ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что с тобой, Луин?

Дворецкий, часто мигая, таращился на длинную очередь детей. При каждом обязательно имелся взрослый в официальном черном костюме.

- И это десятилетние ребятишки? Быть не может! - пробормотал он.

- Ну, разумеется, - заверил Алек. - Они приехали на экзамен. Помнишь, проверяют только тех, кому десять!

- Я не это имел в виду, - буркнул Луин, вытирая лоб салфеткой. - Они настоящие карлики.

Алек пожал плечами. Странно... остальные дети казались ему вовсе не такими уж маленькими. Мало того, они были почти одного роста. Но когда, наконец, до него дошла очередь, и он вместе с Луином выступил из мягко покачивавшегося лимузина на блок, все стало ясным. Он возвышался над своими сверстниками на целую голову.

- Черт, - прошипел Луин.

У Алека пересохло во рту. Он сунул руки в карманы, чтобы не вцепиться в пиджак Луина, и тихо радовался, что шпион может рапортовать лишь о его спокойствии, хладнокровии и собранности. Но сначала один, а потом и другой взрослый обернулись, чтобы поглазеть на него. Их примеру последовали дети. Кое-кто показывал на Алека пальцем; по толпе пробежал шепоток:

- Что с этим ребенком?

- ... по крайней мере, четырнадцать...

- ... не понимаю, как это родителям позволили...

- ... наследственность в этих древних родах...

Мамочка, почему он такой?

- Не обращай внимания, - посоветовал Луин. - Пойдем, сынок. Алек гордо вскинул голову и строевым шагом стал спускаться по ступенькам, воображая, что это Старая Лестница, ведущая на Площадь Казней, а он - пират, которого сегодня повесят. Шаг, второй, третий, и все пялятся на него, но он покажет им, как с достоинством встречать смерть!

Луин маршировал рядом с Алеком, с равнодушным вызовом встречая устремленные на них взгляды. В своем почти столетнем возрасте он еще мог припомнить, что в его время никто не поднимал шума из-за появления в классе чрезмерно высокого ребенка. Это было, разумеется, до пандемии в АЕ 77. Может, паникеры правы, утверждая, что генетический фонд подорван...

Но Алек прекрасно держится. Правда, немного побледнел, но лицо спокойно и безмятежно. Он выглядел почти счастливым, когда протянул руки охранникам, позволяя провести над ладонями сенсорными пластинами.

Пластина тихо пискнула, и Луин запаниковал, вообразив, что Алеку вздумалось захватить одну из своих странных игрушек. Но охранник никак не отреагировал и знаком велел им проходить. Однако нервы старика были так натянуты, что, услышав чей-то шепот: "Как по-вашему, этот древний работяга не может быть его отцом?" - он повернулся и громко отрезал:

- Мой юный джентльмен - сын графа Финсбери!

Это мгновенно заткнуло рты. Дородный усатый человек прикусил язык, залился краской и исчез за чьей-то спиной. Луин обернулся посмотреть, не очень ли расстроен Алек, но оказалось, что тот ничего не слышал.

... он поднимался на эшафот, где возвышалась виселица, по-прежнему фантастически храбрый, просоленный морской волк, который вот-вот позволит палачу надеть ему петлю на шею, а в толпе всхлипывают дамы, и у каждой большие сиськи...

- Пойдем, сынок, - повторил Луин, осторожно взяв Алека за плечо и подталкивая к длинной очереди детей, двигающихся по коридору под охраной родителей или опекунов. Они довольно быстро оказались в громадном зале, где обычно проходила классификация. Здесь охранники отделяли ребятишек от взрослых. Детей отводили в центр зала, поперек которого тянулись длинные ряды операторских панелей компьютера, а взрослым надлежало подняться на галереи, где были устроены места для посетителей.

Луин вскарабкался наверх, сел в кресло и перегнулся через перила. Алек, по-прежнему нависающий над остальными детьми, неловко плюхнулся на стул и ошеломленно огляделся. Сто шестьдесят три ребенка, и сколько еще придет?!

По рядам пробирался маленький мальчик, явно пытавшийся занять свободную панель рядом с Алеком. Однако при виде своего соседа он замер, как вкопанный.

- Не бойся, - прошептал Алек. - Ну, просто у меня рост такой. Парнишка прикусил губу, но все же набрался храбрости шагнуть вперед и сесть за панель. Он был совсем маленький и тощий, с кожей цвета кофе с молоком и серо-голубыми глазами. Алек с величайшим интересом наблюдал за ним.

- Привет! Меня зовут Алек Чекерфилд. А тебя?

- Ф-фрэнки Чаттертон, - испуганно пробормотал мальчик. - В-вон т-там мои папа с мамой.

Он показал на галерею. Алек поднял глаза туда, где уже собрались двести двенадцать взрослых, и увидел совсем черного мужчину с пышными усами и даму с красным пятнышком между бровей. Оба взирали на Фрэнки с выражением мучительной надежды и тревоги. Сын помахал им, и Алек последовал его примеру.

- А где твои родители? - поинтересовался Фрэнки.

- О, где-то там, - небрежно бросил Алек.

- Ты в-волнуешься?

- Ничуть.

- А я уж-жасно. Знаешь, как это важно?

- Да ну, все пройдет как по маслу, - заверил Алек. Фрэнки задумчиво наморщил лоб, очевидно, взвешивая его слова. Пытаясь как-то отвлечь мальчика, Алек заметил:

- Классные туфли.

- Черные, сверкающие туфли из лакированной кожи носил только Фрэнки. На остальных ничего подобного не было. Фрэнки гордо оглядел свою необычную обувку:

- В них есть стиль, - объявил он. - Па не х-хотел, чтобы я их надевал, но я перестал дышать и ни разу не вдохнул, пока мама не вмешалась и не сказала ему, что придется, так и быть, позволить.

Он сунул руку в карман, извлек маленькую серебряную булавку и осторожно приколол к галстуку.

- Что это?

- Амулет на удачу, - шепнул Фрэнки. Алек пригляделся повнимательнее: маленькая летучая мышь с микроскопическими красными камешками вместо глаз.

- Bay! - выдохнул Алек, не зная, что еще можно сказать.

- Видишь ли, я очень люблю ужастики.

- Да ну! - восторженно воскликнул Алек и, украдкой оглядевшись, признался: - А по мне, лучше пиратов не бывает.

- Совсем плохо, - покачал головой Фрэнки, улыбаясь, однако, во весь рот. Но в следующую секунду улыбка померкла: на подиум поднялся первый из экзаменаторов. Мальчик побледнел и съежился, лихорадочно бормоча:

- О, нет! Пожалуйста, не с-сейчас! Я не г-готов!

- Все в порядке. Видишь часы? До начала еще пять минут, - успокоил Алек. Чего ты трясешься?

- Б-боюсь, что провалю тест, - простонал Фрэнки, хватаясь за край стола, чтобы не упасть.

- С чего бы это? - удивился Алек. - Ты же не тупой, верно? Говоришь ты нормально, так что все в порядке.

- Но что если я не п-попаду в Круг? - едва не заплакал Фрэнки. - Ты не понимаешь! Все говорят, что я никогда не попаду в Круг, потому что меня диагностировали.

- Диагностировали? - переспросил Алек, сводя брови. - Что это такое?

Фрэнки уставился на него, как на сумасшедшего.

- Н-неужели не знаешь? Это когда тебя везут к д-доктору, и он ставит тебе диагноз "оригинал"!

- Вот как?

Алек в жизни не был у доктора, ибо никогда не болел. Ежегодный медицинский осмотр проводился заочно, посредством сканера, а капитан неизменно показывал Алеку, как стирать данные и вводить другие, чтобы не привлечь к себе нежелательного внимания, потому что "все доктора - поганые шлюхины дети, которым бы только влезть не в свое дело". Но сейчас Алек притворился, будто все понял.

- Да, вспомнил! Брось, все будет в порядке. Даже если не попадешь в Круг, тебя обучат приличной, не слишком трудной работе, так что больше беспокоиться ни о чем не придется.

- Но мои папа и мама, - возразил Фрэнки, с ожесточением грызя ногти. - Это их уб-бьет! Они всю жизнь трудились ради меня, многим жертвовали, а ведь я их единственный сын. И ОБЯЗАН добиться успеха. Мой долг не разочаровать их.

Алек, прекрасно знавший, что это такое - разочаровать родителей, поморщился и, наклонившись к Фрэнки, едва слышно прошептал:

- Слушай, хочешь знать ответы? Это легче легкого. Все "В" до восемнадцатого вопроса, потом все "Б" до тридцатого, и "Г" до последнего, а уж этот будет "А".

3
{"b":"53588","o":1}