ЛитМир - Электронная Библиотека

Что же касается дуэта, то до песенки Сони и Шер девушки кокетничали и изображали влюбленных. И пока улыбающаяся во весь рот Мадонна убеждала публику неверить никаким пересудам и слухам относительно ее отношений с Сандрой, последняя лукаво утверждала, что слухам верить можно.

Всевидящий, оснащенный звукозаписывающей аппаратурой фотоаудиокомплекс «Никон» стараниями Пэт отснял всю сексуальную сцену, включая и ту, когда девушки изменили слова песенки на свои собственные. В зале зазвучало:

Что с того, что нет мужчины, Обойдемся без него!

Пропев этот куплет, Мадонна и Сандра дотронулись до специального разреза в своих цветастых джинсах. Их бедра напряглись, головы откинулись назад в едином порыве. Пэт успела запечатлеть это на пленке.

Искушенная публика ревела от восторга. Представление, которое она увидела на бенефисе в пользу исчезающих лесов Земли разительно отличалось от обычных и унылых благотворительных балов и концертов Нью-Йорка, от аристократического Астор-Беркли. Простая бруклинская музыкальная школа утерла всем им нос. Да и публика состояла вовсе не из одних патрициев. Здесь собрались такие роскошные женщины, как Иман, черная и жаркая, как майская ночь, Элла Макферсон, с лучшим в мире телом, пыталась затмить всех… А тот, кто видел бесподобную улыбку блестящей Кристи Бринкли, рисковал потерять рассудок.

Да, на вечере присутствовали и люди, чья могучая энергия принесла всемирную славу Нью-Йорку. Они всерьез были озабочены тем, что каждую секунду на нашей планете исчезает участок леса размером с хорошее футбольное поле. Они пришли на Мадонну, которая убедила их, что только зеленый пояс планеты сможет спасти род человеческий от кислородного голода. Только растения в состоянии справиться с углекислотой, которая грозила поднять температуру, растопить полярные льды и в итоге устроить новый мировой потоп.

Но именно сейчас Клементы, Харинги, Лихтенштейны, Шнабели, Олденбурги, Марденсы, Рухасы об этом не думали. Они вопили, кричали, прыгали и, размахивали руками. Их восторгу не было конца.

Пэт прижала камеру к груди и посмотрела на часы. Было уже полдвенадцатого. Черт! Она может не успеть отдать свой материал.. А это означало, чуо ее сюжет не попадет в утренний номер и перекочует в более поздние издания. А это уже не сенсация. Пэт прикинула, что у неей есть: «Ньюс» и «Пост» печатаются в Нью-Йорке. Общенациональный «Ю.С.Эй. тудэй» может поместить материал в четверг утром. Ну конечно, было еще и телевидение. Например, в программу «Вечерние развлечения». Неплохо было бы попасть и в рубрику «Последние новости». На худой конец, есть журналы типа «Ю.С.» и «Дитэйлс». Так, но сейчас ей просто необходимо сунуть пленку в проявитель и убедиться, что все удалось. Ни один фотограф, как бы велик он ни был, никогда не мог быть уверен до конца, что все в порядке, пока лично не убедится в этом.

Толпа стала потихоньку двигаться к выходу. Мелькали умопомрачительной раскраски футболки, майки, комбинезоны, мешковатые брюки, фраки, галстуки всех цветов радуги.

Только теперь высунулись объективы камер «Сони» и фаллической формы направленные микрофоны. У всех было не более семи секунд. Исследования, проведенные на телевидении, показали, что этого вполне достаточно для того, чтобы показать все нужное. И лишь Пэт Паркер, обогнув фоторепортеров, поспешила вниз, выискивая по дороге своего водителя Джеда. Высматривала она и свой «рэнд-ровер», затерявшийся в маслянисто-черном сиропе лимузинов. Наконец она его нашла, позвала по имени и даже замахала руками, чтобы он смог увидеть ее в толпе людей. И именно в этот момент она столкнулась с Кенни Шрафом.

Художник был высоким, хорошо выглядящим мужчиной с коротко постриженными волосами. Был он нервный как черт. Эта вечеринка была творением его рук. Сначала он втравил в это дело Мадонну, следом, вроде сам по себе, появился легендарный Боб Вэйр. Ну а потом — и острая на язык темпераментная Сандра Бернар. Ее дуэт с Мадонной превратил вечеринку в нечто незабываемое. На сцене Кенни Шраф произнес бестолковую и сбивчивую речь. Нервная жестикуляция выдавала страшное напряжение. А тут еще один повод для полного счастья — кто и какого черта дал этой проныре Паркер разрешение на съемку. Лично он не давал, и Мадонна постоянно настаивала, чтобы не было никаких камер.

Шраф взглянул на возбужденное лицо Пэт Паркер. И тут взгляд его поймал и «Никон», зажатый в руке девушки.

— Пэт, вы не снимали… Вы не фотографировали дуэт Мадонны и Сандры? Вы ведь не делали этого, умоляю, только скажите — не делали? — промямлил он беспомощно.

— Делала, Кенни, — просто сказала Пэт.

Кенни выглядел совсем несчастным. И хотя Пэт стояла рядом, его интеллигентность мешала силой отобрать камеру. И потом он знал, что, если попробует это сделать, она будет драться и, пожалуй, еще и победит…

— Пэт, пожалуйста, не топи меня. Не публикуй эти снимки. Я обещал Мадонне, что этого не будет и… и…

Пэт Паркер тяжело вздохнула. Только этот чертов Кенни знал, как можно сладить с ней. Всю жизнь, начиная с младенчества, ей приходилось сражаться за место под солнцем. Свой шанс она не упускала ни в детстве, ни в юности. И, став профессиональным фоторепортером, она никому не давала спуску. Грубиянов просто съедала на завтрак. Но у тонких, сентиментальных натур, похоже, был шанс.

— Не знаю, Кенни. Я не ломилась силой. Мединна дал мне добро на съемку и даже письменное разрешение.

Вид у Кенни стал еще несчастнее. Казалось, слова Пэт медленно уничтожали его.

— Он не имел права. Была достигнута договоренность, что не будет никаких фотографий. Это главная часть сделки.

— Угу — только и сказала Пэт, тряхнув головой. Ее светлые волосы соблазнительно заструились в теплом вечернем воздухе Нью-Йорка. Ее знание шоу-бизнеса всегда помогало сохранять хрупкое равновесие в отношениях с людьми. Никто не терпит вторжения в личную жизнь, только единицы наслаждаются своими именами в разряде скандальной хроники. Однако все понимают и другое: пресса необходима, если хочешь добиться успеха. Интересно, зачем Мадонне понадобилось создавать этот странный дуэт? Это что, изюминка для бесчисленных друзей? Нет, черт возьми! Мадонна — профессионал до мозга костей и рассчитывает свой имидж с точностью до микрона. Скорее это было проявлением, пусть и неосознанным, новой Мадонны. Она и раньше делала ошибки, и все они были на эмоциональной почве. Возможно, что действо, отснятое на пленку, и есть свидетельство поиска, спонтанного проявления темперамента Мадонны. И пока неясно, будет ли она сама сожалеть об этом, или это новое направление творчества Мадонны. Пэт вздохнула:

— Кенни, Мадонна наверняка хочет, чтобы все узнали о ее выступлении с Сандрой.

Кенни, казалось, готов был вырвать все волосы на своей голове.

— Для нее эта была всего лишь шутка, Пэт, я знаю. Она постоянно дразнится.

Изумлению Пэт не было границ. Брови взлетели вверх, на губах мелькнула недоверчиво-восхищенная улыбка.

— Ну ты и даешь, Кенни!

— Я прошу тебя, Пэт, как друга. Не публикуй снимки. Я знаю Нью-Йорк и его обитателей. Они не будут доискиваться до истины и разбираться — это шутка или это всерьез.

Пэт понимающе улыбнулась. Да, это действительно так. Нью-йоркцы свято блюли впитанное с молоком матери правило: никогда и ни при каких обстоятельствах не быть последними. Мог ли даже роскошный эротический дуэт Мадонны и Сандры Бернар нарушить этот неписаный закон? Именно по этой причине большинство так и не увидели кульминационный момент; те же, кто все-таки оказались аутсайдерами, больше беспокоились о том, где им достанутся места в ресторане. Наверху, в «Индокитае», или в партере у стола «А» вместе с Джоэлами, Веннерами и Клейнами или расположиться в далекой «Сибири» в торце ресторана, вдалеке от теплой улыбки Брайана Мак-килли. Рутина великосветского общества захлестывала собравшихся. У них были свои проблемы, связанные с парковкой их длинных лимузинов. Их волновало, хватит ли сил, чтобы утром попасть к Рудольфу в его «Марс»? И вообще, как выбираться из этого чертова Бруклина, куда их занесла судьба сегодня ночью? Пэт понимала, что ни одна из уважающих себя городских газет не пошлет на вечеринки, подобные этой, специального корреспондента. В лучшем случае штатные писаки возьмут несколько громких имен из пресс-релиза и сообщат, что состоялся такой-то вечер, на котором присутствовали такие-то гости… А простая Америка, та самая средняя Америка, что составляет большинство, лишится вкусной изюминки. И тут Пэт Паркер совершенно неожиданно пришло в голову, что это, может быть, не так уж и плохо!

2
{"b":"5361","o":1}