ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как заполучить принцессу
Демон никогда не спит
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Академия Арфен. Отверженные
Хочу женщину в Ницце
Я – танкист
Вегетарианка
Dead Space. Катализатор
Как в первый раз
A
A

— Ты лучше на дерево залезь и осмотрись, — сказала Марина. — А я перекусить чего-нибудь пока соображу.

— Из чего… — начал было Генка, но быстро понял, что не просто девчонка Маринка сидит рядом, а… джинниня!

Столько чудес свалилось за последние пару дней на Генкину голову, что сознание, видимо в целях самозащиты, стало от них решительно «отбрыкиваться»… Даже то, что они сейчас отнюдь не в земном лесу, пришлось себе волевым усилием напомнить… Но цель, стоявшую перед ним, Генка хорошо усвоил: Юлька! Где она сейчас, что с ней?!

А Марина? Найдет она своего принца и… что? Как же он, Генка? Ведь ему теперь без нее — никак! Нет, об этом лучше пока не думать… Первым делом — Юлька!

И… родители.

— Ты чего застрял? — вернул Генку в реальность голос Марины. — Или боишься по деревьям лазить?

— Кто? Я боюсь?! — вспыхнул Генка.

Выбрав самое высокое дерево поблизости, он подтянулся на нижнем толстом суку, забросил на него ногу, оседлал сук. посмотрел вверх оценивающе, поднялся на ноги, поплевал на ладони и не очень быстро, но достаточно ловко полез к вершине.

Когда Генка, плохо скрывая разочарование, спрыгнул на землю, Марина уже стояла возле дерева. По его виду она все сразу поняла.

— Ничего?

— Лес… — опустил глаза Генка. — Место ровное.

— Ладно, пойдем вдоль реки, на всякий случай, подальше от воды, — сказала Марина. — Знаешь что… — Марина ненадолго замолчала. — Лодочник меня тревожит. Кто такой? Откуда взялся? Почему тебя знает… знал то есть? Почему все забыл? Слишком много неясностей…

— Ну, забыть он мог от травмы… — предположил Генка. — Такое бывает. Называется «временная потеря памяти». Слово такое есть умное медицинское — амнезия.

— Допустим, его забывчивость это объясняет… Но главные вопросы — без ответа.

— Уж не думаешь ли ты, что и лодочник с ними… с теми?

— Сомневаюсь, — задумчиво покачала головой Марина. — Хотя… Я пока не знаю, что и думать! Найдем селение — будем соображать… А сейчас пошли есть!

Марина накрыла неплохой стол. На чистой белой скатерти, расстеленной прямо на земле, стояли тарелки, вазы, салатницы, заполненные чем-то незнакомым и необычным, но очень аппетитным на вид.

Генка взял двузубую вилку и задумался, что бы подцепить на нее в первую очередь. Марина восприняла Генкино замешательство по-своему:

— Не бойся, здесь все съедобное. Наши расы одинаковы по… — Марина щелкнула пальцами, подбирая слово.

— Физиологии, — пришел на выручку Генка и отчего-то покраснел. — Я не боюсь — я выбираю. Не знаю, с чего начать!

— Вот это очень вкусно, — Марина положила на Генкину тарелку нечто, похожее по запаху на котлету, только прямоугольной формы.

Генка попробовал. Действительно котлета! А котлеты Генка любил. Особенно мамины. А теперь и Маринины.

Все, что «приготовила» Марина, было очень вкусным и напоминало земные блюда: желтые шарики — совсем как жареная курица, красные ломтики и внешне выглядели как семга, рассыпчатые клубни — один в один картошка… Только красно-коричневые нити очень уж походили на червей. Но Генка, боясь обидеть Марину, попробовал и их — вкуснятина! Типа грецких орехов с хорошим сыром…

Фрукты, точнее, их аналоги также были великолепны. Что-то напоминало яблоки, что-то — груши, что-то — дыню; в каждом незнакомом плоде улавливалось нечто знакомое и любимое.

В общем, наелся Генка до отвала, запив яства не менее вкусным напитком — чистой родниковой водой, от которой аж зубы ломило. Всякие лимонады и фанты Марина почему-то делать не стала — да и к лучшему.

Лодочник ел наравне с ними — аппетит у него явно не пропал. Он по-прежнему молчал.

Наконец Генка сыто откинулся на мягкий мох и сказал:

— Уф-ф! Не считая бутербродов во вчерашнем поезде, первый раз за два дня чувствую себя по-настояшему сытым!

Услышав слово «поезд», лодочник вздрогнул. Глаза его перестали растерянно бегать, взгляд ушел куда-то в себя. В мозгу мужчины зримо происходила борьба разума с беспамятством. Похоже, оккупированные захватчиком «территории» успешно освобождались. Но, к сожалению, не все. Борьба очень скоро прекратилась. Амнезия немного отступила, но не сдалась. Однако даже этой крошечной победы разума хватило, чтобы лодочник сказал вдруг:

— Поезд… Он здесь, рядом!

Марина и Генка одновременно вскочили на ноги и так же одновременно выкрикнули:

— Где?!

ГЛАВА 14

Большего от лодочника добиться не удалось. Он долдонил, что поезд где-то рядом, испуганно при этом озираясь.

У Генки сжималось сердце при мысли о том, что речь идет о том самом поезде, на котором ехали его родители. А какие тут еще могут быть поезда? Или все-таки могут?..

Марина хмурилась, не произнося ни слова. Генка умоляюще поглядывал на нее, ожидая подтверждения своей догадки. Но она не спешила.

— Куда теперь пойдем? — еле слышно спросил Генка.

— А куда ты предлагаешь? — Марина словно решила поиграть с ним, оставаясь при этом серьезной.

— Ну, не знаю… Надо же проверить!

— Геночка, — Марина наконец-то посмотрела на Генку, и тот увидел, что глаза ее подозрительно блестят. — Милый мой мальчик! Ты опять за свое?

— Но ведь… поезд! — Генка и сам готов был заплакать.

— Ой, Гена, — вздохнула Марина. — Полтора года! Даже если это тот поезд… Думаешь, они до сих пор в нем? Сидят и дожидаются нас?

— Все равно надо проверить!

— Ну, раз ты настаиваешь… — Марина развернулась и пошла в глубь леса.

— Ты куда? Постой! — Генка рванулся следом.

— Не ходи за мной! — Не оборачиваясь, Марина протянула назад растопыренную ладошку. — Я скоро.

Генка послушно замер. Потом подошел к лодочнику и заглянул в его сумасшедшие глаза.

— Что это за поезд? — в отчаянии спросил он еще раз. — Откуда он здесь?

— Поезд… Поезд… — забормотал мужчина. И вдруг совершенно отчетливо добавил: — Адлер.

— Что?! — Генка аж подпрыгнул. — Что вы сказали?! Но лодочник уже замкнулся в своем амнезическом мирке, со страхом взирая куда-то сквозь Генку.

А Генкина душа возликовала. Поезд, несомненно, был именно тот! Вряд ли мама с папой находятся сейчас в нем — это он понимал и без Марининых подсказок. Но поезд был зацепкой, кончиком ниточки из того клубка, что рано или поздно должен привести его к цели!

К цели?.. Генка нахмурился. Какой?

Главная его цель — найти Юльку!

Не потому ли так странно ведет себя Марина? Ее задача — вернуться к отцу, к жениху, предотвратить новую бойню между балансирующими на грани мирами… Юльку, по большому счету, Марина взялась искать только потому, что это ей… по пути! Пока — это часть и ее проблемы, возможно, ключик к решению какой-то загадки!

А Генкины родители? Они для Марины — никто! Более того, они для Марины — тормоз, помеха. Ну, не сами родители, конечно, а их поиски, отнимающие у принцессы драгоценное время. При том что шансы на удачное их завершение невероятно малы. Даже если и отыщутся родители — что принесет эта удача Марине? Только новые хлопоты… Ясно же, что бросить Генку в чужом мире, пусть вместе с мамой и папой, ей не позволит совесть. Или что там еще — врожденная доброта, воспитание, правила хорошего тона?..

Короче говоря, Генка отчетливо понял, что он со своими личными проблемами является сейчас для Марины огромной обузой. Зачем она вообще взяла его с собой?! Из жалости? Сострадания?.. Ведь помощник из него все равно никакой!

Генка сжал кулаки и скрипнул зубами. Выругался под нос — что делал исключительно редко. Занятый собой, не услышал, как сзади подошла Марина.

— Ген, ты чего? По-моему, то, что ты сейчас сказал, очень плохо.

Генка резко повернулся:

— Плохо, Марина, очень плохо! Знаешь что… У меня к тебе одна всего лишь просьба: помоги только найти этот поезд! И все!

— Что — все?

— Решай свои проблемы. Забудь про меня! Может, потом как-нибудь… Вернешься, когда свою миссию выполнишь, если сможешь…

18
{"b":"5363","o":1}