A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
79

— Я решила, что не мешает познакомиться поближе с нашими настырными преследователями!

— Ты же говорила у реки, что это вряд ли те, кто похитил Юльку?

— Тогда я действительно сомневалась. Да и сейчас не уверена. Первое нападение могло быть случайностью, но если вскоре происходит второе… За нами кто-то охотится! И очень настойчиво. Думаю, это неспроста. В любом случае, оставаться мишенью не хочу!

— И что же ты предлагаешь?

— Стать охотниками!

Принцесса шла первой. Она часто останавливалась, замирая и, как показалось Генке, принюхиваясь. Ступала Марина совершенно бесшумно — у Генки же это получалось не всегда, хотя он и очень старался. Сосредоточившись на своих ногах, он не заметил, как в очередной раз застыла на месте девушка, предостерегающе отставив ладошку. Генка ткнулся лбом в Маринину спину и хрюкнул.

— Тсс! — зашипела Марина.

Генка выглянул из-за ее плеча. Впереди зеленел разлапистый куст. Справа и слева нечасто росли деревья. Пространство между ними просматривалось хорошо, никого поблизости видно не было. Генка потянул носом — гарью не пахло. Да и прошли они совсем немного — не больше километра. До точки нападения оставалось примерно столько же. Впрочем, нападавшие вряд ли остались там…

— За кустом… — еле слышно шепнула Марина.

Генка пригляделся, но из-за густой листвы ничего не увидел. Спорить с Мариной, однако, не стал. Она же, прижав палец к губам, жестом показала — пригнись… Генка послушался. А Марина чуть присела, наклонилась вперед и уперлась руками в землю, словно в «низком старте», отчего стала похожа на изготовившуюся к прыжку рыжую пантеру.

И прыжок действительно последовал. Да какой! С места — вперед метра на три и в высоту не менее двух! Ветки кустарника даже не шелохнулись — лишь затрепетали листочки от расступившегося воздуха. За кустом глухо мявкнуло, а потом раздался голос Марины:

— Ген! Иди сюда!

Генкины колени предательски задрожали. Он почему-то представил, что увидит сейчас нечто гориллоподобное, со свернутой шеей и выпученными, остекленевшими глазами. Или вообще оторванную голову инопланетного монстра и покрытую слизью тушу в луже зеленой, дымящейся крови…

То, что он увидел на самом деле, оказалось куда невероятней. За кустом, возле Марининых ног, лежала на спине и таращила глаза в высокое синее небо… Люська Мордвинова!

ГЛАВА 19

Марина, взглянув на Генкино лицо, все поняла сразу.

— «Товары для дома»? — все-таки спросила она. — Мордвинова Людмила Михайловна, продавец?

Генка не удивился: к феноменальной Марининой памяти он уже привык. Да и сложно было удивить его сейчас сильнее.

— Угу, — машинально прогудел он, не разжимая губ.

— Надеюсь, это действительно не твоя первая любовь? — критически разглядывая Люську, сказала Марина.

Ее замечание привело Генку в чувство.

— Ну, ты даешь! — замотал он головой. — Даже сейчас…

— А что сейчас? Все нормально! Противник обезврежен.

— Какой противник? — захлопал глазами Генка. — Это же Люська!

— Люська, Маруська… — зло буркнула Марина. — Какая разница? Стреляла-то в нас она!

— Да ты что?! — опешил Генка. — Что за ерунда?

— Посмотри сюда… — Марина кивнула в сторону куста.

Генка не сразу заметил в зеленой траве под зелеными ветками зеленую трубу. Она напоминала тубус для чертежей — только покороче и потоньше. Он наклонился и протянул к трубе руку, но Марина крикнула:

— Стой! Опасно!

Она сама подошла и осторожно подняла «тубус».

— Вот из него она по нам и стреляла! — сказала Марина и в подтверждение собственных слов от живота, как крутой вояка из боевика, повела стволом влево-вправо. Генка непроизвольно зажмурился, но ничего не случилось.

Марина засмеялась и приложила «тубус» к бедру, отчего тот сразу сплющился, повторяя обводы ноги и принимая цвет джинсов.

— Трусишка! Я не собираюсь просто так жечь лес. Природу надо беречь! Лес — наше богатство.

— Из Юлькиных учебников нахваталась? — буркнул пристыженный Генка.

— Ага! Очень правильные слова, между прочим. Когда это не касается хищных лесов Мекоррана или, скажем, кустарника с Алларруса, который выделяет ядовитый газ, если к нему приблизиться на пару шагов…

— Ладно, — прервал лекцию по астроботанике Генка. — Что с Люськой? И почему она в нас стреляла?

— Почему? — начала со второго вопроса Марина. — Да потому что ее заставили! Запрограммировали, закодировали или, как ты говорил, загипнотизировали.

— Юлькины похитители?

— Ну да! Оружие это джерроноррское. Люська им была обузой — вот и решили подстраховаться, оставив ее в засаде.

— Зачем им тебя убивать? — удивился Генка. — Ведь ты им живой нужна!

— Так они меня уже поймали! Во всяком случае, так думают. Юльку-то они за меня приняли, правильно?

— Наверное. — нервно пожал плечами Генка. — А давай мы у Люськи спросим!

— Если ее кодировал спец, вряд ли она что-нибудь расскажет. И рада бы, да не вспомнит ничего из того, что нельзя.

— Но нам это очень важно! — замахал руками Генка. — Ведь Юлька же!..

— Погоди, не поднимай ветер, — поморщилась Марина, когда Генка чуть не заехал ей по носу. — Так ты все равно не взлетишь.

Генка руками махать перестал и посмотрел на Марину обиженно. Та рассмеялась:

— Ладно, ладно, дутик! Сейчас что-нибудь придумаем. Пока твоя подруга в шоке — это я ее слегка шокировала — чуть-чуть пороюсь в ее голове.

— Она мне не подруга, я же говорил! — еще сильнее надулся Генка. — А копаться в чужих мозгах некрасиво!

— Ой-ей-ей! А стрелять в людей — красиво? — Марина нахмурилась. — Знаешь, Гена, сейчас не до глупых обид. Те, кто похитил Юлю, шутить не любят. Все настолько серьезно, что… Ты и сам должен все понимать! Так что давай отбросим в сторону сантименты и будем делать то, что необходимо, что надо делать, а не то, что красиво!

— Прости. — Генка готов был провалиться сквозь землю от стыда. — Прости, Марина, я совсем сдурел от всего этого… Не обращай на меня внимания!

— Обратила уже… — непонятно ответила Марина и присела над Люськой.

Через минуту-другую Люська дернулась, а Марина застонала и принялась ругаться сквозь зубы по-джерроноррски.

— Что?! — не выдержал Генка.

— Блок… — сокрушенно качнула головой Марина. — Защита… Как же я не подумала?

— Объясни, — тихо попросил Генка, изо всех сил стараясь контролировать клокотавшие внутри эмоции.

— Я стала просматривать воспоминания позавчерашнего дня. Открытие магазина… дырки в стеклах… погром на складе…вызов милиции… Потом пришел ты. Людмила вынесла тебе лампочку и… все! Дальше стоял блок, а я полезла напролом! Сработала защита — память стерлась!

Элементарный блок от постороннего вмешательства, а я… Как глупо!

— Не вини себя, Марина, — ласково сказал Генка. — Ты ведь тоже не железная. Столько всего на тебя обрушилось сразу, а тут еще я…

Марина неожиданно бросилась Генке на шею и разрыдалась.

— Ну-ну, что ты… — оторопел он. Не привык видеть Марину плачущей и не знал, как себя вести.

Однако принцесса быстро взяла себя в руки. Рыдания прекратились, но объятий она не разжала.

Прости, прости. Геночка, — всхлипывая, зашептала Марина. — Прости за все…

— Да за что? — У Генки защипало глаза и запершило в горле. Он осторожно, словно боясь обжечься, провел рукой по огненным волнам Марининых волос — За что я должен простить тебя, Солнышко?

— Я веду себя, как… как… Не знаю… Не узнаю себя! Обижаюсь, злюсь, делаю глупые ошибки, срываюсь… Веду себя совсем не как принцесса!

— Ты ведешь себя как человек, — сказал Генка. — Наверное, поэтому я и полюбил тебя!

Марина дернулась, хотела что-то сказать, но промолчала. А Генка продолжил:

— Это я веду себя по-свински! Это я должен извиняться перед тобой! Я — мужчина, я должен защищать тебя, оберегать от неприятностей, опасностей, а вместо этого — обижаюсь, злюсь, срываюсь…

24
{"b":"5363","o":1}