ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зря! Сходи посмотри, в «Родине» идет. Там тоже планеты и эти… заднации.

— Цивилизации, — машинально поправил Гутторр.

— Ну, я и говорю! Клево там: шварк-шварк мечами! Такие ракеты — ж-ж-ж! Бабах! — Люська замолотила руками, словно ветряная мельница. — А мужики там — мама, не горюй! Такие: а-а! Тики-тики! У-ух!

— Обязательно посмотрю, — постарался остановить водопад непонятных звуков кузнец.

— Ну, посмотри, — успокоилась Люська. — Клево! Там и бабы есть классные. С, сиськами!

— Гм… — неожиданно позеленел Гутторр. — Так как все же твоя планета называется?

— Продолжаем игру? — захохотала Люська. — Угадай слово? А четыре варианта? Типа: а — Земля, бэ — Луна, гэ — Марс, жэ — Сникерс! Вариант «а» — Земля! Правильно?

— Правильно, — решил подыграть сумасшедшей Гутторр. «Может, она еще и не оправилась?» — с надеждой подумал он.

— Давай дальше! — заерзала на лавке Люська.

— Кто приходил к тебе в магазин перед тем, как тебе стало плохо?

— А варианты? — прищурилась девушка.

— Это другая игра, — нашелся Гутторр. — Без вариантов. Просто назови — и все.

— Ну, так неинтересно! — заныла Люська. — Ладно, последний раз скажу, а потом ты мне будешь отвечать!

— Хорошо.

— Приходил сначала Генка Турин — мой одноклассник, он лампочку попросил. А магазин же закрыт был, в нем менты шуровали — ночью кто-то витрину разбил. Ну, не совсем разбил, а продырявил. И на складе шмон устроил… Я Генке из списанных дала лампочку. После Генки — позже уже, когда менты ушли и мы работать начали, — пришли два бандюгана. Ну, точно тебе говорю! Шей — нет, морды — во, руки — во!.. — Люська вдруг замолчала.

— Ну? — поторопил ее Гутторр.

— Че «ну»? Запряг, что ли? Все! Потом ниче не помню… — пригорюнилась Люська. — Теперь ты базарь: че со мной дальше было?

— Скорее всего, тебя эти бандиты… усыпили и похитили.

— Ух ты! — обрадовалась Люська. — А они меня сонную не… того?

— Не знаю, — не понял смысла вопроса кузнец, но вдаваться в детали не стал. — Потом они тебя куда-то перевезли, потом ты, скорее всего, потерялась и попала сюда.

— Куда — «сюда»? В деревню какую-то?

— В общем-то да, в деревню, — осторожно сказал Гутторр. — Только она на другой планете, не на Земле.

Неизвестно почему Люська вдруг поверила кузнецу и громогласно разрыдалась.

Гутторр растерялся. Сам он плакать не умел, и чужие слезы всегда вызывали в нем оторопь… Впрочем, деваха проревелась быстро и взглянула на него сухими глаза.

— Ты меня вытащишь отсюда? — с надеждой спросила она.

Кузнец пожал плечами:

— Не знаю… Как? Я всего лишь кузнец…

— Кузнец-удалец, — подмигнула Люська, быстро забыв о своем положении, а может и не осознав его до конца. — А че делать умеешь?

— Все, что в хозяйстве людям нужно: инвентарь разный железный, инструмент — косы там всякие, плуги… Я и слесарить могу, замки делаю, разные мелочи для дома…

— О! — обрадовалась Люська. — Хозтовары, короче? Слушай, Гутор, бери меня к себе в долю! Ты будешь делать хозтовары, а я — торговать! Магазин откроем — «Товары для дома»! Я в таком работала как раз!

— Посмотрим… — удивился предприимчивости гостьи Гутторр.

— Че смотреть? Давай! — соскочила с лавки Люська. — Тогда и домой мне спешить нечего! Че я там забыла? Мужики, чай, и тут водятся! Да и ты — мужик красивый…

— Ну уж! — Кузнец сделался салатовым и сам на себя разозлился.

— И я — ничего вроде телка! — огладила дородные бока Люська и заржала, но вдруг неожиданно замерла с раскрытым ртом.

— Ты чего? — нахмурился Гутторр.

— Я еще вспомнила… — прошептала Люська испуганно. — Девку рыжую… Красивая, зараза!

Люська смачно выматерилась. Гутторр, получив из Сети дословный перевод, панически вздрогнул.

— Че-то она мне тогда не понравилась… Че-то у меня башка от нее заболела… — Люська сморщилась и сжала виски.

— Поешь турплюк! — испугался кузнец. Подскочил к столу, вспомнил, что от «огурца» остались одни косточки, и полез в погреб за новым. Когда вернулся, увидел, что девка сидит бледная и по-прежнему сжимает виски ладонями. Отрезав от «огурца» огромный кусок, протянул его Люське:

— На, съешь! И не думай больше о рыжей! Скажи только: ты знаешь, кто она и где ты ее видела?

— Я должна была ее… убить! — испуганно прошептала Люська и охнула от нового приступа головной боли. — Ничего больше… не знаю…

Ее глаза начали вдруг стекленеть, принимая недавнее бессмысленное выражение. Гутторр, ругая себя последними словами, подскочил к ней и стал запихивать ей в рот куски «огурца». Люська машинально зачавкала, продолжая пялиться бессмысленно в пустоту. Через какое-то время щеки ее начали приобретать нормальный розовый цвет, а глаза, моргнув несколько раз, забегали по сторонам. Наткнувшись взглядом на кузнеца, Люська шумно вздохнула:

— Уф-ф!.. Че со мной было? Заплохело опять.

— Сейчас лучше? — обеспокоенно спросил Гутторр.

— Угу. Блин, здоровье стало ни в …

— Давай-ка спать ложись! — спохватился кузнец. — Сейчас я тебе постелю!

— А ты? — игриво сощурилась Люська. — Ляжешь со мной?

— Я… — Гутторр задергался. — Я в кузню пойду… Или в баню.

— Сам себя в баню посылаешь? — захихикала Люська. — Давай со мной-то! Я — девка горячая, лучше бани согрею!

Гутторр, не узнавая себя, позеленел за вечер в третий раз. Люська обратила на это внимание:

— Че-то ты зеленым все время становишься, как лягушка? Хреново, что ль? Мы с тобой не траванулись чем?

— Устал я сильно… И голова болит… — Гутторр приложил руку ко лбу. — Ложись спать. И я пойду.

— Ну-у, болезный ты мой! — протянула Люська. — Ладно, иди… Но завтра — со мной! Иначе уйду от тебя мужика искать!

Люська надула толстые щеки и засопела.

— Ладно-ладно! Завтра — обязательно! — обрадовался отсрочке приговора кузнец.

ГЛАВА 50

Уложив гостью и дождавшись, пока та захрапела, Гутторр создал вокруг постели силовой кокон, пропускавший только воздух. Медленно, стараясь не скрипеть половицами и не хлопать дверями, вышел во двор. Сел на лавочку возле поленницы и перевел дух.

Ночь опустилась уже на село. В небе мерцали россыпи ярких звезд, от которых вокруг было так же светло, как на Земле в полнолуние: Леггерра располагалась куда ближе к центру Галактики…

Гутторр мысленно восстановил события минувшего дня, а особенно — разговор с гостьей. Судя по всему, это была именно она — та, ради которой и находился он теперь на Леггерре.

Наследница престола!.. Смешно подумать — не то что сказать! Уродливая толстая дура! Нелепость…

Гутторр вполголоса засмеялся. Только смех его больше походил на плач. Значит, задуманный план придется менять… Можно, конечно, и не менять, но… Нет, он просто не сможет… Ни за что!.. Пусть этим займутся другие. Надо только дать знать этим другим, где находится принцесса.

Принцесса…

Гутторр зажмурился и застонал. Почему, ну почему самые опасные, самые гадкие, самые отвратительные задания выпадают на их семью?! С болью вспомнил он погибших братьев: «Гиттлерр, Геррморр (Герро-мондорр — так нелепо звали его самодовольные джер-ронорры!), ради чего вы отдали жизни? Ради идеи? Какой?! И самое главное — чьей?! Может быть, вами просто играли?.. Конечно, играли!.. Особенно жаль Гиттлерра: Хозяева подменили им жалкого земного художника, не дав почему-то истинной Силы — лишь ее зачатки, заменили чужой его собственную память, оставив лишь Цель… А мне для чего-то „подарили“ знание о судьбах братьев. Чтобы болела душа и разрывалось сердце! И теперь играют мною. И выйти из этой игры я не могу!.. Все, главное я сделал, а нырять в дерьмо не собираюсь! Вот вам наследница — целуйтесь с ней сами!»

Впрочем, вспомнил он, еще не все формальности соблюдены. Вероятность того, что храпящая в его постели похотливая толстуха — наследница джерроноррского престола, очень велика. Но полной уверенности, доказательств данного факта у него пока все же нет.

68
{"b":"5363","o":1}