ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ого! — обалдел Генка. — Принцесса на горошине…

— Что-о-о?! — недобро прищурилась Марина.

— Нет-нет, ничего! — Генка примирительно выставил руки. — Это так, сказка глупая вспомнилась… Не можешь — значит, не можешь! Что тогда делать?

— Купить! — Марина уже успокоилась и даже улыбнулась.

— Судя по внешнему виду городка, тут вряд ли есть придворные обувные салоны, — с опаской поглядывая на принцессу, пробурчал Генка.

— Я — неприхотливая, — продолжала улыбаться Марина. — Главное — одежда и обувь не должны быть из искусственных материалов.

— Кстати, неплохо бы еще купить тебе шляпу, — сказал Генка осторожно. — Твои волосы привлекают внимание похлеще сапог!

— Да, ты прав, — нахмурилась Марина. — Может, обрезать?

— Ты что?! — вскочил испуганный Генка, — Режь меня, но волосы не тронь!

— Что, нравятся? — подмигнула Марина.

— А то… — смутился Генка.

— Мне тоже, — улыбнулась девушка. — Я пошутила. Пошли покупать шляпу и обувь!

— Ну а сейчас-то ты как пойдешь — с такими волосами? Первый же полицейский увидит тебя, узнает и…

— Не думаю, что меня знает в лицо каждый полицейский Империи.

— Ну да, особенно сейчас, после твоего похищения! Да наверняка по всем отделениям полиции твои приметы разосланы!

Марина чуть вытянула губки, свела бровки, потом тряхнула огненной гривой просохших волос:

— А я пока сделаю так, чтобы меня никто не видел, кроме тебя!

— А! Как с солдатом у тоннеля? Марина кивнула.

Магазин одежды они нашли довольно быстро. Ниже непонятной для Генки вязи, похожей на арабскую, и еще одной надписи смешными иероглифами — на вывеске красовалось по-русски: «Одежда, обувь, головные уборы».

— А по-русски-то почему? — ахнул Генка.

— Наверное, в городе много русских, — сказала Марина. — Видишь, первая надпись — это джер, общеимперский язык, вторая сделана на государственном языке планеты, а третья — на языке местности: это не возбраняется законом.

— Вот я и спрашиваю: откуда здесь так много русских, что даже вывески по-нашему пишут?

— А Переход? — напомнила Марина. — Только последний поезд — полтысячи пассажиров! И до этого наверняка пропадали люди.

— Не в таких же количествах! — засомневался Генка. — Толпами по железнодорожным тоннелям не шастают. А про поезда — сомневаюсь, что были еще подобные случаи… Власти это, возможно, и скрыли бы, но что-нибудь все равно предприняли. Обводную ветку проложили бы, например… Может, все-таки действительно есть еще один Переход?

— Сильно сомневаюсь! — Марина мотнула головой. — Маловероятно само по себе — я уже говорила. И потом, третий Переход — двусторонний: люди бы возвращались на Землю тем же путем.

— А может, не захотели? Ты ведь не знаешь, как у нас в России жилось — особенно последние лет девяносто… Да и раньше… — Генка махнул рукой, — Вполне допускаю, что многие не стали бы возвращаться, попав сюда! Здесь ведь, насколько я понял, спокойно и тихо.

— Не считая звездных войн, — горько усмехнулась Марина. — Впрочем, эта планета находится почти на краю Галактики — совсем рядом с вашей. Так что ее могли миновать серьезные бои…

— Рядом с нашей?! — обрадовался Генка услышанному. — Откуда ты знаешь? А может, это Марс? Хотя… там вроде бы холодно и воздуха нет.

— Зато у меня есть глаза, — усмехнулась Марина. — Ночью я видела звезды на небе. Ты бы тоже мог, между прочим, быть более внимательным! И еще: «рядом» в космическом масштабе — это не «за углом» в обыденном смысле. Свет между этой планетой и Землей летел бы пятнадцать — двадцать ваших земных лет.

— Тогда это не Марс, — опустил глаза пристыженный Генка.

— А зачем тебе Марс?

— Да, собственно, незачем. Просто интересно. У нас про Марс много пишут. Даже лететь туда вроде бы собираются. Лет через двадцать.

Марина засмеялась:

— Когда все закончится, ты сможешь сам слетать на Марс, никого не дожидаясь!

Генка сразу стал серьезным:

— А пока не закончилось — пошли в магазин… Слушай, я ведь не знаю, что тебе выбрать!

— Я сама выберу, — сказала Марина. — А ты отвлечешь продавца разговорами. Заодно и разузнаешь, может, что-нибудь полезное.

Генка кивнул, сделал пару шагов и… снова засомневался:

— А деньги? Ты что, воровать будешь?

— Как ты мог такое подумать?! — Марина рассердилась почти также, как от предложения «сделать» обувь. Впрочем, вспомнив, что Генка ничего не знает о джерроноррских «денежных отношениях», тут же смягчилась и пояснила: — У меня есть деньги. Сумма, принадлежащая каждому гражданину Империи, хранится у него в мозгу. Достаточно коснуться специального считывающего устройства — и платеж осуществлен.

— А если нужно расплатиться с другим человеком?

— Касаешься его и мысленно платишь.

— Здорово! Значит, воровства нет и быть не может! — восхитился Генка.

— Может… — поморщилась Марина. — Воровать можно не только деньги. Меня вот чуть не украли!

— М-да… — Генка смутился, но его быстро отвлекла новая проблема: — Постой! У меня-то ваших «денег» нет! А платить-то мне придется!

— Сейчас я тебе дам немного, — сказала Марина. — Подставляй руку.

Генка хмыкнул и протянул ладонь чашечкой — как для подаяния. Марина шутку не приняла — или просто не поняла. Она сжала Генкину руку и замерла на несколько мгновений.

В Генкиной голове слегка зазвенело — будто и впрямь в нее посыпались монеты. Когда Марина разжала ладонь, Генка явственно осознал, что у него теперь есть сто тысяч джеров. То, что так называются имперские деньги, он понял, а вот велика ли эта сумма — знать он, естественно, не мог: сравнивать было не с чем.

Марина словно прочла Генкины мысли:

— На сапоги и шляпу хватит!..

Продавец оказался усатым степенным мужиком лет пятидесяти. На нем был вполне приличный костюм, а вместо рубахи — футболка в сеточку, какие носили советские курортники лет тридцать назад.

Мужчина перехватил Генкин взгляд и пояснил, по-вологодски окая:

— Жарко, знаете ли…

«Снял бы лучше пиджак да приличную рубаху надел», — подумал Генка, а вслух сказал:

— Да уж, жарковато нынче… Здравствуйте.

Мужчина в ответ вежливо кивнул, внимательно разглядывая пришельца.

— Недавно с Земли? — спросил он с притворным равнодушием.

Генка растерялся. Врать он не хотел, но не говорить же правду!

Мужчина, видя Генкино замешательство, пришел ему на помощь:

— Местных я всех в лицо знаю. Нас здесь немного — тысяч двадцать. А больше на Генне земных поселений нет… Через какой Переход сюда попали? Туапсинский?.. Говор у вас не вологодский, стало быть, оттуда!

«Значит, есть третий Переход — вологодский!.. А планета-то — почти моя тезка!» — ахнул про себя Генка и стал мучительно придумывать объяснение. К сожалению, Марина увлеклась выбором шляпки и на Генку внимания не обращала. Генка собирался поддакнуть продавцу, но вовремя вспомнил, что не сможет тогда объяснить наличие у него джерроноррских денег. Пришлось импровизировать на ходу:

— Вообще-то, я здесь по делам… — Генка многозначительно понизил голос — И не с Земли. То есть сейчас — не с Земли.

— А разве еще где-то земляне есть? — удивился продавец. — Что-то я не слышал.

— Конечно, есть! — убедительно подмигнул Генка. — Об этом вовсе не обязательно знать всем!

— Так вы, наверно, со «Звездной пыли»… — «догадался» мужчина. — Позавчера только прилетала с Туррона, а вчера уже назад отбыла. До этого месяц, почитай, никто на Генну не наведывался… — Продавец самодовольно усмехнулся и тоже подмигнул Генке.

— А вы догадливый! — кивнул в ответ тот. — Только я вас попрошу… Если что, какие вопросы — я из Туапсе. Заблудился, испугался — и так далее…

— Конечно, конечно! Я все прекрасно понимаю! — расплылся в улыбке продавец, и Генка понял, что в ближайшие полчаса город будет знать, что на Генну прибыл с Туррона какой-то проверяющий, а то и вовсе шпион. Хорошо это или плохо, он сообразить не успел: подошла Марина и молча указала ему на выбранную шляпу, а потом на тапочки со смешными желтыми помпончиками.

27
{"b":"5363","o":1}