ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Передохнув и немного придя в себя, Юлька стала размышлять, что делать дальше. Первая мысль — лететь назад и освобождать Марину!..

Но подумав, Юлька слегка успокоилась. Что она может сделать одна? Да если бы и могла, не испортит ли такими действиями все? Ведь ничего она не знает, почти ничего не понимает, что происходит там, на Анамаде и на Турроне!.. Замечательно хотя бы то, что нашлись и живы родители, что живы Генка и Марина!

Невероятно, но родители оказались Избранными Джерроноррами! Они-то как раз знают, что делать, а она… Признаться откровенно — только путается под ногами, заставляет всех отвлекаться и нервничать, переживать за нее, оберегать, спасать!.. Как ни грустно и как ни обидно, самое лучшее — отправиться домой и там спокойно всех дожидаться. Ну, не совсем спокойно… Попробуй тут остаться спокойной! И все-таки надо ждать. Пора наконец становиться взрослой, а для этого… взрослым не мешать!

Юлька хмыкнула и крутнула головой. «Парадоксально, но факт!» — по-книжному подумала она.

Девушка критически оглядела себя. В таком одеянии показаться в городе — нелепо и даже опасно!

Юлька через голову стянула с себя платье с драгоценностями. Пролетевшей сотни парсеков сделать из ничего маечку-топик оказалось пустяком…

Голые ноги облепили комары, безжалостно сосавшие кровь Избранной Джерроноррки. «Какая наглость!» — подумала Юлька и сотворила джинсы. Но комары продолжали добывать высокопробную кровь из шеи, плеч, рук, да и сквозь маечку без труда просовывали свои злобные хоботки. Пришлось сделать ветровку.

Теперь Юлька в точности походила на грибника или туриста. Только корзинки или рюкзака не хватало… Юлька сделала синенький рюкзачок и затолкала в него платье.

Взгляд упал вниз — на длинные носы алых сапожек. «Непорядок», — подумала она и стала стягивать обувку. Голые ступни атаковали сухая хвоя и мелкие веточки. «Надо сделать клевые кроссовки», — решила девушка и представила самую моднячую модель. Кроссовки не появились.

«Неужели Силе жалко на фирму раскошелиться?» — удивилась Юлька и «задумала» кроссовки попроще. Результат был тот же… Тогда она «заказала» обычные дешевые тапочки — фиг вам!

«Да что же это такое?! — рассердилась Юля. — А ну-ка, еще раз джинсы!..»

Нет, опять облом!

«А!.. — вспомнила Юлька. — Я же потратила всю Силу, пока летела сюда и гардероб обновляла!»

Объяснение ей понравилось, и она снова натянула «принцесские» сапожки.

Несколько километров, отделявшие лес от города, Юлька пролетела, как на крыльях, — никакой Силы для этого не понадобилось. Ее несла радость вновь обретенной родины — как ни пафосно это звучит. Березки по краям дороги, ручьи, журчавшие вдоль нее или пересекавшие под мостками, пушистые облака, парившие в голубом небе, — все наполняло Юльку невиданным ранее восторгом, вливало в нее свежую силу. Не ту таинственную Силу Избранных Джерронорров, а настоящую, земную, вольную силу свободного человека, вернувшегося домой.

Едва войдя в город, Юлька встретила Андрюху Кожухова. Парню было давно за двадцать, но когда-то, когда сама Юлька ходила еще в начальные классы, Андрей учился в их школе, а потом пару раз они случайно пересекались на молодежных тусовках. Разумеется, у девчонки-подростка и взрослого «дядьки» не могло быть ничего общего — они за всю жизнь едва перекинулись парой слов. Но сейчас Юлька обрадовалась Андрюхе, как лучшему другу.

— Привет! — запрыгала она, едва не бросившись парню на шею.

— Привет, — удивленно остановился Андрей. — Ты кто такая?

— Здрасьте, — обиделась девушка. — Я — Юлька Турина! Не помнишь, что ли?

— А-а… — протянул парень, то ли вспомнив, то ли просто стараясь быть вежливым. — Как дела?

— Все путем! — подняла большой палец Юлька. — А ты как?

— Да так, помаленьку, — пожал плечами Андрей.

— Ну, бывай тогда! — Она помахала рукой и поскакала дальше,

— Бывай, — сказал Андрюха, задумчиво глядя девушке вслед. — Гм, а девчонка-то ничего… Где-то я ее и правда видел…

Сначала Юлька устремилась домой. Почти дойдя до подъезда, она вспомнила, что у нее нет ключей. Почесав кудрявую голову, решила пойти к Машке — лучшей подруге. «Вместе придумаем, что делать! — успокоила себя Юлька. — Во всяком случае, уж переночевать на ночку-другую пустит».

Юлька развернулась и двинула к дому подруги. По пути стала придумывать легенду, объяснявшую ее отсутствие. Генка ведь тоже исчез почти в то же время… Значит, надо связать все с братом… Интересно, Машка видела Марину? Возможно! Не дождавшись тогда Юльки, она могла зайти к ним домой… Что ж, тем лучше!

Легенда в Юлькиной голове почти оформилась. Детали можно придумать по ходу…

Дверь открыла сама Маша. Увидев Юльку, она потеряла дар речи. Но не зрение. Оглядев подругу с головы до ног и задержав ошалелый взгляд на сапожках, Мащка наконец выдохнула:

— Ух ты, клево! Где такие урыла?

— Ну ты даешь, подруга! — возмутилась Юлька. — А где я была — тебя не интересует?

— Ты че? Конечно, интересует! — Маша пришла в себя и втянула Юльку за рукав в квартиру. — Рассказывай давай!

— Подожди ты, — тряхнула рукой Юля. — Дай хоть отдышаться. Чай у тебя есть?

— Есть! Вроде… Сейчас посмотрю… — Маша упорхнула на кухню и крикнула оттуда: — Не! Заваривать надо. Подождешь?

— Конечно, подожду, — буркнула Юлька, снимая рюкзак и ветровку. — Куда мне деваться?

— Что? — раздалось из кухни.

— Подожду! Скорее только, умираю от жажды! — ответила Юля громче и повесила куртку на вешалку. Голый живот возмущенно заурчал. От голода, кстати, тоже.

— Сейчас сварганю ченить! — откликнулась подруга. — Яичницу с колбасой будешь?

— Буду, — сказала Юля, входя в кухню. Орать из прихожей ей надоело, да и по Машке она соскучилась. — Привет, кстати.

— Ой, привет! — Маша включила чайник и бросилась Юле на шею. — Ты где была-то? Генка твой тоже пропал… О! Ты знаешь, я у вас дома его с такой девахой видела! О-бал-деть!

— Тебя не поймешь: то пропал, то видела…

— Я сначала видела, а потом он пропал!

— Оттого что тебя увидел! — засмеялась Юля.

— Да ну тебя, — рассмеялась в ответ Маша. — Я — девушка красивая, от меня вполне пропасть можно! Но та… Я тебе скажу — это что-то! Голливуд отдыхает!

— Да знаю я ее, — махнула рукой Юля, усаживаясь на маленький угловой диванчик. — Невеста это Генкина, Марина.

— Невеста?! — Машины глаза чуть не вылезли из орбит. — У Генки — и такая невеста?!

— А чем тебе мой брат не нравится? — нахмурилась Юля. Слова подруги кольнули ее в сердце. А ведь раньше она не обратила бы на них никакого внимания. Маша заметила, что подружка обиделась, и снова бросилась ей на шею, чмокая в обе щеки:

— Юлька, перестань! Я же пошутила! Генка — клевый парень, но ты же сама говорила: черный монах, и все такое…

— Перестань! — отстранилась Юля. — Я дура была. И запомни: мой брат — самый лучший! Самый! Нет на свете парня лучше него! Во всей Галактике! И если я от тебя еще раз услышу про него такое — ты мне больше не подруга!

Теперь надулась Маша. Юля поняла, что перегнула палку, и сама кинулась целовать подругу.

Вскоре мир был восстановлен, чай заварен, яичница пожарена, и Машка с Юлькой, уминая за обе щеки яйца с колбасой, наперебой заговорили, давясь и кашляя:

— Я думала, ты — все!.. Ну, подруга… Кхы!

— Ух, я по тебе скучала!..

— Ты пропала, Генка пропал, Люська Мордвинова — знаешь, толстая такая? — тоже пропала!

— Сейчас расскажу… Кх-кх-кхы-ы!

Запив быстренько яичницу чаем, подружки откинулись наконец на спинку диванчика и смогли поговорить более толково и внятно. Во всяком случае, более внятно — это точно.

— Давай, выкладывай! — сказала Маша.

— С чего начинать?

— Где была?.. Нет, кто такая эта тел… эта девушка?

— Я ж тебе говорила: это Марина, Генкина невеста. Самая лучшая девушка в Галактике!

— Ну, у тебя все лучшие в этой… как там? Слушай, что за словечко новое?! Га-лак-тика!

64
{"b":"5363","o":1}