ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что за чертовщина? О чем речь?

Уайклифф разъяснил Минзу, в чем дело, и тот продолжал:

- Эти снимки сделаны скрытой камерой переодетым агентом на встрече настоящего М.О. с известными криминальными авторитетами. На всякий случай вдруг пригодится...

Анна глядела на Уайклиффа почти умоляющим взором.

- Пожалуйста, я вас очень прошу... Мне нужно возвращаться в кафе...

- Да, конечно... - Уайклифф передал Анну попечению Борна и попросил записать ее показания.

Вернувшись обратно в кабинет, он спросил у Минза, известно ли, кто эти трое на фото с Клементом.

- Еще бы! В этом-то все и дело. Ну, один из них - Уоддингтон, да и двое других тянули срок за взлом. Их мордовороты тоже есть в этом альбоме. Человек, которого вы называете Клементом, нам неизвестен. Может быть, сам он и преступник, но уж приятелей он себе умеет выбирать, чувствуется, из самого высшего общества... - Минз удовлетворенно хихикнул. - Еще немного удачи, и мы выловим рыбку!

- Сперва нам надо бы навестить этого самого Уоддингтона.

Минз неуверенно качнул головой:

- Уоддингтон на "мокрое" дело не пойдет, уж поверьте моему слову. Ну ладно, я в любом случае передам ваше пожелание своему шефу.

Уайклифф продолжал смотреть на фото с Дэвидом Клементом в баре.

- Где и когда был сделан снимок?

Минз глянул в примечания.

- В январе прошлого года в баре в Сент-Джонс-Вуд. Довольно шикарное местечко. Эти ребята много о себе думают, считают себя крутыми парнями. В какую-нибудь второсортную пивнушку они не зайдут. Уоддингтон, к примеру, выучился прямо-таки аристократическому произношению, играет в гольф по выходным...

Уайклифф засмеялся:

- Похоже, это птицы высокого полета, мне до них далеко...

- Да уж, - пробурчал Минз. - Если это все, то мне пора назад. Если я возьму ноги в руки, то кое-как поспею на поезд в семнадцать-пятьдесят две. Чем быстрее мы будем действовать, тем лучше.

- Согласен. Мистер Борн распорядится, чтобы вас подбросили на станцию. Спасибо вам за помощь, и передавайте привет старшему инспектору Уорту.

Взаимодействие с неприступной лондонской полицией - дело непростое и крайне важное. В таких случаях нужно держать пальцы скрещенными или хотя бы плюнуть через плечо...

Уайклифф вернулся к себе со снимком Дэвида Клемента и его приятелей в баре, а также с полицейским фото Уоддингтона, которые теперь можно было отксерить.

Дэвид Клемент стал компаньоном брата около трех лет назад. До того он работал в лондонской страховой компании, теперь выясняется, что он водил дружбу с уголовниками и видимо, занимался переправкой от них маленьких антикварных предметов, оцениваемых чуть ли не на вес золота. Все это можно легко суммировать.

Учитывая сведения о Уоддингтоне, полученные от Минза, Уайклифф уже не был склонен думать, что Клемент мог смыться вместе с приятелем.

Итак, на часах пять. В кабинет вошла Дайан с тонкой папочкой бумаг на подпись.

Иногда Уайклифф чувствовал зависть к людям, которые на своей работе всегда точно знают, что им делать. Их рабочий день имеет начало, середину и конец. Можно гордиться тем, что ты делаешь свое дело и хорошо его делаешь. А Уайклиффу приходилось заниматься деятельностью, которая либо даст некий результат, либо не даст вообще ничего. Лишь изредка выдавался денек, когда он уезжал домой хотя бы со смутным чувством удовлетворенности, как правило, очень многое оставалось назавтра... Но когда он пробовал поделиться этим со своей Хелен, то не вызывал у жены ни малейшего сочувствия. "Ты этим зарабатываешь на жизнь. Бог знает, что будет, когда ты в один прекрасный день уйдешь на пенсию..."

Зазвонил телефон, Дайан взяла трубку, послушала, потом прикрыла микрофон ладошкой и прошептала Уайклиффу:

- Это суперинтендант Редферн из Борнмута.

- Скажи, пусть соединят его.

Он взял трубку.

- Хэлло, Джимми! Какие новости для меня? - Они были старые приятели, частенько спали в соседних креслах на разных конференциях и курсах повышения квалификации.

- Насчет твоей девушки, Чарли. Она прибыла к нам точно по расписанию, и за ней пошел наш парень. Она двинулась на Каннинг-Террас за Центральным вокзалом, зашла в один из многоквартирных домов. Поднялась на четвертый этаж. Наш парень влез в лифт вместе с ней, якобы он тоже идет в гости к кому-то на том же этаже. У нее имелся ключ от квартиры "С", она вошла. Минут через пятнадцать девица вышла оттуда, но уже без своей сумки. Она прогулялась в центр города, и пообедала в ресторане. Потом она ходила и глазела на витрины, а потом купила продуктов в супермаркете...

Уайклифф искренне и горячо поблагодарил приятеля. Он по собственному опыту знал, какое невероятное терпение и умение требуются для наружного наблюдения, когда необходимо "не засветиться".

- Ты бы хотел, чтобы наблюдение продолжалось?

- Очень. Буду твоим должником навек.

- Ладно, нет проблем. У нас пока не так много работы, не сезон. Кстати, я навел справки о квартире "С" на четвертом этаже. Ее снимает некий Алан Пейдж, с музыкантским именем, но занимается обычной коммерцией. Квартирка маленькая, со спаленкой, общей комнатой - ну и обычными службами.

- Спасибо тебе огромное, еще раз.

Наконец Уайклифф закончил подмахивать бумажки, и удовлетворенная Дайан удалилась. Стол опустел.

Информация, переданная Редферном, оказалась очень кстати. Именно такую "берлогу" и рассчитывал засечь Уайклифф. Теперь остается только ждать, что туда наведается Дэвид Клемент.

А что будет, если он действительно там появится?

Разве Уайклифф в глубине души верит в то, что Дэвид мог действительно убить своего брата? А если Джозеф покончил жизнь самоубийством, то зачем вся эта суета? Положим, Уайклифф нашел на пляже револьвер, из чего и выросло все дело - ну и что? Дело о чем?

Он стоял у окна, выходящего на автостраду. Начинались вечерние пробки. Неожиданно он почувствовал подавленность...

В дверь постучали.

- Ха, вот ты где, Чарли!

Хью Беллингс, заместитель главного констебля. Странно, можно подумать, что найти человека в его собственном кабинете - большой сюрприз.

Беллингс был высокий, худой, и чрезвычайно обходительный. Он был, по определению Уайклиффа, "Полицейским другого сорта" - истинный администратор, в чем-то похожий на Борна. Он сидел в своем офисе, делая аннотации для прессы и изучая статистику. Основной его задачей было создания нужного имиджа полиции в глазах общественности.

- Я читал твой отчет, Чарльз. Удивительный случай, а?

Беллингс никогда не обсуждал уголовное дело само по себе, а только в связи с его политическим или общественным резонансом. Уайклифф гадал, что привело Беллингса к нему на сей раз.

- Знаешь, я однажды встречался со старшим Клементом и еще подумал: какой недотепа. Но он разбирался в мебели. Мне предложили небольшой столик из Карлтон-Хаус по сходной цене, но приятель посоветовал сперва проконсультироваться у этого Клемента. К счастью, я так и сделал. Оказывается, вещь была поддельной, он это быстро вычислил. - Беллингс широко улыбнулся, милостиво признавая собственную некомпетентность в таких несущественных вопросах. - Конечно, это было несколько лет назад, еще до того, как младший брат вошел в дело...

Уайклифф молчал.

- И еще: я заметил, что в отчетах мелькает имя Гэвина Паркина.

Ага, приехали. Вот зачем пришел Беллингс.

- А ты его знаешь? - брякнул Уайклифф.

Идиотский вопрос, конечно. Подобно тому, как Уайклифф и его коллеги знали как облупленных людей "своего круга", то есть уголовников и полицейских, Беллингс стремился к тому же, но только в высшем обществе. Ему надо было заводить знакомство с ректорами и директорами фирм, мэрами и юными перспективными спортсменками...

- Ну, не могу сказать, что я с ним знаком. Но мы вместе в молодости служили в Корее...

Вот тебе раз. Впервые Уайклифф услышал о практической деятельности этого лощенного бюрократа...

18
{"b":"53575","o":1}