ЛитМир - Электронная Библиотека

Надеюсь, на этих страницах я смогу предложить читателям помощь в поиске их счастья. Однако о счастье трудно говорить. Гораздо проще иметь дело с горестными чувствами, чем с так называемыми положительными эмоциями. Первые более определенные, более конкретные. Хотя реалистичным бизнесменам может это показаться неправильным, счастье не котируется на фондовом рынке. За него нельзя назначить определенную цену. Оно гораздо менее осязаемо – слишком иллюзорно. Счастье незаметно подкрадывается к нам и так же быстро ускользает из наших рук. Часто это совершенно неожиданный подарок. Но каким бы изменчивым оно ни было, поиск счастья остается основным занятием человечества. Я постараюсь пролить свет на эту тему, взглянув на нее с разных точек зрения. Я считаю, что лучше добиться хотя бы какой-то ясности в этом иллюзорном предмете, чем забыть о нем вовсе.

Хотя о счастье редко говорят в резюме или корпоративном отчете, оно является неотъемлемой частью профессиональной жизни. Будучи профессором развития лидерства и управления человеческими ресурсами, я прослушал и прочитал множество лекций о жизненном цикле человека, развитии карьеры, лидерстве, организационных и личных переменах, индивидуальном и организационном стрессе. Я разговаривал с руководителями, сетовавшими на превратности их карьеры. В качестве психотерапевта и психоаналитика я старался помочь людям понять смысл их жизненного пути, я пытался быть их проводником во внутреннем и внешнем путешествии. И за многие годы, выступая в разных ролях, я видел, что вопрос счастья постоянно становился ключевой темой (как и в истории с выступлениями на выпускном вечере, о которой я говорил в предисловии). Люди во всем мире, от чиновника в роскошном кабинете до рабочего на конвейере, задаются одними и теми же вопросами: как я могу стать счастливее? Что я могу сделать, чтобы сделать свою жизнь лучше? Что происходит с моей работой и отношениями? Могу ли я как-нибудь «исправить» конфликтные ситуации, которые я создал? Ничто так не возбуждает воображение педагога, как вопросы, на которые у него нет готовых ответов.

В этой книге я вначале постараюсь вывести, исходя из нашей культуры, определение счастья. Потом, коротко рассказав о поиске счастья, я обращусь к китайской пословице, утверждающей, что счастье – это когда есть «кого любить, что делать и на что надеяться». Я рассмотрю каждый из трех аспектов, стараясь прояснить понятия любви, работы и надежды. Это приведет к изучению необходимости равновесия и дихотомии между внешним и внутренним успехом. Кроме того, я расскажу о роли социального сравнения и зависти в контексте счастья, о важной роли «игры» в жизни людей и взаимосвязи между стрессами и здоровьем. Наконец, суммируя все сказанное, я обращусь к вопросу потребности человечества в исследовании – стремлению к искренности, поиску смысла и познанию самих себя. В последней части книги я расскажу о постижении мудрости.

В этой книге я решил использовать несколько иной подход к изложению своих идей. Вместо того чтобы наполнять страницы научными терминами, я постараюсь изъясняться как можно доступнее. Это, возможно, испугает моих наиболее ученых коллег. Мысли, изложенные на этих страницах, по большей части представляют собой мои собственные рассуждения о счастье. Однако то, что мои собственные наблюдения основаны на личном опыте, не означает, что они совершенно уникальны. Напротив, они основаны на многолетнем изучении соответствующей литературы, в особенности посвященной психоанализу, социальной психологии, психологии развития, теории семьи, когнитивной теории и психотерапии. По ряду причин мне очень хотелось написать эссе о счастье. Но я считал, что если подойти к этому с традиционной, академической точки зрения, мои открытия не тронут читателей настолько, чтобы помочь им увеличить их «коэффициент счастья». Таким образом, я сознательно выбрал более личную точку зрения. Я надеюсь, читатели простят мне отсутствие обычной точности. И хотя, как я уже сказал, мои рассуждения о счастье появились не в вакууме, я полностью отвечаю за любые отклонения от принятых теорий, которые читатели могут здесь обнаружить.

Уравнение счастья - i_002.jpg

2. Неуловимая идея счастья

А что есть жизнь? – часов песочных бег,
Туман, что тает под лучами солнца,
Сон беспокойный, мучавший всю ночь.
Ее длина? – полет мгновенной мысли.
А счастье что? Речная пена,
Что тает, лишь касаешься ее.
Джон Клэр. А что есть жизнь?

Счастливые дни редко идут один за другим.

Болгарская пословица

Французский философ Жан де ля Брюйер однажды сказал: «Для человека важны три события: рождение, жизнь и смерть; но он не знает, когда рождается, он страдает, умирая, и забывает про жизнь». Очевидно, у де ля Брюейра была сильно развита склонность к несчастью. Он не получал удовольствия от того, что происходило между рождением и смертью. Я же, чтобы понять, что такое счастье, хочу сосредоточить свое внимание на этом промежуточном этапе.

Желание быть счастливыми свойственно всему человечеству. В Древней Греции оно было настолько сильно развито, что греки даже сформулировали теорию счастья, назвав ее eudaimonism (эвдемонизм). Дословно eudaimonia значит «хорошее настроение» (eu плюс daemon), но обычно его переводили как «счастье, блаженство». В «Никомаховой этике» Аристотель рассматривает несколько вариантов образа жизни человека. Он считает, что лучшая цель – и единственная страсть – это достижение счастья. Аристотель называет счастьем гармонию души и добродетели. Аристотель считает стремление к благополучию самым важным делом человечества, высшей целью всей человеческой жизни. По его словам, состояния счастья можно достичь, если вести размеренный образ жизни и заниматься тем, что более всего вам подходит. Однако он понимает, что достигнуть счастья не просто. Аристотель говорит: «Одна ласточка еще не делает лета, как и один погожий день; также и короткий миг счастья не делает человека совершенно счастливым».

Но поиск счастья не закончился во времена греков. Даже в Декларации Независимости США – официальном документе – говорится, что стремление к счастью является неотчуждаемым правом человека. Как ни печально, сам Томас Джефферсон (автор документа и довольно меланхоличный человек) не знал, что такое стремление к счастью, несмотря на то, что писал об этом. (И конечно, мы понимаем, что стремление к счастью и достижение счастья – это не одно и то же.)

Многие психологи старались конкретизировать понятие счастья, называя его самовыражением, индивидуацией, зрелостью, чувством потока или субъективным благополучием. Подобные слова означают, что жизнь в целом хорошая штука, наполненная смыслом и удачами. К сожалению, счастье – как бы мы его ни называли – остается лишь идеалом. Такие факты, как болезни, травмы, недостаток образования, невостребованность понравившейся нам профессии или жесткие политические меры, не позволяют нам заняться тем, что больше всего нам подходит. И все же, несмотря на вездесущность подобных препятствий, стремление к счастью остается для большинства главной целью существования. В нем наша надежда и смысл жизни, это стимул противостоять всем невзгодам нашего существования.

Почему же, несмотря на то, что весь мир почитает счастье, оно все еще остается таким загадочным явлением? Почему мы с такой легкостью говорим о нем, но с таким трудом даем ему определение? В том ли дело, что мы пока не нашли ответа, или этого ответа просто нет? Некоторые специалисты, занимающиеся вопросом счастья, считают, что его вообще не стоит исследовать. Английский писатель Гилберт Честертон говорил: «Счастье – такая же тайна, как и религия, и не надо пытаться постигнуть ее разумом». Он предпочитал не продолжать изыскания, потому что знал, что они ни к чему не приведут. Американский писатель Натаниель Готорн сказал: «Счастье – это бабочка: ее нельзя поймать, но если сидеть тихо, она может устроиться на вашем плече».

2
{"b":"535870","o":1}