A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
79

— Мужчина и женщина были не вместе. Мужчину я видел здесь вчера вместе с Избранной. Они купили у меня два скафандра и уехали на автобусе в сторону Гуконолоса. Женщина была раньше на два дня. Улетела с двумя джерроноррами на корабле «Звездная пыль».

Евгения опешила. Она не ожидала ничего подобного. Ее дети не могли покупать скафандры и летать на межзвездных лайнерах! Им не на что, а самое главное — незачем это делать! У ее сына не могло быть знакомой Избранной, а у дочери — знакомых джерронорров, с которыми она улетела бы от брата!.. Может быть, их похитили?

Именно об этом она и спросила у барыги.

— Женщину могли похитить, — согласился тот. — Она была в измененном сознании… Мужчина действовал по своей воле.

— Вы что-нибудь знаете о тех джерроноррах, которые сопровождали парня и девушку? — с надеждой спросила Ева.

— Пятьсот джеров… — Барыга вновь протянул руку. В тоне его «голоса» впервые проскочили нотки эмоций. — Это дешево — информация необычная.

Ева расплатилась, и гуманоид «сказал»:

— Мужчины-джерронорры выглядели охранниками — сильные, с оружием — но вели себя как преступники. Очень волновались. Вспоминали, что поступают незаконно. Боялись наказания Императора. Думали о женщине, как о принцессе.

Евгения с трудом удержалась от восклицания. Туземец продолжил:

— Другая женщина-джерроноррка поставила сильный блок. Что она думала, я не услышал. Одета легко, как мужчина. Высокая… — Барыга чуть поднял ладонь над собственной головой. — Была в шляпе, из-под которой выбилась прядь волос ярко-красного цвета. Сопровождавший ее мужчина думал о ней как о принцессе.

— Что?! — не выдержала Ева. — Снова принцесса?!

— Я не знаю, были ли эти женщины принцессами на самом деле: их сознание я не проверял, — пояснил барыга хладнокровно. — Но их спутники считали обеих принцессами.

Ева молча кивнула аборигену и машинально пошла к автобусному терминалу: ведь барыга сказал, что Гена уехал в сторону Гуконолоса именно на автобусе.

Гуконолос — так официально именовался здешний Устюг — Ева знала хорошо, бывала в нем не раз. И Роберт встретил Юлю и Гену здесь…

Стоп! Потом он видел их на космодроме! А барыга утверждает, что они были там по отдельности, причем — с незнакомыми людьми!..

Кто же ошибается?

Барыга в принципе может соврать. Правда, непонятно, с какой целью…

Роберт — проверенный агент… Жаль, что не догадались попросить его показать «картинку». Но новость свалилась им на головы так неожиданно! И потом, Роберт же видел документы…

Еще раз стоп! А почему мы решили, что раз документы Юли у Гены, то бывшая с ним девушка — Юля и есть?.. Барыга сказал, что с Геной была рыжая спутница..

Вот тут-то Еву и осенило! Паззлы сложились в ее голове. Стало ясно и почему здесь оказались дети. Принцесса спряталась на Земле, но отчего-то за нее приняли Юлю и похитили! Гена, конечно же, бросился выручать сестру, а настоящая принцесса взялась ему помогать. «Мы все это время гонялись за Юлей, — ахнула Евгения, — полагая, что „ведем“ принцессу!»

Материнское сердце заныло: дети потерялись! Да еще впутались в такую историю! Впрочем…

С Юлей пока ничего не известно. Когда она окажется у Миссина, тот догадается о подмене. Поднимется шум. Юлю либо отпустят, либо устранят — как ненужного свидетеля…

Евгения поежилась. «Не думай так! — приказала она себе и переключилась на сына. — Он-то, возможно, еще здесь! И с ним — принцесса. Вот ведь чудо!.. Что они предпримут? Зачем им скафандры?»

Последнее тревожило Еву больше всего: наверняка затеяли какую-нибудь авантюру, чтобы выручить Юлю!..

«Но принцесса-то какова! — с восхищением подумала Ева. — Кто бы мог подумать, что это изнеженное создание способно на подвиги? Хотя… Я ведь совсем не знаю ее, видела-то пару раз — издали… Мало ли что сплетни доносят?»

Она прибавила скорость, увидев, что к терминалу подали розовый автобус.

Подходя к гостинице, Ева невольно замедлила шаг — ей показалось, что в двери «Сухоны» зашел Гена. Сердце сорвалось в галоп. Боясь спугнуть удачу, она шла, мысленно обращаясь к православным святым. Она готова была обратиться к кому угодно — только бы дети оказались рядом!

«Может быть, и Юля здесь? — шептала она. — Может быть, барыга наврал? Господи, сделай так, чтобы он ошибся!»

Когда она вошла в тесный гостиничный холл, тот был пуст. Владелец «отеля» Степан одиноко скучал за стойкой. Увидев Еву, он радостно заулыбался, гостеприимно раскинув руки:

— О! Госпожа Турина! Вы вернулись? Надолго? Вам тот же номер?

— Здравствуйте, Степан… — Взгляд Евгении рассеянно бегал. — Мне показалось, что сюда зашел парень…

— Да, это наш постоялец. — Степан понизил голос и перегнулся через стойку: — Странный, между нами говоря… Остановился вчера у нас с девушкой — шикарной такой. Сегодня съехали, номер сдали, а к вечеру он вернулся, но уже один и смурной, как осенняя ночь!.. Кстати, вчера они вами с господином Туриным интересовались!

— Вот как? — Ева не знала уже, радоваться ей или удивляться. — Простите, в каком номере он остановился?

— В шестом… — Увидев, что женщина бросилась к лестнице, Степан крикнул ей вслед: — Ваш номер тоже не занят! Вселяйтесь, ключ в двери!

Когда в дверь постучали, Генкино сердце екнуло… Часто бывает так, что сердцу известно все, а человек продолжает мучиться, искать решения, идет на ненужные компромиссы…

Генка перебрал в уме, кто бы это мог быть, не решаясь почему-то открыть и выяснить, кто там. Сердце колотилось и колотилось, словно пытаясь выпрыгнуть к двери или подтолкнуть к ней хозяина.

Наконец Генка рывком распахнул створку. Он ожидал все-таки увидеть Марину, поэтому худенькую темноволосую женщину узнал не сразу.

— Вы к кому? — машинально спросил он, и тут сердце так бухнуло в груди, что наступило прозрение. — Мама!..

— Сынок…

Она привстала на цыпочки и обвила Генкину шею руками.

— Сыночек…

Тут Генка вышел из ступора и принялся обнимать и целовать мать. Первые несколько минут они обменивались только междометиями и бессвязными обрывками слов. А потом, как по команде, задали друг другу вопросы:

— А где Юля?.. — спросила мать.

— А где папа?.. — откликнулся сын.

Оба замерли, тревожно вглядываясь в глаза другого.

— Я не знаю, где сейчас Юля,, мама, — первым ответил Генка и поспешил успокоить: — С ней все в порядке, она жива! Я расскажу… А папа?

— Полетел на Землю… ненадолго. Ты все знаешь про нас?

— Знаю… Не все, самое главное. Вы — джерронорры? — Генка знал ответ и все-таки напрягся.

— Да, сынок. Как и ты, как и Юля… — Ева бережно провела рукой по его голове. — Но мы также люди. И должны ими оставаться… — Она прижала Генку к себе.

Потом они уселись на диван и принялись рассказывать друг другу все: Генка — о событиях последних дней и пролетевших полутора лет, перескакивая с одного на другое, а Евгения — обо всей своей жизни, о той ее стороне, которая была неизвестна сыну. Рассказала и о том, как узнали они с отцом, что Генка и Юля не на Земле.

И тут Генка несмело признался:

— Мама, я люблю Марину…

— Принцессу?! — Она ахнула, вскинув ко рту ладонь совершенно земным жестом.

— Да… Мне кажется, что и она меня любит.

— Это невозможно, сыночек… Марронодарра — невеста Миссина! От их брака зависит мир в Галактике!

— Мама, ты говоришь, как будто с трибуны, — горько усмехнулся Генка. — Я знаю обо всем. Но что я могу поделать с собой? Я люблю ее — вот и все.

Ева снова прижалась к груди сына. Она гладила его спину и приговаривала:

— Ничего, сыночек, все будет хорошо… Теперь все будет хорошо… Теперь мы вместе… Нам бы только папу дождаться да Юленьку найти!

— И Марину, — еле слышно добавил Генка.

— И Марину, — кивнула мать.

ГЛАВА 39

Марронодарра стояла посреди широкой аллеи. Никакой двери сзади нее уже не было. Да и существовала ли вообще какая-то дверь, существовала ли та жуткая Пустота, существовал ли, наконец, тот, кто разговаривал с ней в той Пустоте? Может быть, все это ей только приснилось, почудилось в блуждающем Переходе?

51
{"b":"5363","o":1}