ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пистолет показался единственно реальной вещью в этом пустынном и почти враждебном доме.

Суров взял "веблей" в левую руку, выдвинул магазин. Двух патронов недоставало. Он знал. Двух...

...Красный песок. Брезентовый кокон. Солнце катится вниз... Магазин с щелчком стал на место. К черту воспоминания! И тут его пронзило: Глаузер! Глаузер нужен ему. Только он этой дьявольской ночью. Да!

Немедленно.

Он набрал номер. Против ожидания ответили сразу.

Женский голос. Услышав его интонации, Суров сразу внутренне подобрался.

Там что-то случилось.

- Я прошу соединить с Глаузером!

Отдаленно на том конце слышался шум, похожий на людской гомон. Женщина замолчала, потом раздался щелчок и низкий мужской голос произнес:

- Глаузер не может подойти. Кто его спрашивает?

Суров назвал себя. После короткой паузы мужчина сказал:

- Это полицейский уполномоченный, - Суров не разобрал фамилию. - К сожалению, вам не удастся поговорить с вашим другом. Три часа назад Максим Глаузер умер.

Не поворачивая головы, Суров нащупал кресло, тяжело опустился. Известие его поразило. Смерть Глаузера представлялась немыслимой. Суров запрокинул голову. Его охватило оцепенение, казалось, он даже перестал моргать. Что-то свершалось сейчас вокруг него, что-то неподвластное его воле, некая сила, холодная и непримиримо враждебная, воплощала не торопясь свой замысел, ни помешать, ни постигнуть конечную цель которого он был не в состоянии. Он намеревался сделать свою игру, но его вынудили принять участие в партии, правил которой он не знал.

В этом кошмаре единственной опорой мог оставаться вопрос: кому все это нужно?

Деснос. Все-таки он. Это он разделался с Глаузером... Суров поднял веки. Оглушительный звон и тяжкий удар следом прервали его мысли. Уверенный, что в спальне взорвалась граната, Суров вскочил. Щелчок выключателя.

Он замер у двери. Большое окно с двойными калеными стеклами было выворочено. В спальне гулял ветер, шторы развевались траурными знаменами. Ураган наконец взялся за дело по-настоящему. На улице царил ад.

Какая-то тень вздыбилась в углу. Суров повернулся к своей кровати. То, что он увидел, заставило его содрогнуться.

Сухая макушка эвкалипта толщиною с ногу, накренясь, торчала из матраса. Она пробила его насквозь и проломила паркет. Силу, с которой ее зашвырнуло в спальню, было невозможно представить.

Суров несколько секунд созерцал это зрелище. И тут, словно в дурной пьесе, окончательно погас свет.

Это его чуть не доконало. Он недвижно стоял в темной, ставшей неузнаваемой спальне. Сквозь разбитое окно ураган гнал мусор из сада вперемешку с водяной пылью. Мертвый электрический свет разрядов спятивших с ума небес озарял воцарившийся хаос. Стараясь не задеть кровать, Суров на ощупь выбрался из спальни.

В гостиной несколько мучительных минут он шарил в дальнем углу шкафа, пока не разыскал пачку свечей.

Мутный неверный свет не улучшил настроения. Суров двинулся к прихожей. У выхода он задул свечку.

Мятущийся восковой огонек угас.

Над морем бушевал ураган. Хрустели наружные стекла. Небесная влага мчалась параллельно земле; парк превратился в массу черной кипящей пены. Два огромных дерева рухнули одно за другим, беззвучно, словно бумажные. Пол под ногами дрогнул.

Он придвинул кресло. Выдержали б окна! Снаружи негде укрыться, но отсюда свет фар с главной аллеи будет виден. Хотя, возможно, Деснос предпочтет не рисковать.

Ветер усилился. Внезапно Суров поднял голову, прислушиваясь. Ему показалось, что из комнат Дианы доносится слабый шум. Он опустил руку... Карман его был пуст. Где?! Суров вскочил. Где "веблей"? Он быстро вспоминал: ореховый столик, гостиная, спальня... Спальня? Да, вероятно. Он выругался. Выбранная позиция была удачна - его нельзя сразу обнаружить ни с улицы, ни от внутренней двери. И все же придется идти. Суров прислушался. Тихо.

А если Деснос теперь пожаловал не один? Кто сказал, что он не мог захватить с собой одного-двух помощников?

Стоп!.. Снова звук сверху -теперь вполне отчетливо.

Быстрее найти пистолет! Придется рисковать. Хотя...

Через террасу можно выбраться в парк. Тогда есть шанс, к рассвету он будет уже далеко. Да, если дом не окружен. Насколько можно быть в том уверенным? Его могут подстрелить, едва он спустится вниз.

Суров представил, как бежит, пригибаясь к земле, в ожидании пули. Нет, он не доставит греку подобного удовольствия.

Он нашел "веблей" в спальне, возле кровати. Пистолет был мокрым, словно побывал в колодце, да и сама комната успела насквозь пропитаться влагой. Ставни сорвало, одна половина повисла на выдранной петле.

Голос бури стал оглушающим, но когда Суров отступил от окна, он вдруг различил в грохоте шторма слабую звенящую ноту.

Звук был знакомым. Он оборвался через мгновение... Нет! Показалось? Вот, опять!

Автомобильный клаксон.

Суров приблизился к разбитому проему окна и выглянул. Ветер ударил ему в лицо. Мгновенно промокнув, Суров вцепился в подоконник. Было нечем дышать, он захлебывался от дождя. Бесполезно. В такую ночь танк не разглядеть в метре от себя, не то что автомобиль.

Гудок то затихал, то вновь становился отчетливо слышен. Это могла быть Диана, это мог быть Деснос, это могло быть чем угодно. Ловушкой.

Суров хрипло дышал. Сигнал выматывал душу. Нервы были на пределе. Требовалось закончить со всем этим быстрее.

Наружу он выбрался через кухню - здесь ставни окон открывались изнутри. Дверь исключалась, не хотелось испытывать судьбу.

Сила шторма ошеломила его. Одетый в тяжелый прорезиненный плащ, Суров все равно ощущал себя голым. Он низко пригнулся и сделал несколько неверных шагов.

Насколько он мог разобрать, звук клаксона доносился от главных ворот. Суров свернул с дорожки, продравшись сквозь высокие кусты. Он прекрасно ориентировался здесь даже ночью, и глупо было бы это не использовать. Но и тут, в зарослях, ветер заставлял отвоевывать каждый шаг.

...Он не сразу понял, что перед ним машина. Дождь заливал глаза. Автомобиль выглядел, как раздавленный мокрый жук. Сверкнула молния, и лаковая поверхность металла отразила зеленый огонь.

6
{"b":"53616","o":1}