ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мое прекрасное несчастье (Прекрасная катастрофа)
Шоколадный дедушка. Тайна старого сундука
«Спасская красавица». 14 лет агронома Кузнецова в ГУЛАГе
Думай и богатей: золотые правила успеха
Граница лавы
Спасать или спасаться? Как избавитьcя от желания постоянно опекать других и начать думать о себе
Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья
Сплетая рассвет
Смена. 12 часов с медсестрой из онкологического отделения: события, переживания и пациенты, отвоеванные у болезни
A
A

- В деревне? Интересно...

- Я нашел на пляже заряженный револьвер. Я тебе попозже перезвоню, ладно?

Уайклифф пошел к повороту аллеи - поджидать своих сотрудников.

Так-так, если стреляли где-то на набережной или на пляже, звук обязательно услышали бы в деревне. Тут даже автомобиль, проехавший ночью по аллее, может привлечь внимание. Ночи в Сент-Джуллиоте чрезвычайно тихие, а народец здесь живет крайне любознательный.

Из соседнего дома вышла маленькая девочка и уставилась на Уайклиффа широко раскрытыми карими глазами. В руке у нее был зажат уже сильно обкусанный сухарь, о котором она явно позабыла. Мимо проехал молоковоз, звякая бидонами и бутылками.

Наконец прибыла патрульная машина, Диксон и Поттер выбрались на свежий воздух, явно недоумевая, как такое мирное чудесное утро может предоставить полицейским иные возможности для развлечения, помимо обычной игры в карты по маленькой в караульном помещении. Уайклифф объяснил им их задачу и оставил их на месте, а сам поехал в штаб-квартиру на патрульной машине.

Здание стояло по-воскресному тихое, задумчивое. Не слышно было бешеного стука пишущих машинок, истерических телефонных звонков, а дежурный сержант у стойки читал "Сандей миррор", прихлебывая из кружки чай. Расследование, начавшееся в воскресенье, всегда на первых порах идет неспешно - ведь полицейские, подобно прочим смертным, тоже любят отдыхать по выходным; копаться в саду, удить рыбу, отсыпаться, гулять с детьми и собакой, а иногда даже посещать церковь.

Сержант Смит застал Уайклиффа уже в офисе. Смит работал в следственной группе штаб-квартиры еще с тех времен, когда самого Уайклиффа тут еще никто не знал. Сперва он был обычным офицером полиции и немножко - фотографом, а потом, пройдя курс спецподготовки, стал в основном фотографом и немножко экспертом по отпечаткам пальцев. У Смита все было серое - одежда, кожа, седые волосы и сама личность, но для своей занудной работы он хорошо подходил - во-всяком случае, если ему не приходилось сталкиваться с людьми. Смит не находил с людьми общего языка.

Смит посмотрел на револьвер безо всякого выражения, и не дотронулся до него, пока Уайклифф не пояснил:

- Оружие уже проверяют по нашим архивам.

- Ничего они не найдут. Слишком много таких сувениров осталось от войны. Люди частенько закапывают их в глухих местечках и стараются позабыть...

- Тут пять патронов на месте, а один, похоже, недавно отстрелян.

Кустистые брови Смита полезли вверх:

- А этой ночью были какие-то происшествия?

- Нет, никаких сигналов. Я хочу, чтобы вы проверили отпечатки на нем, а потом передали Мелвиллу.

Мелвилл был экспертом по баллистике, работавшим вместе с судмедэкспертами.

Смит подумал про себя, что Уайклифф делает из мухи слона, но решил, что лучше промолчать. Он ушел с револьвером, от которого на промокашке на столе у Уайклиффа остался бледный масляный след.

А Уайклифф тем временем размышлял. Нет, вряд ли кому-нибудь пришло бы в голову забираться в захолустный Сент-Джуллиот, чтобы выкинуть тут револьвер, не имеющий отношения ни к какому преступлению. Это слишком маленькая штучка, можно выкинуть где угодно, зарыть, выбросить в реку, в море, или даже просто в сточную канаву.

Другое дело - спрятать тело. Вопреки расхожему мнению, тело спрятать вовсе не так просто, даже в море. Тело должно попасть в глубокую воду, в нужный момент прилива, а для этого обычно приходится использовать высокие пристани или лодку, что вызывает подозрения.

Уайклифф поднял трубку и попросил соединить его с хозяином пристани.

- Не думаю, что он будет у себя в конторе сегодня, так что попробуйте застать его дома.

Через две минуты его соединили.

- Мистер Фостер? Это Уайклифф из отдела криминальных расследований... - они были знакомы, встречались на разных общественных мероприятиях. - Извините, что беспокою вас в выходной день...

- Ерунда, не извиняйтесь.

- Вот какой у меня к вам вопрос: если бы вам надо было избавиться от трупа, поблизости от устья реки, причем избавиться навсегда, как бы вы поступили?

- Ну, выбрал бы местечко, где не толпятся полицейские...

- Понятное дело, а где именно? - усмехнулся Уайклифф.

- Дайте подумать... - последовала долгая пауза, потом его собеседник пробормотал: - Ну, самое лучшее - закопать у себя в саду...

- А если все происходит на берегу, в устье реки?

- Ну тогда, если у вас нет с собой лодки, то тогда уж прийдется столкнуть тело с набережной в Сент-Джуллиоте. А если на другом берегу, то могу предложить верфь Поттерс, только там место лучше проглядывается. А вам надо срочно прятать тело?

Уайклифф с коротким смешком спросил:

- Ну, а почему именно эти два места?

- Да потому что они находятся прямо перед началом узкой горловины, и с этой точки все смывает в открытое море, если отлив в нужной точке, со скоростью несколько узлов. Вы же понимаете это не хуже моего.

- Постойте, вы сказали - "отлив в нужной точке". А что это конкретно значит?

Фостер что-то побурчал себе под нос, прикидывая, потом протянул:

- Ну, через час-полтора после высокой воды и еще часа два после того. Все выносит в это время в пролив.

- А этой ночью, например?

- Мне что, придется рассказывать обо всем этом в суде? - насторожился хозяин пристани.

- Вполне вероятно. Но если уж дело дойдет до того, там у вас будет время еще раз подумать, прежде чем отвечать.

Тот помолчал.

- Ну что ж. Прошлой ночью высокая вода пришла в ноль часов сорок восемь минут, по моим записям. Дул крепкий юго-восточный бриз - баллов пять-шесть по шкале Бофорта - но это не могло сильно повлиять на обычное поведение воды в устье реки. Короче, наилучшее время, пожалуй, было между тремя и четырьмя часами ночи.

- Спасибо. Еще один вопрос: если тело сбросили в воду с той старой пристани, можно ли рассчитывать найти его?

Фостер колебался.

- Ну, во всяком случае, не в устье реки. Да пожалуй, и нигде больше, но это только первое время. Чуть позже тело может оказаться выброшено где-нибудь на берег - через месяц, а может, через пару дней. Вы же знаете, что такое море - все непредсказуемо, все зависит от чертовой уймы всяких вещей: ветра, течения и все такое. Море - как женщина, никогда нельзя заранее знать, как себя поведет...

Уайклифф вспомнил, что у Фостера три уже взрослых незамужних дочери, и беззвучно усмехнулся.

Итак, кому-то, имеющему на руках мертвое тело, имело смысл подъехать на набережную в Сент-Джуллиот и выбросить тело в море. Тело... Нет, фантазия работает у него слишком быстро, с опережением. Ведь пока что у него на руках только револьвер с одним отстрелянным патроном из шести.

Позвонил работник архива:

- Вы спрашивали насчет револьвера, сэр...

- Да-да, подождите минутку, я возьму блокнот.

- Разрешение на право ношения было выдано генерал-лейтенанту сэру Гэвину Ллойду Паркину, проживавшему в доме номер три по Гаррисон-Драйв. Документ продлен три года назад. А вскоре после этого дом подвергся ограблению со взломом и оружие похитили вместе с некоторыми ценными вещами.

- А что насчет боеприпасов к нему?

- Никаких отметок об этом, сэр. Это ведь было сувенирное оружие.

Уайклифф смутно помнил дело об ограблении дома на Гаррисон-Драйв, хотя сам он в расследовании не участвовал. Помнится, оттуда стянули коллекцию японских сувениров стоимостью несколько тысяч фунтов. Уайклифф в тот момент находился на севере страны, был занят в служебном расследовании одного скверно пахнущего дельца, в котором был замешан старший офицер полиции. В общем, надо будет покопаться в архиве.

Он повернулся к книжным полкам за спиной. Уж по вопросу о боевых офицерах-ветеранах справочник "Кто есть кто?" всегда поможет...

"Ллойд Паркин, генерал-лейтенант. Сэр Гэвин..." Дата рождения - 1893 год, а на дворе - 1981 год, значит на сегодняшний день генералу было бы восемьдесят восемь лет. Но справочник "Кто есть кто?", имевшийся у Уайклиффа, уже устарел, так что старик вполне может пребывать уже на том свете. Еще одна строчка сообщала об участии генерала в боевых действиях во Франции и Германии, в обе мировые войны, и еще сведения о детях: "од. с., одна д." Ясненько. И вот еще - жена генерала скончалась в 1950-м году.

4
{"b":"53575","o":1}