ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Турины снова переглянулись, пораженные, что Люська знает такое.

— Нет, Люся. — Ева поднялась, подошла к девушке, села рядом и приобняла ее за плечи. — Этот дворец тоже не на Земле. В нем живет настоящий Император.

— Молодой? — блеснули Люськины глаза.

— Нет, старый, — покачала головой Ева. убив Люськину надежду, но тут же зародила новую: — Он хочет выдать свою дочь — принцессу — замуж.

— За прынца? — усмехнулась Люська.

— Почти, — кивнула Ева. — За сына Вождя могучей цивилизации.

— А я при чем? — сдвинула брови Люська, не в силах понять своей роли. Впрочем, ее умственные способности тут были вовсе ни при чем. Кто бы на ее месте мог ожидать, что сидящая рядом женщина — мать ее бывшего одноклассника — скажет будничным тоном, словно покупая рулон туалетной бумаги:

— При том, Люся, что принцесса — ты.

Если бы Люську напрямую оскорбили, назвав, например, шлюхой или даже более грубо и прямо, вряд ли бы она возмутилась сильнее.

— Что?! — вскочила она, покрываясь красными пятнами. — Какая я вам прынцесса?! Че, раз вы Генкины родичи, то можно меня поливать?! Че я вам сделала? Или за Геночку своего боитесь?! На хрен он мне нужен, успокойтесь!

— Сядь! — стукнул кулаком по столу Зукконодорр. — Замолчи!

Люська на полуслове замолкла и медленно опустилась на кровать, не сводя взгляда с Турина. Таким она его еще не видела. Он был не злым, не рассерженным, даже не строгим — он был другим. Не человек, а сгусток высшей силы, высшей справедливости, благодаря чему имеет полное право делать с любым все, что ему заблагорассудится. И это будет непременно и однозначно справедливо — что бы он ни решил.

И Люська беспрекословно признала это. Слово Турина, равно как и его жены, приобрело для нее значение Истины. Почему так случилось — Турин не смог бы сказать. Ведь у него не было больше Силы… Но, видимо, осталось в нем что-то, вообще отличавшее Избранных, возвышавшее их над остальными. Он не стал размышлять над этим, а просто сказал сухо и жестко:

— Сиди и слушай! И хорошенько запомни то, что я сейчас тебе скажу. Забудь о том, что с тобой было и кем ты была раньше. Все то — ненастоящее. Мы тоже не те, кто знаком тебе по Земле. Мы — Избранные Джерронорры: я — Зукконодорр, моя супруга — Еггенодарра. И ты — не просто человек. Не человек даже по сути. На самом деле ты — Избранная Джерроноррка, дочь Императора, наследница престола великой джерроноррской Империи! — Люська вздрогнула, но не издала ни звука. — Сейчас мы полетим к твоему настоящему отцу в столицу Империи. Ты — принцесса и должна вести себя, как принцесса: подобающе и достойно. Ты должна исполнять волю своего истинного отца — Императора джерронорров, владыки цивилизации столь могущественной, что тебе и не снилось! Со временем ты унаследуешь эту почти безграничную власть… Но у цивилизации джерронорров есть не менее могущественный враг — цивилизация анамадян, во главе которой стоит Вождь — владыка не менее сильный, чем Император. Между этими двумя цивилизациями идет давняя война. Если она продолжится, вся Галактика с миллиардами звезд и планет, включая Землю, может погибнуть. Недавно появился шанс прекратить войну. У Вождя анамадян есть сын. Правители договорились заключить мир, поженив своих детей. У Императора имеется еще одна дочь, но она младше тебя, значит, не является наследницей престола. До недавних пор о тебе не знали, поэтому именно она считается наследницей, именно ее Император собрался выдать замуж за сына анамадянского Вождя. Император не знает о тебе и сейчас. Поэтому если в тебе нет силы взвалить на свои плечи титул наследницы престола, то все останется так, как было. Мы доставим тебя на Землю, ты снова станешь продавщицей лампочек, а наследницей престола будет та, кто на самом деле ею не является. Решай! Только быстро.

Несмотря на обилие незнакомых слов и понятий, Люська поняла главное. И безоговорочно поверила Зукконодорру. Она поднялась, с достоинством расправила покатые жирные плечи и сказала так, как не говорила никогда еще в своей жизни:

— Я решила! Мне, наследнице престола, позорно торговать обоями и лампочками. Я не люблю войну. Если для дела мира мне надо выйти замуж, что ж — я готова пожертвовать своей молодостью и красотой! — Тут Люська слегка прослезилась от собственной речи, но быстро взяла себя в руки: — Раз надо — значит, надо. Везите меня к папе!

Зукконодорр повернулся уже к двери, но Еггенодарра остановила его, показывая на Люську:

— Погоди, посмотри, во что она одета!

— Не она, а принцесса! — Люська капризно выставила из-под белой длинной рубахи босую толстую ногу. Холщовый серый сарафан валялся возле кровати на полу.

— Ты вот что, поприкуси язычок-то, принцесса! — грубо оборвал ее Зукконодорр. — Пока еще ты — никто. И без нас — никем и останешься! Будешь тут, на Леггерре, коров пасти.

— А тут есть коровы? — удивленно спросила Люська, подобрав ногу и виновато потупясь.

— Не знаю, — пожал плечами Турин. — Что, хочешь проверить?

— Нет-нет, — голосом пай-девочки пропела Люська. — Я к папе хочу, во дворец. Простите! — Она бы сделала, наверно, книксен, если бы имела представление, что это такое.

Еггенодарра между тем рылась в обнаруженных в доме сундуках. Нашла растоптанные ботинки, что-то похожее на шаровары, явно женскую вязаную кофту.

— Придется надеть пока это… — Она пододвинула найденные вещи вместе с сарафаном Люське. Та фыркнула было, но, натолкнувшись на красноречивый взгляд Зукконодорра, принялась, пыхтя, одеваться.

Зукконодорр тактично отвернулся.

— Во дворце оденешься как подобает, — сказал он, утешая Люську. — Мы с собой гардеробов не возим

— Слушай, а ведь она, наверное, может… — вспомнила Ева о Силе Избранных.

— Проверять пока не стоит! — жестко оборвал ее Зукконодорр.

К счастью, наследница престола в растоптанных мужских башмаках ничего не поняла.

ГЛАВА 52

Встреча Люськи Мордвиновой и Генки Турина прошла эмоционально. — Во всяком случае, со стороны Люськи.

— Гена-а-а! — заорала она, увидев одноклассника, и бросилась ему на шею.

Увидев Люську в столь нелепом одеянии, Генка опешил. В нем одновременно всколыхнулись три чувства. Во-первых, привычная осторожность к проявлению Люськиных эмоций. Во-вторых, подспудный страх перед бывшей одноклассницей: в памяти свежо еще было воспоминание, как лупила обезумевшая Люська по ним с Мариной из «теплового ружья». В-третьих, неподдельная радость: возродилась в сердце надежда, что теперь, когда отыскалась истинная наследница престола, Марина станет свободной, а значит… Дальше Генка продолжить боялся.

— Ты знаешь, кто я теперь такая, Геночка? — лобызала мокрыми губами Генкины щеки Люська. — Я — принцесса! Настоящая! Наследница престола! Ага!!! Спроси у родителей!

— Я знаю, Люся, — попытался снять с себя грузную девицу Генка. — Поздравляю…

— Хочешь стать моим принцем?! — хохотала Люська, еще плотней прижимаясь к парню. — Ух, я бы тебя взяла! Но нельзя — у меня уже есть женишок… Тоже типа принца чувак, представляешь? Вот девки в магазине обос… Ой, я ж домой не вернусь! — Люська немного приуныла, ослабив объятия, и Генка сумел от нее оторваться. Но Люська быстро пришла в себя, снова обхватила Генку, уже чуть менее чувственно, и защебетала: — Да хрен с ними, с девками! Вот маман жалко… Ниче, стану принцессой — съезжу к ней в гости, подарков навезу! Или к себе ее заберу! А че? Имею право!.. Хотя она мне вроде теперь и не маман… А кто моя настоящая мать? Ген, не знаешь?

— Она как будто умерла давно, — осторожно снимая Люськины руки с шеи, поскольку трудно стало дышать, сказал Генка. — Когда ты только родилась…

— Женя, пойдем поговорим, — тронула мужа за плечо Ева.

— Пойдем, — улыбнулся Зукконодорр, — чего молодежи мешать?

— Лишь бы принцесса Генку не задавила, — ответно улыбнулась Ева.

— Или не изнасиловала! — засмеялся супруг. Расположившись в отдельной просторной каюте — не иначе офицерской, поскольку было в ней всего одно спальное место, хотя поместилось бы минимум с полдюжины, — супруги перешли к теме, одинаково остро волновавшей обоих.

71
{"b":"5363","o":1}