ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Капитан только что надел парадный мундир и счищал с него невидимые пылинки перед зеркалом, когда оно превратилось в экран связи — чем в первую очередь и являлось. Оттуда моргали глаза вахтенного:

— Капитан, к вам… к вам…

— Что вы квакаете, как белфукская толстая жаба? — посуровел капитан. Он хотел выбраться на полдня в город и не был настроен на решение каких бы то ни было проблем.

— К вам… — квакнул в очередной раз вахтенный, осекся и жалобно проблеял: — Джерроноррская принцесса Марронодарра!

— Что-о?!! — взревел капитан. — Опять принцесса?!! Первая его мысль — вернулась прежняя парочка с девчонкой-замухрышкой. Наверное, передумали, решили вернуть катер и забрать деньги… Ничего у них не выйдет! Катер списан, так что пусть убираются!

Капитан так и собирался ответить вахтенному (в смысле — чтобы гнал всех подальше!), но мембрана люка неожиданно лопнула, и в каюту ворвалась в огненных брызгах волос странно одетая девушка. Капитан хотел возмутиться, как вспомнил вдруг, что мембрана настроена на излучение только его мозга.

— Как вы вошли? — спросил он скорее жалобно, чем протестующе.

— Я — дочь Императора. Передо мной открыты все двери Империи! — жестко ответила она.

И капитан сразу понял, что это правда. Невзирая на странный наряд гостьи… Впрочем, про одежду принцессы он больше не вспоминал и вообще не видел ничего, кроме двух карих глаз, устремленных ему прямо в душу.

Капитан упал на колени. Это не предусматривалось церемониалом в подобных случаях, но ноги его подкосились сами собой.

— Встаньте! — повелела Марронодарра. Капитан, покачиваясь, повиновался. Почему-то он был уверен, что неведомо как оказавшаяся здесь принцесса джерронорров явилась к нему именно за тем, чтобы выяснить все о своей двойнице, а также о пропавшем катере. Он явственно ощутил, как рухнул с его сердца тяжеленный груз, когда принцесса сказала:

— На вашем корабле путешествует писатель Турин с супругой…

Не спросила, а именно сказала тоном, не терпящим возражений.

Капитан снова почувствовал, как задрожали его колени. Все же он сумел собрать остатки воли в кулак, поскольку Турины сошли с корабля сами, вел он себя с ними вполне подобающе… Он ответил почти твердо:

— Ваше высочество, их здесь нет.

— Где же они?

— Сошли на Релене… Писатель Турин захотел узнать о блуждающих Переходах — он пишет книгу…

— На Релене? — перебила капитана принцесса. — Не там ли сошли и еще трое пассажиров? Как и Турины, они сели на корабль в космопорте Генны — двое мужчин и рыжеволосая девушка?

Колени капитана все же подогнулись во второй раз.

— Признаю, признаю! — залепетал он, сплетая пальцы.

— Да что вы так нервничаете? — бросила принцесса. — Я вас ни в чем не обвиняю! Ну, сошли — и сошли.

Но капитан не мог больше терпеть груза своей вины. Он стал рассказывать принцессе все, начиная от каюты-люкс за взятку и заканчивая списанным катером…

Когда «Звездная пыль», подобно будничной пыли, растаяла в облаках, Генка грустно-прегрустно выдавил:

— А я-то радовался…

— Да, Гена, везение наше временно кончилось, — кивнула Марина и глубже надвинула на лоб шляпу. — Но ты не горюй! Все равно мы их догоним! Мне даже кажется, что догоним мы всех троих сразу — и папу с мамой твоих, и Юльку. Ведь что получается: бандиты с Юлькой улизнули на катере, а твои родители тут же покинули корабль, хотя не собирались.

— Думаешь, они про Юльку тоже знают?

— Иначе совпадений слишком много.

— Но что папа с мамой могут сделать?!

— Наверное, они что-то придумали, раз сошли… Мы все равно зря только время теряем, гадая. Надо лететь на Релену!

— На чем? Есть здесь еще корабли? — закрутил головой Генка.

— Может, и есть, но давай-ка лучше без шума и пыли, как говорят у вас, — «Звездной» и всякой иной. Что-то мне все меньше начинают наши приключения нравиться.

— Но разве здесь есть Переход на Релену?

— Не знаю… Нет, наверно. На Релене Переходы постоянно меняются. Блуждающие Переходы. Вот и капитан сказал, будто твой отец ими заинтересовался, потому и сошел.

— Может, и правда?

— В любом случае, к ним лететь нужно.

— Послушай, Марина, — заскреб голову Генка, — а почему ты своему отцу обо всем рассказать не хочешь? Я давно уже об этом думаю.

— Не знаю, Гена. — Марина нахмурилась. — У меня предчувствие какое-то… Как-то все странно происходит, я суть не могу ухватить. И мне это не нравится. А отец — он же не один! Там советники всякие, куча министров. Постоянно интриги плетутся… А что, если Герромондорр не в одиночку все это затеял? Что, если ниточка не оборвалась, а дальше тянется? Да вдруг не одна?.. Я сначала сама во всем разобраться хочу, Гена!

— Но капитан все расскажет Императору!

— Не расскажет. Он — не Избранный. Уж его-то я смогла обработать как следует. Он про меня не помнит ничего и никогда не вспомнит уже. И про Юльку с теми двумя, и про родителей твоих. Просто были какие-то обычные пассажиры — и все. Он даже о потере шлюпки думает сейчас в соответствии с собственной легендой — оторвало возле Релены при столкновении с блуждающим Переходом! — Марина засмеялась. — Вообще, мужик хлипким оказался. Как он в капитаны-то попал, да еще на такой корабль? Вот с помощником его повозиться чуть дольше пришлось — сильно уж деньги любит. За них на все готов! Скорее с памятью готов расстаться, чем с деньгами. Но деньги они тоже отдали — вместе с памятью. Верну в казну, когда все закончится, а этих двоих лично выгоню в шею!

— И все-таки как будем добираться до Релены? Прыгать, что ли?! — Генка хихикнул.

— Именно прыгать, Геночка, как ты догадался? — улыбнулась Марина. Увидев, что у того округлились глаза и дыбом встали волосы, она рассмеялась во весь голос.

ГЛАВА 34

Марина достала скафандр и без лишних разговоров полезла в него. Генка стоял и продолжал хлопать глазами:

— Нет. ты это серьезно?

— Конечно. А в чем дело?

— Марина, я же не прыгал никогда на такие расстояния… — Генка никак не мог поверить, что принцесса не шутит.

— А разницы нет. Силы только тратится больше, — спокойно пояснила Марина. — Если не рассчитать, можно не долететь. Но до Релены нам точно хватит, так что не переживай.

— Но как я прыгну? Я ведь не представляю даже, как это делается.

— Точно так же, как при обычном прыжке. Если знаешь конечную точку, представляешь ее — и вперед!

— А если не знаешь? Я ведь на Релене не был!

— Сейчас я тебе «покажу»…

Марина сосредоточенно замолчала, и Генка действительно «увидел» перед собой испещренный кратерами каменный шар, очень похожий на Луну. Шар быстро приблизился, словно на камере нажали кнопку трансфокатора, и перед Генкиным «взором» предстал космодром — вид сверху. Затем «оператор» опустился на поверхность и приблизился к зданию космопорта. Марина завершила «показ» и пояснила:

— Вот это место и представляй. Сначала планету, потом место.

— А скафандры зачем? Ведь ты к нам без скафандра попала?

— Во-первых, у меня его тогда и не было под рукой. — Марина мрачно усмехнулась, продолжая упаковываться в скафандр. — А во-вторых, на всякий случай. Релена такая… особенная. Честно говоря, ее блуждающие Переходы меня немного смущают.

— Вот видишь! — Генка все еще вертел в руках рюкзак со скафандром. — Промахнусь, еще…

— Да ты никак трусишь? — прищурила Марина глаза. Генка вспыхнул так, что покраснели даже ладони.

Затем натянул скафандр столь быстро, что сдал бы, наверное, какой-нибудь норматив по его надеванию, если бы таковой существовал.

Марина и сама смутилась. Все-таки можно было и не говорить Генке о трусости прямо. Хотя, с другой стороны, результат превзошел все ожидания…

На самом-то деле совершить подобный прыжок впервые не очень просто. Марина хорошо понимала это и боялась за Генку. Потому и подстегнула его незаслуженным обвинением в трусости. Она не стала говорить ему, что этот прыжок можно сделать управляемым: надо лишь не концентрироваться на конечной цели, а просто превратиться в точку, в. энергетический луч — и лететь, выбирая цель по пути. В полете можно наблюдать окружающий мир — хотя и не совсем так, как видишь его обычным зрением. Можно мыслить — тоже не на привычный манер. Но для всего этого требуется опыт, а его-то у Генки как раз не было… А страх конечно же возник — естественный страх перед неизвестностью, а не та банальная трусость, в которой упрекнула она Генку…. Принцесса сделала вид, что ничего не произошло, и спокойно сказала, уже по внутренней связи:

45
{"b":"5363","o":1}