ЛитМир - Электронная Библиотека

Мелисса чутко уловила обвиняющие нотки в его голосе. Она поняла, что сделала какой-то промах. Теперь надо было как можно быстрее выходить из ситуации, поскольку сострадание не было отличительной чертой актрисы и ей не улыбалось сейчас провести такой многообещающий вечер в воспоминаниях об умершей.

— Э-э-э… когда она… э-э… ну, это произошло? — вяло промямлила Мелисса, стараясь не употреблять слово «умерла». Она в надежде оглянулась, осматривая комнату, надеясь найти предмет, на который можно перевести этот неприятный разговор. Тони ей ничего не ответил на этот, в сущности, риторический вопрос. Он понял, что ей нет никакого дела до его матери. Но он и не винил ее за это. Утрата была его делом, его горем, а не ее.

Они взглянули друг на друга. Мелисса невольно кокетливо улыбнулась, разгоняя неожиданную напряженность, заменяя ее другой, той, что возникает между мужчиной и женщиной, когда они еще не любят, но уже хотят друг друга… Они словно магнит и железо потянулись друг к другу, между ними словно проскочила искра, высветившая их нетерпение познать друг друга, закрыть все белые пятна или, наоборот, приоткрыть их на теле друг друга…

— Иди ко мне, — услышала Мелисса и вздрогнула. Тони украл ее роль. Это должна была быть ее инициатива как женщины! Как кинозвезды, наконец! Он должен быть актером в студии, но она — режиссером. Мелисса неожиданно почувствовала раздвоение — одна ее часть хотела восстановить попранную справедливость и взять инициативу в свои руки. Другая — не хотела спешить, ей было любопытно, чем все это кончится. Наконец она взглянула на Тони с покровительственной улыбкой.

«Ладно, будь по-твоему! Начнем по-твоему, но кончим как я хочу», — говорили ее глаза, ее нетерпеливо ждущее любовных ласк тело. Она медленно подошла к Тони, но буквально за сантиметр до него остановилась. Точки ее сосков угрожающе выпирали сквозь тонкую ткань, когда она замерла перед ним, дразня его своей близостью. Она грозила ему всем: тяжелым прерывистым дыханием, напряженными бедрами, точеными ногами, розовым язычком, облизавшим пересохшие губы. Через секунду он должен до нее дотронуться, и по прикосновению его пальцев он сам предопределит свою судьбу. Мелисса укажет ему его место при малейшем колебании, при малейшей заминке. Она поставит его на колени, заставит склониться перед собой.

Тони ничего подобного не испытывал и не горел желанием испытать. Переживания остальных его мало трогали, а тратить свое время на исследование их он вообще считал пустой тратой сил. Да и зачем? Сейчас прямо перед ним стояла кинозвезда, готовая к сексу, созревшая, словно персик, вот-вот готовый упасть. Женщина была красивой и пользовалась этим в своих интересах. Это же делало ее жестокой и бескопромиссной. Но ему было на это абсолютно наплевать. Он знал, что сейчас она стояла на ковре его спальни перед его кроватью всего лишь для того, чтобы доставить ему чувственное удовольствие, чтобы помочь ему забыть все его неприятности с Пэт Паркер, чтобы забыть нахлынувшие болезненные воспоминания о его безвременно умершей матери…

Тони запустил свою руку ей в волосы на затылке, притянул к себе. Он сделал это не грубо, но властно и умело. Ее губы замерли в миллиметре от его, ее ноздри были рядом с его. В ее глазах Тони заметил признаки страха, так не присущего этой самоуверенной роскошной самке. Он впился поцелуем в ее пухлые, чувственные губы, но это был поцелуй не любовника, а смертельного врага, непередаваемый по напору и агрессивности. Он вторгся в ее рот. Его язык бесцеремонно хозяйничал в нем. Его зубы клацнули о ее. Это было уже почти больно, совсем не похоже на нежные ласки любви. Мелисса вдруг почувствовала себя пленницей в его крепких руках. Он крепко продолжал прижимать ее к себе. Мужской дух бил ей прямо в ноздри. В ее живот упирались его крепкие мускулы. Мелисса задыхалась, но он не обращал на это никакого внимания. Одной рукой он потянул за ее волосы, откидывая голову назад, другой начал расстегивать ее бюстгалтер. Крючок за что-то зацепился, Тони резко рванул, и из разорванного лифчика выпорхнули ее полные груди. Тони вновь резко притянул Мелиссу к себе, буквально расплющивая ее на своей широкой груди.

— Тони!.. — попыталась сказать что-то Мелисса, едва он отпустил ее губы. Она хотела попросить его быть понежнее, не спешить, не причинять ей боль грубыми движениями… Да, все так, но она вдруг поняла, что ее тело стало жить отдельной от нее жизнью. Оно хотело, чтобы его тиска-ш, мучили, крутили и рвали на части! И оно было готово откликнуться на его грубые ласки…

Тони отлично все это видел и отнесся к Мелиссе, словно он объезжал дикую кобылицу… Он отпустил ее, дал немного отдышаться, затем положил руки ей на плечи и, пристально глядя немигающим взором ей в глаза, надавил, понуждая ее опуститься вниз. Мелисса почти рухнула на колени, полностью растерянная, дезориентированная неожиданным поворотом любовной игры, но одновременно и вся трепещущая от охватившего всю ее восторга. Никто так прежде не относился к ней. Никто еще не делал с ней ничего подобного. Сейчас ее лицо было прямо напротив пышущего жаром, рельефно проступающего из голубых джинсов мужского естества. Мелисса четко видела его очертания, даже сквозь плотную ткань. Она прижалась к нему щекой и обеими руками начала гладить свои груди, пощипывая соски. Она уже почти находила наслаждение в том, как с ней обращались, она уже почти гордилась тем, что ей сейчас предстоит сделать впервые в жизни. Мелисса потянулась рукой к напряженной струне его бедер, приложила свою ладонь к нему и мягко погладила, все сильнее приходя в экстаз от неожиданного развития событий. Она гладила его достоинство, все крепче выпиравшее на волю, полностью покоренная его мощью и устрашенная ледяной решимостью расправиться с ней. Мелисса медленно расстегнула молнию, и мощная пружина выбросила на свет божий его плоть, которая уткнулась ей в щеку, обжигая своим жаром. Мелисса обняла основание его древка, набрала в легкие воздух, переводя дыхание. Она ощущала биение его пульса в его горячем и твердом копье, она чувствовала запах его пота, его волос… Она гладила его вверх-вниз, по кругу, нежно прикасаясь к самой вершине и снова сбегая пальцами вниз к мощному фундаменту. Понукаемая его руками, она вплотную склонилась над его плотью. А его руки продолжали давить на нее, не оставляя сомнений в том, что он хочет, что ждет от нее. Он не давал ей ни секунды на размышление. Его руки, обхватившие ее затылок, грозили смертью за промедление. Мелисса судорожно вздохнула в предчувствии неминуемого, что ей предстояло испытать. Она почувствовала толчок его рук, буквально ткнувших ее к его плоти. Он требовал четкого и немедленного подчинения и выполнения его команд. Мелисса осторожно приняла его в свой широко раскрытый рот, нежно пройдясь от основания до вершины влажными губами. Негромкие постанывания Тони помогали Мелиссе определить, что и как ему нравится. Она приняла его в свой рот, сначала вершину, а затем и всего его. И только сейчас она поняла, что он задумал. Руки, сжимавшие ее затылок, усилили давление, бедра, в которые она упиралась головой, напряглись. Он усиливал давление, проталкивая свою плоть все глубже в ее горло. В панике, что она задохнется, Мелисса попыталась поймать его взгляд, посмотреть, наверх. Но была сурово остановлена его рукой, больно дернувшей за волосы. Он еще более усилил давление, понуждая ее открыть рот на всю ширину, и все равно он был еще такой огромный и… он уже грозил проскользнуть ей дальше в горло! Тони уже прямо угрожал ее жизни, все так же мало об этом заботясь. Он наслаждался, окунувшись в ее теплую и влажную пещеру, бродил по ней, что-то выискивал, куда-то стучался или входил без разрешения. Какое-то время он полностью оккупировал ее, перекрыв все пути для дыхания. Мелисса чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Неожиданно он резко отступил, и в ее легкие хлынул живительный поток воздуха. Мелисса невольно попыталась избавиться от его плоти, даже попыталась оттолкнуть его железный, без капельки жира живот подальше от своего лица. Но тут измена пришла с неожиданной стороны, избавиться от Тони хотело ее сознание, тело же хотела продолжать. Эти два взаимоисключающие желания сменяли Друг друга с невероятной быстротой, победило тело. Она вновь обхватила его горячую плоть и притянула к себе, снова ввела в свои губы. Она услышала, как нехорошо засмеялся Тони при ее выборе решения, как отбросил даже малейшие намеки на нежность и участие, как стал снова и снова бить ее своим копьем. Но сейчас они молча смогли прийти к какому-то соглашению, и поначалу беспорядочные его толчки и тычки сменились определенным ритмом, в котором и Мелисса нашла себе усладу. Так и сменялись угрозы и обещания, наступления и отступления. Она применилась к его манере и уже не видела ничего особенного в том, как он ее брал. Был, правда, небольшой нюанс — это то место, которое он выбрал для проникновения в нее, но у каждого свои причуды. Сейчас это уже не занимало ее, ее волновало другое. Она вдруг осознала, что все это ведь чем-то кончится. А чем? И как это будет? Что будет она при этом делать? Тони словно почувствовал ее инстинктивный испуг и замедлил свой темп, почти остановился. Его руки на ее затылке все так же сильно давили, но сейчас она уже не мучилась от боли. Она испытывала странную смесь восторга, боли и близящегося экстаза. И теперь она уже мгновенно реагировала на каждое его движение, пусть даже малейшее, она подстраивалась под него, стремясь доставить наивысшее блаженство. Тони замер, прекратив свои поступательные движения.

60
{"b":"5361","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследники стали
О чем молчат мертвые
Да будет воля моя
Приморская академия, или Ты просто пока не привык
Какие наши роды
Запредельный накал страсти
Тенеграф
Возвращение блудного самурая
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости