ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Перебежчик
Верховная Мать Змей
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Цвет. Четвертое измерение
Планета Халка
Плейлист смерти
A
A

Марина стояла, непонимающе хлопая огромными карими глазами. Но постепенно смысл сказанного стал доходить до нее. Краска залила лицо девушки стремительно, захватив даже шею.

— Да как ты… — прошептала Марина задрожавшими губами. — Ну ты и… чивтос!

Марина, дернувшись, отвернулась от Генки. Ее плечи затряслись.

Генка стоял, раскрыв рот. Сначала в его голове не было ни одной мысли — они разлетелись куда-то после слов девушки. Потом одна все же вернулась: «А ведь и правда — чив-тос! Да еще какой! На букву „м“, плюс оставшиеся!»

Генка нежно обнял Марину за плечи. Та сделала попытку отстраниться, но Генка рук не отпустил.

— Прости меня, Солнышко… Слышишь? Марина всхлипнула тихонечко и удивленно-радостно:

— Как? Как ты сказал? — Плечи ее все еще мелко вздрагивали.

— Солнышко… Самое яркое, самое светлое, самое теплое, самое родное… Потому что я… — Генка почувствовал, как Марина напряглась. — Потому что я тебя…

Марина повернулась так быстро, словно отклонялась от выстрела. Ее ладошка стремительно зажала Генкин рот.

— Нет! Нет! Не говори! — Маринины глаза расширились от ужаса. — Не говори! Прошу! Не надо!

Генка опешил. Он ничего не понял.

А Марина молчала. Даже отвела глаза в сторону. Почему-то не хотела помочь Генке что-то понять. Видимо, ей было нужно, чтобы он сделал это сам.

Генка не смог. Но и перечить ей не стал. Осторожно снял ладонь девушки с губ и сказал:

— Извини.

Марина чиркнула взглядом по Генкиным глазам. Прочла в них что-то, и тень досады мелькнула на ее лице — всего на мгновение. Потом она снова стала деловой и серьезной.

— Я знаю, где поезд, — чуть хрипло сказала она.

Почему-то это сообщение не обрадовало Генку. И все же сам собою вырвался вопрос:

— Где?!

— Рядом. Меньше километра отсюда.

— Как ты узнала?

— Ну, у меня есть некоторые способности, — слегка улыбнулась Марина.

— Но ты же вроде никуда не летала?

— А зачем? Металл в больших количествах я чувствую издалека!

— Это может быть какой угодно металл… — в голосе Генки слышалось разочарование.

— Когда близко, я чувствую и очертания. Это именно поезд.

— Тогда пошли? — неуверенно спросил Генка.

— Пошли, — согласилась Марина. — Тем более поезд все равно в той стороне, куда мы направляемся.

Идти пришлось действительно недолго — минут десять — пятнадцать. Поезд предстал перед ними неожиданно. Зеленые вагоны в густом зеленом лесу издалека заметить трудно. Даже если ждешь, что они вот-вот должны показаться. Так что Генка вздрогнул, когда увидел их…

Поезд стоял посреди леса — что само по себе выглядело нелепо и дико. К тому же казалось, будто он только и ждет отправления!..

Лишь подойдя ближе, Генка заметил, что и ржавчина за полтора года оставила следы, и стекла не везде целы, и колеса до половины вросли в густой мох… Кабина локомотива вообще была покореженной и смятой — видимо, не одно дерево протаранил тепловоз железным лбом, пока остановился, на треть зарывшись в землю…

Генке не терпелось пройтись по вагонам. Он даже взялся за поручень и занес ногу над ступенькой, но Марина сказала:

— Подожди, Гена!

— Чего ждать? — не понял Генка, однако ногу опустил.

— Подожди… — Марина, казалось, не знала и сама, что ее тревожит.

Зато лодочник улыбался во весь рот. Он смотрел на вагоны с каким-то почти детским умилением. Подошел к одному из окон, поднялся на цыпочки, заглянул внутрь. Двинулся дальше вдоль состава, дошел до четвертого вагона и вошел в него.

— Гена, давай отойдем, — прошептала Марина.

— Ты чего? — тоже шепотом удивился он.

— За нами кто-то наблюдает, я чувствую!

ГЛАВА 15

«Наблюдателями» оказалась пожилая — лет под шестьдесят обоим — пара. Как позднее выяснилось — муж с женой. Они прятались в кустах, испугавшись незнакомцев, пока не узнали в одном из них лодочника

— Станислав! — раздалось из кустов, и перед Генкой с Мариной предстали мужчина и женщина. Поглядывая искоса на парня с девушкой, они подошли к лодочнику, вынырнувшему из вагона, и принялись радостно, хотя и несколько сдержанно, обнимать его и хлопать по спине и плечам.

Лодочник, впрочем, хмурился, никак не отзываясь на проявление дружеских чувств.

— Стас, ты чего? — заметил его «окаменелость» мужчина. — Это же мы, Степановы, Павел с Катериной! Ты что, не узнаешь нас?

— Павел… — задумчиво произнес лодочник, и в глазах его промелькнул осмысленный огонек. Но тут же потух, и мужчина остался стоять, безвольно опустив руки.

Тогда назвавшийся Павлом повернулся к Генке с Мариной. Был он невысок, худ и небрит, но одет вполне прилично — в сравнительно новый спортивный костюм с надписью «АсНбаз».

— Э-э… Люди добрые, что это с ним? — мотнул головой Павел в сторону лодочника.

— Похоже, временная потеря памяти, — ответил Генка. — Он вез нас в лодке, когда случилась… некоторая неприятность.

— На нас напали, — лаконично уточнила Марина.

— Бандиты? Или полиция? — поинтересовался мужичок, и сам же ответил: — Впрочем, разницы между ними пожалуй что и нет… А вы кто будете?

— Мы заблудились, — потупился Генка, поскольку врать не любил. Но в его словах в общем-то пока особой лжи и не было, так что Генка приободрился, решив говорить правду, но не всю. — Мы были на Земле, а потом оказались здесь… Это ведь не Земля?

— Точно, не Земля, — сощурился Павел. — А с какого места на Земле вы сюда прибыли?

Генка заметил, что и женщина внимательно слушает их разговор, оставив на время несчастного лодочника. Видимо, от правдивости Генкиных ответов для этой пары зависело многое. Да и как иначе, когда вокруг и бандиты вон бродят, и полиция какая-то… Да и не просто бродят, а прицельно стреляют! Поэтому Генка сосредоточился и сказал:

— Если быть предельно точным, то из тоннеля, что поблизости от станции Индюк. Это в Краснодарском крае, недалеко от Туапсе.

Ответ обрадовал Павла с Катериной. Они облегченно переглянулись и заметно повеселели.

— Ну, здорово, земляк! — протянул мужичок Генке руку. — Меня, как ты слышал, Павлом зовут. А это жена моя, Катерина Степанова.

Женщина, такая же низенькая, как и супруг, только гораздо полнее, дружелюбно кивнула и перевела взгляд на Марину.

— Марро… — начала девушка, но быстро поправилась: — Марина. Очень приятно!

— Что ж мы стоим? — вскинулась Катерина. — Пойдемте в дом, поговорим по-людски, пообедаем!

— Точно, пойдем-ка! — хлопнул Павел Генку по спине. — Я как раз зайца подстрелил… О! А заяц-то где? — завертел он головой.

Катерина раздвинула куст, где они с мужем недавно прятались, и достала окровавленную тушку зайца не зайца, но животного, очень на него похожего. Только уши гораздо меньше. Затем оттуда же появились луки — самые настоящие, как у индейцев.

— Вы что, с помощью луков охотитесь? — удивился Генка.

— А как еще-то? — хмыкнул Павел. — Огнестрельного оружия не имеем, а бластеров-шмастеров нам и даром не надо.

— А что, есть? — еще больше удивился Генка.

— В городе есть, — неопределенно кивнул мужичок. — Да кто даст? И не надо нам — от греха! — Мужичок сплюнул. — Ладно, пошли, там все расскажу…

Супруги повели Генку, Марину и лодочника Станислава в вагон-ресторан.

— Пока Катерина с зайцем управляется, мы и поговорим, и горло промочим, — шепотом, косясь на удалявшуюся супругу, пояснил Павел, усаживая гостей за покрытый чистенькой скатертью столик.

Генка огляделся. Вагон-ресторан был самым обычным — с цветными занавесками на окнах, скатерками на столиках и даже с зелеными веточками вместо цветов в вазах. В окнах шелестела на ветру листва и казалось, что стоит поезд на глухом полустанке, что прозвучит сейчас гудок и тронется состав дальше… Даже пахло в ресторане едой, как и полагается, — видимо, готовили и столовались супруги именно здесь. Павел отлучился ненадолго в подсобку и вынырнул оттуда с бутылкой водки в одной руке и вина — в другой.

19
{"b":"5363","o":1}