ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Принцесса!.. Замухрышка зачуханная… Вы бы видели, во что она одета! Моя воля — я бы ее в общий салон «межпланетника» не пустил, не то что в «люкс» лайнера! Похоже, она еще и пьяная или под наркотиками — двое ее под руки вели!

— Те самые? — Капитан продолжал играть в равнодушие, цедя слова сквозь зубы.

— Ну да, те, кто нам и отвалил… — старпом осекся и тут же поправился: — Кто рассчитывался… — Тут он все-таки не удержался и добавил: — За такие деньги я не то что пьяную шлюшку — вонючего гарриганна куда хочешь отвезу и под хвост ему заглядывать не буду!

— А откуда взялся слух про принцессу? — Капитан наконец посмотрел прямо в глаза помощнику, и тот понял, что капитан сгорает от любопытства.

— Так она рыжая — девка эта! Как Марронодарра. И эти двое — вылитые императорские охранники: морды квадратные, глаза стеклянные, руки — как ноги, а ростом — меня на голову выше! Но сдается мне…

— Не стоит совать нос, куда не просят! — прервал капитан рассуждения помощника. — По-моему, нам именно за это и заплатили сверх нормы. Да, о сумме вознаграждения распространяться тоже не нужно. Надеюсь, вам понятно?

— Разумеется, капитан!..

Про себя старший помощник в очередной раз отметил, какая скотина его шеф: сам начинает расспросы, а потом мордой тычет в… Подловить бы его на чем-нибудь эдаком, да сообщить куда следует! Вот хоть сверхплановое вознаграждение взять: допуск на борт пассажиров без досмотра — прекраснейший повод! Так ведь и сам замешан… Тем более досмотр — как раз его прямая обязанность!

«Люкс» на «Звездной пыли» был действительно шикарным. Может быть, в подобных апартаментах сочли бы ниже собственного достоинства останавливаться императорские особы, но только в том случае, если бы отель находился на «твердой почве», а не путешествовал между звезд.

Впрочем, на особ императорских кровей пассажиры «люкса» походили мало. Характеристика, данная им старпомом, была не только исчерпывающей в описательной части, но и абсолютно точной по существу — оба мужчины до недавнего времени состояли на службе именно в императорской охране. Правда, насчет пассажирки женского пола помощник капитана ошибся: пьяной шлюшкой она не была, но и принцессой, конечно, не являлась. Поскольку всего-то навсего перешла в десятый класс провинциальной средней школы. Земной, естественно. Большие сомнения одолевали ее в редкие минуты просветления замутненного стараниями все тех же экс-охранников сознания: а доведется ли пойти когда-нибудь в этот самый десятый класс? Похоже было на то, что скорее нет, чем да.

Разумеется, «принцессой поневоле» была не кто иная, как Юля Турина. Сейчас она пребывала в глубоком сне, больше похожем на обморок, возлежа на королевской по размеру и «убранству» кровати, не думая ни о сомнительном будущем, ни о почти безмятежном прошлом.

Зато о Юлином будущем, как и о своем собственном, очень даже пеклись вышеупомянутые двое амбалов — не просто думали, но и горячо его обсуждали. — Ты уверен, что мы правильно поступили? Мужчины на первый взгляд походили друг на друга, как близнецы, но пристальный взгляд без труда отметил бы, что задавший вопрос выглядел все же не так внушительно, как его напарник: помельче, что ли, понезначительней… Дело даже не в росте или размерах бицепсов — в этом плане у обоих все было примерно одинаковым — нет, принижал его взгляд — бегающий, а оттого неуверенный и словно бы даже испуганный.

— Мы поймали того зайца, который был ближе, — процедил сквозь зубы второй, развалясь в мягкой, уютной глубине обширного, подушкообразного кожаного кресла.

— Нам нужен именно этот заяц? — Первый тоже сел в подобное кресло, но лишь на краешек, словно подчеркивая готовность вскочить на ноги в любой миг.

— Расслабься, Гоорр, — заметил напарник, проигнорировав вопрос — Выпей чего-нибудь… Надо пользоваться возможностью, пока она есть. Когда еще удастся отдохнуть?

Тот, кого назвали Гоорром, съехал в кресло чуть глубже, но спина его оставалась напряженной и прямой.

— И все-таки, Лурронн, ведь мы везем не принцессу? — спросил он.

Лурронн выполз из мягкой глубины кресла, какрапан из раковины, и вперил немигающий взгляд в собеседника:

— А какая, собственно, разница?

— Но…

— Что «но»?! Какая разница — принцесса она или нет?! — Лурронн не боялся повысить голос, зная о полной звукоизоляции апартаментов. Спящую в соседней комнате Юльку он вообще не принимал в расчет. — Она похожа на принцессу и будет вести себя как принцесса, когда мы передадим ее из рук в руки заказчику! Мы получим свое, а дальнейшее нас волновать не должно!

— Заказчику?! — Гоорр, напротив, вжался в спинку кресла, будто ища там защиты. — Разве мы везем ее не на Келеру?

— Зачем? — Лурронн плотоядно улыбнулся, довольный произведенным эффектом. — Герромондорр — мертв, а Зукка… Чем он лучше нас? Почему мы должны с ним делиться?

— Зукконодорр — заместитель Герромондорра… — почти прошептал Гоорр, и взгляд его заметался из угла в угол.

— Зукка — самозванец! Появился, как короккорр из коробки, влез в доверие к Герромондорру, запудрил ему мозги… Может быть, и гибель Герромондорра им подстроена! Не верится мне, чтобы туземные сопляки голыми руками убили Избранного Джерронорра!

— Ты что-то недоговариваешь, Лурронн, — покачал головой Гоорр.

— Перестань, — поморщился Лурронн. — Просто я думаю в первую очередь о себе… о нас с тобой… Подумай сам: если мы действительно везем не принцессу, то Зукка нас уроет — он ведь ее знает лично! А заказчик… Сдается мне, что он никогда нашу дорогую наследницу престола не видел!

— Я тоже никогда ее не видел… вблизи, — кивнул Гоорр. — Кроме того случая, когда она была в маске… А на картинках я других баб люблю рассматривать!

— Потому и не сомневался, когда хватал, — хохотнул напарник.

— Я и подумать не мог, что это — не Марронодарра! Фигура, волосы, платье… Может, это все-таки она?

— Может, и она. Марронодарра — Избранная. Она и не таким, как мы, способна запудрить мозги!

— Но толстая баба из магазина тоже сказала, что эта — обычная земная девка!

— Думаешь, только мы можем влезать в чужие мозги и переделывать их на свой лад? У Избранных Джерронорров это получается куда ловчее! Принцесса могла запрограммировать толстуху влет!

— Почему же мы так легко завладели и самой принцессой, и ее волей?

— У нее совсем не осталось Силы после побега и сражения с Герромондорром… И потом, что, если это только ее хитрость?

— Может, и хитрость… А если мы ошиблись, настоящая принцесса наверняка сейчас гонится за нами!

— Но мы же не зря оставили толстую бабу для подстраховки! — сжал кулаки Лурронн. — Если кто и погнался за нами, надеюсь, толстуха его уже поджарила. Так что не будем забивать себе головы глупостями!

— А вдруг она поджарила настоящую принцессу?!

— Ну и что? Была та — теперь будет эта… Хуже, если она осталась жива!

— И что тогда?! — Гоорр вновь сполз на самый край кресла.

— Если она жива… — Лурронн сделал эффектную паузу, — то нам надо поспешить!

Он громко хлопнул в ладоши, вызывая стюарда, и когда тот через десяток секунд явился, потребовал к себе старшего помощника капитана.

Когда стюард, почтительно кланяясь, вышел, Лурронн заметил:

— Хорошо еще, что похищение принцессы пока не прошло по официальным каналам. Император надеется, не поднимая шуму, справиться собственными силами. Только долго ему это в тайне не удержать. Вот тогда проблем у нас прибавится! Поэтому… — бывший охранник поднял палец, — …нам надо спешить!

ГЛАВА 27

Первой планетой, на которой «Звездная пыль» должна была сделать «остановку», значилась Релена. Планета не представляла бы из себя ничего особенного — безжизненная каменная глыба размером с Луну — если бы на ней не сходилось полтора десятков Переходов одновременно. Что самое удивительное — Переходы постоянно менялись! Не только они сами пропадали и вновь появлялись в разных областях Релены, но еще и менялись «точки переброски» из них. Никогда нельзя было угадать, куда приведет тот или иной Переход в настоящий момент! Ходили слухи, что кроме Пространства некоторые Переходы шутя «прокалывают» и Время в любых направлениях — «вперед», «назад», а то и «вбок». Некоторые склонны были считать, что Релена когда-то была станцией Тех, Кто «Сделал Это», «Создал Вселенную», «Был Вначале» и т.п. Потому-то на Релене всегда было полно ученых (настоящих и псевдо) и просто зевак. Можно сказать, планета являлась центром научного туризма Империи. Ну, может, не совсем центром, но и не окраиной — это уж точно!

35
{"b":"5363","o":1}