1
2
3
...
43
44
45
...
104

Затем совершенно неожиданно они въехали на крутой подъем, который вывел их на ровную дорогу с терявшимся по обе стороны от нее во тьме ландшафтом. Слева засверкали огнями громоздящиеся постройки, выкрашенные желтой краской, и среди них бросалось в глаза большое, похожее на пагоду строение, стоявшее точно сторожка для охраны той площадки, которую они пересекали. Прямо перед ними мерцали огни еще одного дома. Приземистые, построенные на одном уровне симметричные крылья здания обрамляли центральную террасу и передний двор.

Лайза увидела стены, покрытые штукатуркой цвета фламинго, жуков, пляшущих в потоках света, услышала тихие звуки оркестровой музыки. Так вот он какой. Дом принцессы Маргарет. Тот дом, где она будет жить следующие три или четыре дня. Господи!

Брайан Александер выключил двигатель.

– Вот и приехали.

– Что это значит? – спросила Джо Энн. Востребованность французского на улицах Бронкса была ограничена.

– «Прекрасные воды», – пришла на помощь Лайза. Черный слуга открыл дверь.

– Черт побери, как же мне к ней обращаться – принцесса? – озабоченно прошептала Лайза.

Бобби рассмеялся, когда их провели в гостиную, но ничего не ответил.

Лайза осмотрелась вокруг. Она ожидала совсем не этого. Не столько официально или величественно, сколько очаровательно. Плетеная мебель с соответствующими подушками, два кресла рамочной конструкции из нержавейки, примерно такие, как у них в Джефферсон-Уорд, письменный стол светлого дерева, на котором стояли на страже два ярких фарфоровых попугая. Стандартные лампы местного производства с абажурами из рафии и шаблонными коралловыми основаниями. В правой части комнаты располагался обеденный стол на восемь персон. Оранжевые свечи, торчащие из стеклянных канделябров, без сомнения, были подобраны специально под полотно с изображением оранжевой рыбы, выполненным далеко не мастерски. В остальном же вещи в комнате напоминали ей собственную комнату: множество потрепанных книг в мягких обложках на полке, гора аудиокассет, дешевенький и довольно древний черно-белый телевизор. Архитектура дома намного превосходила внутреннее убранство комнаты, начиная от бетонного пола с геометрическим орнаментом до белесого, обесцвеченного дерева на потолке. Однако истинное достоинство помещения явно заключалось в открывавшемся отсюда виде. Лайза глаз не могла отвести от залитого светом прожекторов бассейна, расположенного за высокими, как в театре, стеклянными дверями, – того самого, где принц Эндрю соблазнил Ку, или наоборот.

– Бобби, как я рада видеть тебя.

Голос был низким и гортанным от слишком большого числа выкуренных сигарет и, возможно, с намеком на некоторый недосып временами.

– Счастлив видеть вас, мэм.

Бобби склонился вперед, чтобы коснуться подставленной щеки. По разу с каждой стороны – в европейском стиле.

– А это две мои подруги. Джо Энн Дьюк и Лайза Старр.

Пока они пожимали друг другу руки, Лайза пыталась проанализировать свое первое впечатление. Миниатюрная, маленькая, явно – позволительно ли и подумать такое? – приземистая. Приветствуя гостей, принцесса Маргарет помахала длинным черепаховым мундштуком в левой руке.

– Да, мэм, ужасно приятно оказаться здесь. Мы еле успели сесть перед заходом солнца.

– Я рада. Мы все отправляемся на ужин к Патрику. У него полно гостей. Мик Джаггер со своей «дамой» и очаровательный Дэвид Боган. Не помню, ты с ним знаком? Хейверсы здесь, но они отдыхают. Мы довольно крепко закусили у Бейзила.

Лайза была подготовлена к распределению спальных мест. Спален было только четыре, и совместное проживание не состоящих в браке явно не приветствовалось. Ей пришлось поселиться с Джо Энн.

Она уже почувствовала прохладу в их отношениях. После обеда в Поло-клубе Джо Энн была менее дружелюбна. Она по-прежнему посещала спортивный зал, однако девичники в ресторанах прекратились, а в их разговорах появилась скованность, которой раньше не наблюдалось. Лайза была слишком занята, чтобы поразмыслить над этим. В конце концов, Джо Энн только что потеряла мужа, к тому же при самых страшных обстоятельствах, какие только можно было вообразить, а сама она была слишком сильно влюблена, чтобы вообще о чем-то волноваться. Крайне досадно, что Бобби пригласил Джо Энн тоже, но в то же время это так похоже на него – доброго, заботливого, с открытой душой.

– Черт, по-моему, она нас приткнула в комнатушку для прислуги, – сказала Джо Энн, раздраженным жестом отбрасывая волосы с глаз.

Лайза почувствовала резкий болезненный укол. Она так высоко и так быстро продвинулась в своей жизни, что подобные замечания действительно доставали ее. В ее прежнем мире работа прислуги не представлялась зазорной. Лайза всегда считала эту профессию замечательной, глядя на нее глазами матери. Вероятно, такие люди, как Джо Энн, а может быть, даже и Бобби, имели иной взгляд на вещи. Она ощутила себя почти что заговорщицей, парвеню, которая проникла в ряды аристократии по подложным рекомендациям. Это было нелепо и неестественно, однако впервые в жизни Лайза ощутила, что ей надо что-то скрывать, – странное и непривычное чувство стыда за то, чем раньше она гордилась. Неужели таков результат общения с этими людьми? Неужели это первый, едва заметный этап в кампании уничижения, которая наполнит ее тайными страхами, разрушит ее уверенность в себе, если она будет прилагать усилия казаться не тем, что она есть на самом деле? Ни в коем случае с ней, Лайзой Старр, такое не произойдет.

Лайза сделала большой глоток крепкого ромового пунша, который налил ей черный дворецкий, и направилась к ванной. Если здесь такие комнаты для прислуги, то она попросится сюда на работу. В доме, казалось, преобладал оранжевый цвет, который явно был любимым цветом принцессы Маргарет. Полотенце в ванной комнате, тем не менее, оказались болотно-зелеными. Лайза радостно воскликнула:

– О, Джо Энн, посмотри-ка! На полотенцах надпись:

«Королевская семья». Посмотри, вот тут. «Полотенце пляж Кэннон. Королевская семья». Наверное, это какой-то розыгрыш?

Она вбежала в комнату, вальсируя и размахивая находкой.

Джо Энн выстрелила с бедра.

– Право, Лайза, мне кажется, тебе необходимо постараться вести себя с достоинством. Я понимаю, что для тебя несколько необычно очутиться здесь среди всех нас, но это же не игра.

В голосе Джо Энн, возившейся с щипцами «Джип» для завивки волос, отчетливо прозвучали покровительственные нотки.

– Да иди ты, – кротко ответила Лайза и вышла. Спальня Бобби располагалась прямо напротив, через покрытую плиткой террасу, и в обеих комнатах двери вели на улицу. Лайза не постучалась.

Бобби был мокрым после душа, вокруг его бедер было небрежно обернуто полотенце. Лайза почувствовала, как от одного взгляда на него в ней вспыхнуло желание.

– Привет, сенатор, или, точнее, господин президент. Я решила, что вам после душа потребуется помощь.

Бобби улыбнулся своей ленивой, чарующей улыбкой. Он прижал палец к губам и указал на закрытую дверь в соседнюю комнату.

– Рядом хозяйские апартаменты, – прошептал он.

Как бы в подтверждение этого из ванны донеслись едва различимые звуки королевского баритона, поющего:

«Я пою-у-у-у под дождем, я пою-у-у-у под дождем. Какое чуде-е-е-сное чувство, мы сно-о-о-ва взросш…»

– Мне кажется, ей на самом-то деле хотелось бы выступать в ночном клубе, – произнес Бобби. – Да она, я считаю, в каком-то смысл и выступает.

Лайза улыбнулась, подойдя к нему. Ласково, но решительно она подтолкнула Бобби к кровати.

* * *

Марк Хейверс, чьи блестящие светлые волосы слегка ерошил ласковый ветерок с моря, убежденно отстаивал свою точку зрения. Для того чтобы подчеркнуть свои слова, он размахивал джином с тоником.

– Мне просто кажется, что несколько наивно верить в намерение русских властвовать над миром. История нас учит, что они страшно неуверенны в себе. Они так боятся агрессии, что выбрали нападение как лучший способ обороны. Бряцая оружием, мы бередим их чувство неуверенности и превращаем их в какого-то опасного зверя, загнанного в угол. Вторая область, где мнения наши обычно расходятся, – реальный масштаб угрозы, которую они представляют. Мы рассматриваем их как страну с очень серьезными проблемами – экономическими, политическими и военными. Им не очень везет в «третьем мире», и если они стремятся властвовать над миром, то это им не слишком удается.

44
{"b":"5362","o":1}