ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лодочник сидел согнувшись, с огромным трудом удерживая в уключинах весла, которые он поднял из воды. Воздух теперь был почти так же плотен, как вода, а скорость воздушного потока была во много раз больше скорости речного течения! Этот поток так и норовил выдернуть весла из уключин, задрать их вверх на манер крыльев, а то и вовсе унести к пурпурным облакам.

Генка, спиною предчувствуя недоброе, обернулся. Марины в лодке не было!

А скорость все нарастала. Нос лодки задирался все выше и выше. Старое корыто глиссировало по водной глади, вспарывая речушку, словно свежепойманного угря. Генку отбросило к корме и прилепило к ней спиной. Возле самого лица, едва не размозжив голову, промелькнуло весло, вырванное-таки из рук лодочника. Генка вновь собрался заорать, но встречный поток воздуха не позволил ему даже вдохнуть. Тогда, сделав неимоверное усилие, Генка перевернулся на живот, и лицо его нависло над водным буруном, вздымающимся из-под кормы. Рассмотреть он ничего не успел, потому что глаза мгновенно закрылись от жгучего, подобно электросварке, света, пылавшего за кормой.

В зажмуренных глазах плясали зайчики, им подтанцовывала вспыхнувшая в мозгу догадка: «Это Марина! Марина!»

Однако рожденный ползать, как известно, летать не может. И корыту не суждено быть скоростным глиссером — ну, разве что совсем недолго… А потом — треск, разлетающиеся в стороны доски и щепки, славная гибель бесславной посудины!

Генка продолжал лететь, но уже под водой, стремительно при этом погружаясь. Он выставил вперед руки и вскоре ткнулся ими в илистое дно. «Контакт» произошел уже «на излете» — поэтому вывихов и переломов удалось избежать. Хуже было то, что перед погружением Генка не успел сделать вдох. Теперь легкие его настоятельно требовали воздуха, грозя разорваться от нетерпения.

Генка запаниковал. Ему показалось, что погружение заняло целую вечность, что он находится не менее чем на двадцатиметровой глубине! На самом деле над ним было всего-навсего метра три воды. Оттолкнувшись ногами от дна что было силы, Генка тут же почти и вынырнул, ударившись головой об один из кусков несчастной лодки.

Насытив истосковавшиеся по воздуху легкие, Генка огляделся. Неспешное речное течение несло пару обломков досок и весло. Ни Марины, ни лодочника на поверхности не было. Генкино сердце зачастило, но тут сзади раздался всплеск, а потом голос Марины:

— Помоги!..

Генка быстро подплыл к девушке, с трудом удерживавшей над водой голову лодочника. Глаза мужчины были закрыты. Генка поднырнул, подхватил левой рукой лодочника за пояс, вынырнул и, подгребая правой, мотнул головой в сторону ближайшего берега. Марина, державшая лодочника за шиворот, кивнула. Вдвоем они довольно легко и быстро справились с обмякшим телом Вытащив лодочника на берег, Генка заметил, что из-под волос на затылке у того струится кровь.

— Его шандарахнуло чем-то! — растерянно поставил он диагноз.

Марина ничего не ответила. Стоя на коленях перед распластанным вниз лицом телом, принялась водить над его головой руками, словно отгоняя невидимых мух.

Очень скоро кровь из пробитого черепа течь перестала. Генке даже показалось, что и дырки никакой у мужика в голове уже нет. Еще через минуту лодочник закашлял, выплевывая воду, приподнял голову и одарил Генку с Мариной взглядом, которому очень подходило определение «похмельный». Если бы Генка не общался с лодочником всего несколько минут назад, точно бы решил, что мужик с бодуна. Тем более смысл заданного спасенным вопроса вполне соответствовал данному состоянию.

— Кто вы? — еле ворочая языком, спросил лодочник. Затем пьяно нахмурился и добавил: — А кто я?

— Ты что, напоила его? — хмыкнул Генка, удивленно посмотрев на Марину.

— Конечно нет! Случайная реакция организма. Скоро пройдет.

— Как ты думаешь, мы далеко уплыли? — Генка, опомнившись, вскочил на ноги и завертел головой.

— Километров пять.

— Тогда надо сматываться!.. Кстати, кто это был? — Генка нахмурился, соображая, и нашел ответ: — Стой, это похитители Юльки? Нет, тогда надо срочно их найти!

— Гена, погоди… — Марина, поднявшись с колен, дотронулась до его плеча. — Ты видел, что у них есть?.. Кстати, не думаю, что это они… Зачем им было нас дожидаться столько времени? Им, напротив, домой нужно как можно скорее добраться!

— А кто же в нас стрелял?

— Мало ли любителей пострелять? — пожала Марина плечами. — Тем более в гости нас сюда никто не звал!

— Но встретили-то вроде сначала гостеприимно! — Генка кивнул на лодочника.

— Даже чересчур… — согласилась Марина. — Тебе не показалось, что он тебя… узнал?

— Показалось… — Генка пристально посмотрел на лодочника: — Вы меня знаете?

Лодочник нахмурился. Взгляд его уже не казался пьяным — просто недоуменным.

— Кто вы? — опять спросил он и добавил слегка испуганно: — А кто я?

ГЛАВА 13

Здесь, ниже по течению, местность была не столь холмистой. Трава достигала почти до пояса, так что идти быстро, тем более бежать — не получалось. Правда, лес оказался совсем рядом — в полусотне метров. Лучшего укрытия от неизвестных преследователей просто не существовало. Впрочем, было ли само преследование, оставалось пока неясным. Возможно, те, кто обстрелял лодку, сделали это… ну, по ошибке, что ли, по нелепой случайности или просто так — забавы ради… Хотя ни Генка, ни Марина ни в какие случайности больше не верили. А лодочник, похоже, вообще ничего пока не соображал. Просто шел не отставая, да озирался иногда, лихорадочно блестя глазами.

Под сенью деревьев невольно прибавили шагу, поскольку идти стало гораздо легче. Да и прохлада придавала силы. Все же примерно через час все трое начали подумывать о передышке. Особенно лодочник. Если он и забыл, кто он такой, то что такое усталость, вспомнил быстро. Начал пыхтеть все громче и натужней, хотя и не произносил ни слова. Генка с Мариной поняли, что долго ему взятый темп не выдержать.

— Стоп! Привал! — скомандовал Генка, подняв руки, и остановился.

Марина, шагавшая сзади, уткнулась ему в спину. Сладко потянулась и закинула руки на Генкину грудь, повиснув на его плечах. Как ни устал Генка, но стоял, не шелохнувшись, мечтая, чтобы это мгновение продлилось подольше.

Лодочник кулем рухнул на мягкий, шелковистый мох, жадно и хрипло хватая воздух широко открытым ртом.

Марина наконец убрала руки с Генкиных плеч и тоже опустилась на мох, прислонившись к стволу дерева. Генка, вздохнув с сожалением, присел рядом.

Пару минут помолчали. Только шумное дыхание лодочника да легкий шелест листвы нарушали тишину.

— И что дальше? — первым не выдержал Генка.

— Надо идти к людям, — ответила Марина. — Что же еще?

— Где они тут — люди? Или ты имеешь в виду тех, кто по нам стрелял? — невесело усмехнулся Генка.

— Нет, я не их имею в виду… — Марина осталась серьезной. — Люди, как правило, селятся рядом с водой. Ты этого не знал?

Генка знал. И мысленно выругал себя за глупые вопросы. Неужели трудно хоть чуть-чуть подумать, прежде чем что-либо спрашивать?.. Тем не менее снова задал дурацкий вопрос:

— А в какую сторону лучше идти?

Впрочем, он тут же спохватился и сам себе ответил:

— Назад возвращаться бессмысленно и опасно… Лодочник вез нас вниз по реке… Значит, туда и надо топать!

— Вниз по течению вообще идти удобней, — согласилась Марина. — Если поселения долго не будет, можно сделать плот и плыть по реке.

— Чем? — развел руками Генка.

— Придумаю что-нибудь, — подмигнула Марина, и Генка вспомнил, кем является сидящая рядом с ним девушка.

— Так может ты… того? — резво вскочил он на ноги. — Слетаешь и посмотришь?

— Думаю, сейчас не стоит. Если за нами и правда кто-нибудь гонится, я нас выдам…

Генка вспомнил яркий, ослепительный свет, сопровождавший Марину при полете. Действительно, похлеще сигнальной ракеты! Знак преследователям: «Ау! Вот мы где!» Слепой увидит…

17
{"b":"5363","o":1}