ЛитМир - Электронная Библиотека

А сама Эмма в это время улыбалась, глядя на Тони.

— Тони, давай поставим проблему таким образом: если я выйду на линию огня и прикрою тебя, то за это мы должны лучше узнать друг друга, не так ли?

* * *

— Повтори еще раз, что ты ей сказал! — в который раз потребовала Пэт. Глаза ее горели неистовством.

— Я сказал, что если ей и удастся кого-либо трахнуть, так это будет она сама.

Пэт при этих словах жестко ухмыльнулась. Она готова была заложить душу черту, лишь бы присутствовать при разговоре Эммы и Тони. Никогда раньше она не одобряла убийство, а тем более не помышляла о нем. Теперь она готова была пойти и на это. И не только даже в отношении Эммы Гиннес, но и Мелиссы Вэйн.

— А как в отношении жалобы Мелиссы?

— Понятия не имею. Думаю, что она уже знает мой ответ.

— Итак, значит, все кончено, — рассмеялась нервно Пэт.

— Да, я полагаю. Теперь нам осталось лишь ждать какого-либо результата. Либо мы победим, либо нас просто вышвырнут отсюда на улицу.

Тони и Пэт взглянули друг на друга, и любовь, которая снова начала пробивать свои первые ростки, толкала их взять друг друга в руки и нежно прижаться. Сейчас было самое время для поцелуев. Но они не сделали пока первого шага навстречу, поскольку нельзя было игнорировать случившееся несчастье. Да, именно несчастье, иначе и не назовешь тот поворот событий, в котором они очутились. Тони сделал жест настоящего мужчины. Он не поступился своими принципами, не склонил головы перед домогательствами Эммы. Но за это ему грозило отлучение от мира кино и крах его карьеры. А о Пэт уж и говорить не приходилось. Вряд ли судьба еще раз подарит ей шанс стать кинорежиссером. И все это благодаря изощренному коварству и злобе двух таких милых дам… Пэт просунула свою ладошку в руку Тони.

— Послушай, я все-таки рада, что так все случилось. Ведь если бы ты поступил, как требовали Эмма и Мелисса, то мы потеряли бы друг друга…

Тони слушал ее и как-то странно улыбался. Улыбка его была почти нежной. Пэт еще ни разу этого у него не видела й ей захотелось увидеть это снова.

— Тони, скажи что-нибудь мне…

— Что сказать?

— Подумай!

— Э-э… Я люблю тебя! — засмеялся он.

— Нет!

— Я люблю тебя!

— Попытайся еще разок. Тебе нужно потренироваться!

Теперь уже Пэт смеялась вовсю. Она вдруг неожиданно стала счастливой от того, что почувствовала прочную связь между ними. Гораздо прочнее, чем это было раньше, даже тогда, когда у них все еще было хорошо… Возможно, их сплотила общая беда и общий враг…

— Тони, так что же мы будем делать дальше? — спросила Пэт, прижимаясь к нему. Ей казалось, что сейчас вдвоем им удастся обо всем договориться в отношении будущего. — Я могу предложить тебе порыться в наследстве Алабамы…

— Да там сам черт ногу сломит. У тебя глаза на лоб вылезут, пока все разберешь. Надо по крайней мере десять человек для этого…

— Зато у нас будут такие деньги, о которых мы даже и не могли мечтать.

— Пэт, я актер, и я должен играть. Иначе я не могу.

В его словах слышался очень мягкий упрек, но Пэт было ясно, что именно сейчас их любовь проходит проверку на прочность.

— А что ты сам думаешь делать, если тебя выгонят?..

— Пока не знаю. Буду ходить по конторам, стучаться в запертые двери, упрашивать, умолять…

— В графстве Лос-Анджелес? — Это было там, где была Пэт, где находилось наследство Бена Алабамы, но не было вакансий для актера. Пэт это отлично знала. Но это знал и Тони.

— Нет, не в Лос-Анджелесе, а в Нью-Йорке.

Пэт затаила дыхание. Вот оно! Амбиции вновь могут их разлучить надолго. И кто знает, когда они почувствуют, что та духовная связь, что сейчас прочно связывала их, начнет ослабевать и исчезнет окончательно… Если бы не было ее, Пэт. Если бы не было их встречи, то Тони сейчас мог бы смело шагать навстречу своей славе. Он мог бы даже перешагнуть через свою гордость, зажмуриться и проскочить сквозь зловонный тоннель на пути к ослепительному будущему. Но была Пэт. И она была грузом за его плечами, который грозил утопить их обоих или его одного.

Черт! Она не могла допустить развития событий по-такому сценарию. Она не хотела снова его терять и таким образом. Должен же быть какой-то выход. Неужели зло побеждает добро? В ее голове возник образ жирной, самодовольно улыбающейся Эммы Гиннес. Пэт с трудом удержалась от того, чтобы не всадить ей нож в сердце, мысленно конечно.

— Тони, мы должны что-то предпринять. Мы должны шевелить мозгами, обратиться к прессе, в ООН, не знаю куда еще. Но мы не должны сидеть сложа руки и пассивно ждать развития событий.

— Забудь об этом. Что мы сейчас можем сделать? Возбудить иск против руководства киностудии «Космос»? На каком основании? Приставания женщины к мужчине? Глупость, нам никто не поверит. И ты истратишь миллиард долларов только на то, чтобы оправдаться, в то время как станешь объектом насмешек газетчиков…

Пэт подошла к Тони. Она опустилась перед ним на колени.

— Тони! Я не позволю им разлучить нас. Я не позволю им разрушить наше будущее! Я не дам им это сделать, не дам! Тони! помоги мне…

Пэт рыдала, и слезы лились потоком по ее щекам. Она тщетно пыталась вытереть их ладонями. Тони стоял и смотрел на плачущую девушку, пытаясь ее успокоить.

— Послушай, Пэт. Я могу продать страховку, и у нас будут деньги, чтобы прокормить парочку-другую детишек… — сказал Тони, и это было самое лучшее лекарство, которое он смог достать.

Пэт перестала плакать и робко улыбнулась. Ее мысли потекли в совершенно ином направлении. Она уже не чувствовала себя самой несчастной Пэт на свете.

— Я пойду к Латхаму и попрошу его. Я ведь все-таки спас жизнь этой скотины. Но если честно, то у меня мало шансов на удачу. Ты слышала, как этот прохвост отдал всю полноту власти над студией Эмме Гиннес? А унижаться и валяться в пыли, умолять его я не стану.

При этих словах Пэт замерла с открытым ртом. Она уже мгновенно поняла, что будет делать. Тони не унизится до того, чтобы просить награду за то, что спас жизнь Латхаму, вытащив его из морской пучины. Это сделает она сама. И потом, она попросит Латхама и еще кое о чем.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Дик Датхам быстро и целеустремленно шагал по берегу океана с таким видом, словно в конце его ждали ключи от рая. Пэт Паркер вынуждена была порой бежать даже вприпрыжку, чтобы не отстать от него. Задыхаясь и проглатывая окончания слов, Она оживленно что-то доказывала ему, перекрывая шум ветра.

— Нет, Пэт, даже не проси меня об этом. У меня и без тебя кругом идет голова. Эти факсы, телексы, междугородние переговоры… И потом, Эмма совсем обезумела. Я не знаю, что ей наговорил Тони, но она просто алчет его крови. Она хочет его смерти, она готова растерзать его на кусочки, смести с лица земли, и самое безобидное из этого лишь ее твердое намерение уволить Тони… И пожалуй, следующей будешь ты, Пэт Паркер. Эмма совсем потеряла голову, я пытался ее образумить, но все было бесполезно. Я это честно пытался сделать, но мне не удалось, — говорил Дик Латхам, стараясь не смотреть в ее укоряющие глаза…

— Все это чистейшая чепуха. И ты это отлично знаешь, Дик. Ты породил Эмму Гиннес, словно Франкенштейна. Ты ее создал и несешь за нее ответственность. Но ты запросто можешь ее выгнать, и ты просто обязан это сделать. «Космос» твоя затея, и не отказывайся от нее. Выгони эту стерву, а не меня с Тони. Никто не понимает и не одобряет твоего выбора в отношении Гиннес. Если ты избавишься от нее, тебя все поддержат.

— Не учи меня, как делать дела! — взорвался Латхам и раздраженно посмотрел на девушку.

И как это ей удалось наступить прямо на мозоль?! Никто еще никогда не говорил Латхаму, что он сделал неудачный ход, неверный выбор. Никто и никогда!

— Прости меня, Дик. Но я немного не в себе от злости и досады. И вовсе не из-за себя, а из-за Тони. Ты знаешь, из-за чего заварилась вся эта каша? Мелисса Вэйн потребовала, чтобы Тони занимался с ней любовью по-настоящему на съемочной площадке. Актерская игра ее не устраивает. Ей требуется жизненная правда. А потом Эмма прочитала жалобу Мелиссы на Тони. Ну, что у него пахнет изо рта, что он плохой актер и так далее. Но это же неправда! Нельзя позволить им творить такие дела! Дик, ты не можешь этого допустить, не можешь. Это… это… — Тут Пэт замялась, она не хотела, чтобы прозвучало слово «неправильно». — Это непрофессионально! — наконец нашлась она.

102
{"b":"5361","o":1}