тогда я неверно это истолковала – решила, что они выясняют, насколько я подхожу для должности представителя корпорации в Тулане, так как именно под этим предлогом меня туда и направили. Я подумала, они хотят знать, достаточно ли я верна, если не компании, то идее собственного обогащения и, вероятно, вообще политике невмешательства. На самом же деле их как раз и беспокоило то, что я слишком всему этому верна.

– Разве это может быть предметом для беспокойства? – Она моргнула.

– Думаю, может – в том случае, если автор этой идеи рассчитывает, что посланница найдет в нищей, неразвитой стране что-то такое, чего ей не хватает в ее благополучной жизни в одном из самых богатых районов самого богатого штата самой богатой страны в мире.

– Мне говорили, что Тулан – очаровательный уголок, – заявила мадам Чассо, вынуждая пепел оторваться от сигареты. – Я там никогда не бывала. – Она посмотрела на меня поверх очков. – Как думаете, стоит съездить?

– В качестве частного лица или по работе?

– По-моему, насладиться очарованием местности можно только в качестве частного лица, разве не так? – удивилась она.

– Разумеется. Мадам Чассо, позволительно ли будет спросить: то, о чем я говорю, для вас новость или вы уже в курсе дела?

– Но, Катрин, если то, что вы заподозрили, решалось на моем уровне, вы предлагаете мне сейчас раскрыть то, что говорилось на совете директоров. Вы же понимаете, что это невозможно. – Она улыбнулась и дотронулась рукой до своих туго стянутых волос. – Впрочем, иногда члены совета директоров обсуждают подобные темы и в менее официальной обстановке. Кое-что могу рассказать. Там упоминалось, что вы именно тот человек, который мог бы стать нашим представителем в Тулане; отмечалось, что глубокие чувства принца будут полезны для дела. Не думаю, чтобы кто-нибудь из нас рассчитывал, что принц сделает вам официальное предложение. Что касается меня, не обижайтесь, но я думала, что он предпочтет – или будет вынужден – жениться на титулованной особе.

– Я и сама так думала. Но, видимо, нет.

– Хм. Это тоже любопытно. – Она задумалась. – Вы уже приняли решение, Катрин?

– Принцу я отказала.

– Да? Мне говорили, что вы еще в сомнениях. Что ж, очень жаль, а может, это и к лучшему. Но хотя бы от назначения в Тулан не откажетесь?

– Подумаю.

– Хорошо. Надеюсь, вы отказали принцу не потому, что решили, будто вами кто-то манипулирует?

– Нет. Просто потому, что я его не люблю. Она задумалась.

– Хорошо, когда можно выходить замуж по любви, правда?

Дальше притуплять ее бдительность не имело смысла.

– Мадам Чассо, вы что-нибудь знаете насчет «Сайлекса»?

– Нет, – нахмурилась она. – А что там такое?

– Точно не знаю. Думала, вы мне расскажете.

– Мне ничего не известно.

– Тогда, наверное, придется спросить мистера Хейзлтона.

– А, мистера Хейзлтона. Думаете, он знает?

– Полагаю, знает. «Сайлекс» – это завод по производству чипов в Шотландии. Там, кажется, что-то не так. Я попыталась выяснить, что именно. По-моему, Адриан Пуденхаут тоже пытался это выяснить. Я подумала, вдруг он вам что-нибудь рассказывал.

– С какой стати, Катрин? – Это на нее подействовало. Она зарделась. Я решила, что мадам Чассо либо исключительно умело играет свою роль, либо до сих пор говорила правду.

– До меня тоже иногда доходят слухи, мадам Чассо. – Я слегка улыбнулась, изображая неловкость, и опустила глаза. – Извините, если вам это неприятно.

92
{"b":"53568","o":1}