ЛитМир - Электронная Библиотека

Пэт потянулась за блестящим от масла лососем, возвышающимся на небольшой горке риса. Отрезала кусочек, набрала немного риса и свернула все это в трубочку. Окунула в соус, дав впитаться ему и в рыбу и в рис. Положила сверху зелень и протянула Тони лакомство через стол.

Он принял игру и позволил Пэт покормить себя. Но глаза его неотрывно смотрели на девушку, и думал он, очевидно, тоже не о еде. Это было проявлением редких, особого рода нежности прикосновений рук, обмена взглядами, что случается между любящими людьми. Ну и, в конце концов, это было все действительно вкусно!

— Какой вкусный лосось! Мне нравится! — только и смог промычать Тони с набитым ртом.

Пэт почувствовала, как что-то зарождается глубоко внутри нее. Чувство было настолько сильным, что она не стала сдерживать его, а полностью ему отдалась. Она ревновала к рыбе, которую поедал сейчас Тони. Она сама хотела стать ей, попасть к нему в рот, прикоснуться к его языку и стремительно нырнуть в восхитительную глубину его тела… Пэт знала, что выглядит довольно глупо, уставившись на Тони с полуоткрытым ртом. Она понимала, что он это тоже видит и может принять это за слабость или еще черт знает за что. Но ничего не могла с собой сделать. Вот так сидела и глупо ему улыбалась. Единственное оправдание, которое ей приходило на ум, это то, что она действовала в духе абсолютной честности, чем так гордился Тони.

— Послушай, а что за снимки ты делаешь? Какое направление?

— Направление? Ты о чем? Ах, да. Я делаю репортажи, портреты. Я только что заключила контракт с журналом «Нью селебрити» из Нью-Йорка.

— Это тот самый журнал миллиардера, который возглавляет англичанка?

— Да, все так.

— Ты ее знаешь? — быстро спросил Тони.

— Да, знаю. Это Эмма Гиннес. Мы оказались с ней вместе в гостях, а потом я встретила тебя на пляже.

— Она здесь?

— Ну да. А что такого?

— На днях я с ней тоже встретился. Она была на выпускном вечере в театре-студии Джуллиарда. Потом она подвалила ко мне с классическим предложением: за это я сделаю тебя звездой.

— Эмма Гиннес? Не может быть!

«Ну и что дальше?» — подумала в ужасе Пэт, умоляя Всевышнего не заставлять ее ревновать Тони уже сейчас:

— Ну, я был достаточно тверд, — с улыбкой досказал остальное Тони.

— И что ты ей сказал? — продолжала настаивать Пэт, страшно волнуясь.

— Да все сказал. И довольно грубо. Теперь у меня появились настоящие враги.

«И достаточно могущественные. В плане твоей будущей карьеры». — Мысли подобного рода вихрем пронеслись в голове у Пэт. Она мгновенно вызвала мысленный образ Эммы Гиннес. Коротконогая, плотно сбитая Эмма во главе империи Латхама. Большегрудая Эмма занимается любовью в небе Америки со своим боссом. И наконец, Эмма имеет виды на Тони Валентино. Пэт попробовала продолжить мысленный ряд образов Эммы, но поняла, что делать это на полный желудок небезопасно.

— Да, все именно так и обстоит на самом деле, если ты спрашиваешь об этом.

— И все же я так рада, что ты смог щелкнуть ее по носу! — сказала с облегчением Пэт.

— Я не хочу и не буду работать на нее, — решительно сказал Тони.

— Да, мне кажется, что ей будет легче иметь дело с женщиной, — засмеялась Пэт. — Но она действительно очень забавна, да и умна. Латхам надеется с ее помощью возродить к жизни свой журнал. И она уже наняла несколько талантливых сотрудников, включая и меня.

— А что любит Латхам? — неожиданно спросил Тони. Пэт ответила не сразу.

— Тут надо подумать. Ну, что-то самобытное, рисковое, самостоятельное. Примерно нечто вроде тебя.

Их глаза встретились. Знакомство Эммы с Тони взволновало и расстроило Пэт. Интересно, а расстроит ли его знакомство Пэт с Латхамом?

— И потом, я слышал, что он мерзавец! — Тони отозвался о Латхаме, словно мог читать мысли Пэт.

Пэт просияла. Все стало ясно. Тони ревновал ее!

— Ну, настолько, насколько ему это позволяют!

Минуту-другую они ели в молчании.

— Да, а ты слышал, что Латхам купил киностудию «Космос»? — забросила удочку Пэт. Если многих женщин к Латхаму привлекали его деньги, то, интересно, как отреагирует Тони на возможность сниматься на этой студии.

— Я ничего об этом не слышал, — произнес он медленно.

— А хотел бы ты с ним встретиться?

— А в каком качестве? — продолжил диалог Тони.

— Ну, как мой друг, как актер. А что еще надо?

— И в таком случае он возьмет меня на работу в «Космос»? — Тони даже не скрывал сарказма. В его голосе зазвучали обвиняющие нотки. Он стал подозревать, что предложение Пэт мало чем отличается по своей сути от предложения Эммы Гиннес. Пэт заметила, что он явно был разочарован в ней, поэтому она мгновенно отступила.

— Прошу тебя, Тони. Перестань. Ты знаешь, как все это случается в жизни, и владелец студии вовсе не обязан заниматься кадровыми вопросами. И потом, — Дик Латхам может многое, и он профессионал в своем деле. «Интересно, успокоит ли его это?»

— А скажи на милость, зачем вообще «твоему другу и актеру» встречаться с этим старым фертом? — сорвался с его губ вопрос.

— Остынь, Тони. Это было всего лишь предложение. Мне кажется, что у Латхама есть очень много хороших контактов и связей, которые могли бы и тебе пригодиться. Это же Калифорния! Тони, ты сейчас находишься в Малибу! Ты что, не понимаешь, как все происходит в этой жизни? Так все поступают.

— Все, кроме меня! — просто ответил Тони. В его голосе не было гнева, было только желание, чтобы она его смогла понять. — Я хорош в том, что я делаю, и как я делаю. И я собираюсь оставаться самим собой и дальше. Я не хочу никого расталкивать локтями и пинать ногами в борьбе за лучшее место под солнцем. Разве ты так не поступаешь в своем деле фотографа?

— Нет, я так не поступаю! — Голос Пэт даже задрожал от переполнивших ее эмоций. — Послушай, ты. Мир просто переполнен неизвестными талантами и дарованиями. Они просто валяются под ногами. Я уверена, что есть фотографы, которым я и в подметки не гожусь. Но их никто не знает, они никто и останутся безвестными, если будут следовать твоей жизненной философии. Ты должен научиться сам продавать свой талант в этом мире. Иначе тебя никто не заметит и не востребует. На мед мухи слетаются быстрее, чем на уксус! Совершенно недостаточно просто быть талантом или гением. Сегодня себя надо нужным образом преподать. И если актер или еще кто не в состоянии справиться с этой задачей самостоятельно, то тогда нанимают специальных людей — коммерческих агентов.

Пэт даже стукнула кулаком по столу, чтобы подкрепить свою мысль.

— Если ты действительно веришь в свои силы, ты никогда этим заниматьея не станешь. Ты толкаешься, царапаешься, кусаешься только потому, что не уверена в себе, в своих возможностях. Ты боишься, что иначе тебя не заметит публика, не распознает и не полюбит. Это глубокое заблуждение. Люди все видят и понимают сами, без подсказки. А так, ты зашориваешься и становишься крайне однобокой. И вся энергия и дарование растрачиваются на пробивание в этой жизни, и ничего не остается не только про запас, но и на саму игру.

Пэт перевела дух. Было что-то невозможно притягательное в его наивной простоте. Жизнь пока его еще не научила драться. Возможно, конечно, что и не научит. В этом тоже было что-то загадочное и непонятное. Но при этом его воля была точно нацелена на достижение определенных целей. Это было совершенно определенно.

— Тони, послушай меня, — взмолилась Пэт. — Если бы ты занимался театральным искусством только для собственного удовольствия — тогда не было бы никаких вопросов. Тогда бы ты мог делать все, что тебе заблагорассудится, не обращая внимания ни на кого. Но если ты ставишь перед собой иные цели — тогда тебе просто необходимо, чтобы мир узнал о тебе. Тебе нужны слава, известность. Черт! Ты же хочешь стать кинозвездой! И это совершенно нормальное желание. Оно точно такое же, как стремление заработать хорошие деньги. И в нем нет ничего постыдного и плохого. Я просто хочу, чтобы ты сделал все необходимое для завоевания успеха. В противном случае, как бы ты талантлив ни был, тебе не грозит больше, чем место где-нибудь в отделе сбыта видеороликов… Ты меня понимаешь?

34
{"b":"5361","o":1}