ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каков есть мужчина
Предприниматели
Невеста Черного Ворона
Солнце внутри
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Дворец Грез
Время не знает жалости
Человек, упавший на Землю

И все же, и все же… было такое чувство, что угроза еще не миновала. Как ни пыталась, Мэгги не могла понять, откуда исходит опасность, не знала, что это за опасность и с чем она связана, однако интуитивно ощущала ее, и ошибки тут быть не могло. Опасность тихо плыла по воздуху, распространяя отвратительный гнилостный запах, еле уловимый, но неотвязный, присутствующий в зале, но невидимый. Этот запах вызывал тревогу у тех, кто его чувствовал.

Но ничего плохого не могло произойти. Улыбка Бобби излучала доброту и страстное желание завершить то, что ему следовало бы сделать много лет назад. С его стороны счастью ничего не угрожало. Со стороны Кэролайн Стэнсфилд тоже, она выглядела обеспокоенно, но вполне в норме. Любая мать испытывает тревогу на свадьбе своего старшего сына. Когда-то она была недругом Лайзы, но все это давно в прошлом. Старая и сгорбленная, она все еще обладала ясным умом. Мэгги немного поговорила с ней чуть раньше, и из слов пожилой женщины явствовало, что она вполне одобряет этот брак.

Снова Мэгги перевела взгляд на Скотта и моментально поняла, что именно от него лучами расходятся волны тревоги. От Скотта и Кристи. Дело было не только в том, что они нервничали – сейчас у всех нервы были напряжены. Дело было в чем-то другом. Оба они были бледны, а в облике Скотта отсутствовало обычное для него ленивое спокойствие. Все его жесты казались ненормально резкими и натянутыми, как будто кто-то заменил красную кровь в его жилах концентрированным раствором кофеина. Он явно чувствовал себя неловко в парадном костюме, но дело было совсем, совсем не в этом. И почему его неспокойные глаза то и дело обращаются к телефону, который стоит на столике рядом с ним?

Кристи буквально слышала стук своего сердца. Она никогда не думала, что кончится этим. Одна ужасная проблема пришла на смену другой. Сначала потерялись пробы крови, и целую ночь она пролежала в кровати, не смыкая глаз и зная, что в это время Скотт тоже вертится с боку на бок и не может заснуть. Они забросали всемогущего Господа молитвами, упрашивая его, чтобы образцы, если их найдут, оказались в холодильнике, а не в каком-нибудь теплом и душном углу лаборатории, где температура сделала бы их непригодными для проведения анализа на группу крови. К десяти часам утра пробирки обнаружили, а до свадебной церемонии, которая могла привести к катастрофе, оставалось всего два часа. Но даже тут вмешалась судьба. Крупная автомобильная авария потребовала напряжения всех сил лаборатории клиники «Добрый самаритянин», где в качестве особого одолжения проводился анализ крови пары Стэнсфилд – Блэсс. Весь персонал был занят переливанием крови, и лаборант отложил заявку, помеченную фамилией Стэнсфилд, в долгий ящик. Делать было нечего, оставалось только ждать… смотреть… и слушать.

– Дорогие… друзья. Мы собрались здесь сегодня по очень радостному случаю. Сегодня мы являемся свидетелями того, как вступают в священный брачный союз Роберт и Лайза…

Сознание Скотта оцепенело. Хотя он слышал слова, знаменующие начало церемонии, для него ничего не существовало на свете, кроме телефона. Телефон занял собой весь зал, превратился в живое, дышащее существо, более реальное, чем все участники разыгравшейся человеческой драмы. На другом конце зала он видел встревоженные, вопрошающие глаза Кристи. Кто-то – может быть, это был он, а может, и нет – грустно улыбнулся ей.

Перед главным событием отец Брэдли позволил себе несколько вступительных фраз для разминки, чтобы затем перейти к своему пятнадцатиминутному триумфу.

– Это воистину замечательно, что Господь собирается благословить двух своих наиболее достойных слуг и вознаградить их вечным счастьем…

Теперь собравшиеся затихли. Удобно усевшись, они могли насладиться этими столько уже раз звучавшими словами, как изысканной закуской, предшествующей основному блюду, – самой церемонии.

Лайза думала о предстоящей ночи, когда они с Бобби будут любить друг друга, как уже было столько лет назад. Страницы времени, с которых все еще капает кровь, пролившаяся из ее душевных ран, наконец-то будут очищены.

Сердце Бобби наполнилось гордостью. Все осуществилось. Бог благословил его и будет благословлять и дальше. Вместе с Лайзой он возобновит путь к величию. Все выше и выше, на штурм небесных высот Америки.

Тихое щебетание телефонного аппарата прозвучало для всех присутствующих подобно ядерному взрыву.

Колотившееся до этого сердце Кристи будто разом остановилось.

– О Господи, – прервал отец Брэдли свой очередной штапм. – Неужели никто не догадался отключить телефон?

Бобби, которому пришла в голову та же самая мысль, с трудом подавил в себе раздражение.

– Ошиблись номером! – громко сказал он под общий смех.

Лайза оставила последнее слово за собой.

– Скорее, это из моей конторы. У одного из авторов не идет роман, и ему надо выговориться, чтобы дело могло двинуться дальше.

Рука Скотта метнулась к трубке мощно и точно, словно атакующая гремучая змея, пока вокруг в переполненном зале все пытались прикрыть недовольство неожиданной помехой добродушными шутками.

Четыреста пар глаз уставились на него, четыреста пар ушей насторожились, приготовившись слушать.

– Да, – сказал Скотт. – Да, правильно. Ага. Я понимаю. А что конкретно это означает? Ага. Вы уверены? Ошибки не может быть? Точно не может? Нет. Я понимаю. Спасибо. Спасибо.

– Ну что там еще такое? – недовольно спросила Кэролайн Стэнсфилд. «Почему у Скотта такой вид, словно он встретился с привидением?»

В восьми сотнях ушей резким ударом отдался звук опустившейся на телефонный аппарат трубки.

Голос Кристи довольно громко произнес только одно слово:

– Скотт.

Всего одну секунду Скотт единолично хранил свою великую тайну.

Наконец он заговорил.

– Ну, в чем дело? – сказал он. – Почему застопорилась эта чертова свадьба?

104
{"b":"5362","o":1}