ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маркетинг от потребителя
Крест княгини Ольги
Мой нелучший друг
Чего ты по-настоящему хочешь? Как ставить цели и достигать их
Слишком далеко от правды
Останься со мной
Тысяча жизней
Лестница в небо. Краткая версия
Ветер Севера. Риверстейн
A
A

Последние слова девушка прошептала еле слышно.

— Ладно, пойдем. — Генка продолжал хмуриться, но ему все же полегчало от Марининой проникновенной тирады.

Пройдя небольшой поселок с нелепым названием, Генка с Мариной ступили на тропинку, тянувшуюся вдоль железнодорожных путей. Вокруг благоухала южная растительность. Слева, под крутым откосом, шумела мутная речка, начинавшаяся где-то в горах, лесистыми ежиками заслонявших горизонт. Между их не столь уж высокими вершинами проглядывали далекие-далекие, но даже отсюда казавшиеся величавыми отроги Кавказского хребта. Справа от железной дороги возвышались похожие лесистые холмы. И впереди также высился один из них.

К нему и бежали рельсы, исчезая в портале тоннеля, выложенном каменными плитами. Перед зияющей чернотой пастью имелась деревянная будочка, возле которой виднелась фигурка в камуфляже. До нее оставалось метров двести, не больше.

Генка остановился, всматриваясь в неожиданное препятствие. Марина тоже увидела человека в форме.

— Это кто? — почему-то шепотом спросила она.

— Ч-черт его знает! — прошептал Генка, потом вдруг хлопнул себя по лбу: — Блин! Тоннели же всегда охраняются! Мосты, тоннели — это все стратегические объекты!

— Ну вот, а Юльку ругаешь за «блины»! — улыбнулась Марина.

Но Генке было не до веселья.

— Тут и не так заругаешься! — буркнул он, — Что теперь делать? Лучше бы с поезда прыгнули — прямо в тоннеле!

— Ага, и по стене размазались! — кивнула Марина. — Переход ведь не во всем тоннеле — надо его еще найти.

— А почему же папа с мамой… — начал Генка и осекся.

— Вот-вот! — подхватила Марина. — Если бы Переход оставался постоянным, то все бы поезда в него проваливались. А так — раз в сто лет, может, случается. Но он там есть: то больше становится, то меньше, еще и перемешается в небольших пределах…

— Откуда ты знаешь? — перебил Генка. — Ты же здесь первый раз?

— Я тебе как-то говорила: пространство Вселенной, ее материя — неоднородны. Подобные Переходы пронизывают ее в бесчисленных точках. Вселенная живет, дышит, движется — поэтому нити Переходов переплетаются между собой, обрываются, появляются новые… Входы-выходы — типа этого тоннеля — остаются зачастую на своих местах, но если сегодня отсюда, например, можно попасть в одно место, то завтра — совсем в другое… Это сложно объяснить. Я и сама не все понимаю.

— Вот, значит, почему пассажиры того поезда не смогли вернуться назад! — догадался Генка.

— Не только, — мотнула головой Марина. — Есть Переходы… как бы лучше выразиться… односторонние, что ли… а есть — двусторонние. То есть по одним можно пройти только туда, а по другим — туда и обратно.

— И этот тоннель… — начал Генка.

— Вход одностороннего Перехода, — закончила Марина.

— А остальные три?!

— В другом полушарии — тоже односторонний, только там — выход; два других — двусторонние.

— А почему мама с папой и другие пропавшие не выходят оттуда?! — закричал было Генка, но, опомнившись, завершил фразу «кричащим» шепотом.

— Понимаешь, вторые концы Переходов могут отстоять друг от друга на… — Марина вспомнила, что не знает земных мер астрономических расстояний, и закончила по-иному: — Они могут находиться на разных концах нашей Галактики, а то и вообще в других системах. Хотя это и маловероятно: почти все Переходы ограничены именно нашей Галактикой…

— Ну, ты меня утешила! — грустно улыбнулся Генка и тут же нахмурился снова. — Постой, но если выход из этого Перехода сегодня может оказаться совсем не там, где был вчера, то мы можем вообще никогда не найти Юльку и… маму с папой.

Марина вздохнула и положила руку на Генкино плечо:

— Гена, ты не забыл, что о твоих родителях я высказала всего лишь предположение? Ну, что они вообще попали в него?

— Не забыл… — опустил голову Генка. — Но ведь надежда на это все-таки есть! Пусть даже и совсем маленькая!

— Есть, — согласилась Марина. — А насчет того, что положение точек выхода меняется… Видишь ли, все происходит не столь быстро. Я ведь фигурально выражаюсь. В космическом масштабе и миллион лет — «вчера». А земное «вчера» для Вселенной даже не «сегодня», а «сейчас». И полтора земных года тоже далеко еще не «вчера»! Так что насчет этого можешь не беспокоиться. И вообще, если Юля сейчас не там, куда ведет Переход, это не значит, что ее невозможно найти! Я ведь знаю, кто ее похитил… Ну, не кто именно, а какие силы стоят за похищением… Вот… Ты меня понял?

Генка уразумел лишь то, что Марина и сама переживает не меньше, чем он. Это не испугало его, а, напротив, добавило уверенности в том, что гнусные подозрения насчет Марины совершенно напрасны, что она — самый настоящий человек, хоть и рожденный не на Земле. И еще он понял отчетливо, что, кажется, все-таки «втрескался» в гостью, выражаясь Юлькиным языком.

— Что же делать с солдатом? — нарочито хмурясь, дабы не выдать свое состояние, спросил Генка.

— Нападем и свяжем!

— Ты что? — испуганно уставился на девушку Генка. Та не выдержала и рассмеялась:

— Да шучу я, шучу! Есть выход. Надо просто, чтобы солдат нас не увидел.

— Ты можешь сделать нас невидимыми? — разинул рот Генка.

— Могу, но… это отнимет слишком много Силы, а ее лучше сейчас поберечь. Подобное — чересчур расточительно, как говорят у вас — из пушки по воробьям.

— А как же тогда?

— Я сделаю так, что он нас не увидит…

— Что-то вроде гипноза? — догадался Генка.

— Не забывай, я не все ваши слова знаю, — качнула головой Марина. — В Юлиных учебниках этого не было, по телевизору — тоже.

— А-а… В общем, это внушение как бы: что скажешь человеку, то он и делает. Только сначала его вводят в специальное состояние — усыпляют, что ли, но не до конца… Короче, что-то типа того.

— Ага, я так примерно и подумала… Да, то, что я собираюсь сделать, похоже на гипноз. Только усыплять не буду. Пойдем!

Марина зашагала по тропке прямо к будке охранника. Генка потоптался пару секунд в сомнении и двинулся следом.

Когда они поравнялись с солдатом, тот спокойно стоял возле будки, вяло переминаясь с ноги на ногу. Марина, как показалось Генке, даже не взглянула ни разу на парня в камуфляже с автоматом за спиной. А Генка несколько раз опасливо на него покосился. Солдатик, хоть и пробегал по ним порой ленивым взглядом, реагировал на них не больше, чем на деревья и кусты. Он и правда не видел их!.. Все же Генка невольно ускорил шаг и, обогнав Марину, первым вошел в тоннель.

После горячего южного солнца прохлада казалась еще приятнее. Но в голове родились неприятные ассоциации. «Словно в могилу лезем» — первое, о чем подумал Генка, и невольно затормозил. Марина ткнулась ему в спину.

— Что? — спросила она.

— Да нет, ничего, — ответил он, потом добавил: — Жутковато чуток.

— Мне тоже, — неожиданно сказала Марина. — Но рядом с тобой — не очень.

Генка фыркнул и мотнул головой: «Ну, сказанула! Издевается? Или приободрить хочет?.. А все равно — приятно такое услышать, оказывается!» Так ничего и не ответив, поддернул рюкзак и затопал в темное чрево.

Чем дальше отходили они от арки портала, тем сильнее, почти физически ощутимо, наваливалась на плечи тьма. Она давила со всех сторон — словно гора начала сжиматься, стесняясь нелепой дырки в боку… Еше немного — и Генкин страх перерос бы, пожалуй, в панику, но именно в тот момент, когда ноги сами собой приросли к полу, Марина остановилась тоже.

— Стой! — тихо и властно сказала она, хотя Генка и так уже стоял. — Мы у входа.

— Уже?! — Генке сделалось еще страшней. Темнота тоннеля неожиданно показалась такой уютной и доброй. До сих пор он думал о грядущей встрече с иными мирами как-то отрешенно, не примеряя всерьез предстоящее путешествие на себя. Он сам выбрал этот путь, но невольно заставлял себя не проигрывать его мысленно наперед. Ему было просто-напросто страшно, все выглядело нереальным, невозможным и нелепым! Этому не учили в школе, об этом не писали в газетах, это вообще не лезло ни в какие ворота!

14
{"b":"5363","o":1}