ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Избранные Джерронорры Зукконодорр и Еггенодарра срочно просят аудиенции у вашего величества! С ними двое: молодые мужчина и женщина.

По-видимому, то же самое сообщили и Аггину. Крайне взволнованный, забыв, где находится, он крикнул, и крик его слился с возгласом Императора:

— Пропустить!

В зал вошла перечисленная четверка.

Император сделал охранникам нетерпеливый жест, и те убрались оба, хотя своему Аггин разрешения не давал. Но, увидев толстую девушку в платье императорской расцветки с короной на голове, он не обратил на подчиненного внимания.

Турины остановились возле Марронодарры — на равном расстоянии от Императора и Вождя. Генка не удержался и дотронулся кончиками пальцев до Марининой руки. Та лишь слегка повернула голову и улыбнулась ему, тут же обратив взгляд на анамадян. Так и стояли они рядом: четверо глядели вперед, а одна — назад. И все молчали.

— Ну и что это значит?! — тоненько возопил Император. — Зачем врываться ко мне толпой во время важных переговоров? И кто это такие?! — Он поочередно ткнул толстым пальцем в Генку и Люську.

ГЛАВА 54

— Это — наш сын, — положила руку на Генкино плечо Еггенодарра. — А это… — она кивнула на Люську…

— …ваша дочь! — закончил Зукконодорр.

Аггин подобрался. Сделал пару глубоких вдохов, готовясь к прыжку, но потерянных мгновений как раз и не хватило анамадянскому Вождю, чтобы совершить задуманное.

Люська, стоявшая до этого с открытым от удивления ртом, сорвалась вдруг с места с криком «Папа!» и, по-слоновьи топая, поскакала к трону. Неуклюже, но быстро вскарабкалась она по высоким ступенькам и рухнула на колени, обняв монаршие голени Турронодорра.

Аггин скрипнул зубами: момент был упущен. Оставалось ждать развития событий.

— Какая дочь?! — завращал округлившимися глазами Император, переходя на визг. — Вы что тут?.. Уберите эту сумасшедшую!

«Вот он, момент!» — дернулся Аггин, но вновь опоздал: Еггенодарра, стоявшая к трону ближе, уже взбегала по ступеням тронного возвышения.

Она согнулась в поклоне, поцеловала край императорской мантии, как требовал того ритуал и, обхватив Люську, подняла ее с колен.

По Люськиному лицу текли слезы искреннего счастья. Будто она и впрямь всю жизнь искала потерянного отца — и вот наконец свершилась ее заветная мечта!..

Впрочем, кто их знает, эти монаршьи гены: может, при виде отца по-настоящему взыграли дочерние чувства? А «виновник торжества» просто ошарашен!

— Ваше величество, — снова поклонилась Еггенодарра. — Это действительно ваша дочь! Проверьте…

Турронодорр — все еще с круглыми глазами, в которых помимо гнева читалось уже брезгливое отвращение, — отпрянул к спинке трона и замахал руками:

— Чушь! Бред!!! Какая дочь? Не стану я ничего проверять! Уведите от меня эту толстуху! Да я всех вас…

Люська вырвалась вдруг из Евиных объятий и невероятно проворно для своей комплекции забралась на отцовские колени. Заплакав навзрыд, она принялась лобызать императорские шеки.

— Папа! Папочка! Ты не узнаешь меня? Свою доче-ньку-у-у!.. Сиротинушку-у-у!..

Турронодорр замер, оторопев от такой наглости. Опомнившись, он разинул было рот, чтобы позвать стражу, но, уставившись вдруг на зареванное лицо перед собой, внезапно рот захлопнул. Глаза его округлились еще больше. Он увидел…

Да и все, находившиеся в зале, увидели тоже: продавщица земного хозмага Людмила Мордвинова и Император джерронорров Турронодорр были похожи между собой настолько, что если бы Император вдруг сильно помолодел — вполне сошел бы за Люськиного брата-близнеца!

«Как мы не замечали этого раньше?!» — переглянувшись, немо вопросили друг друга супруги Турины.

Люська снова прижалась к щеке Императора, и тот сделал, наконец, то, что мог бы уже и не делать. Призванная им Сила подтвердила очевидное.

— Это… моя дочь… — пролепетал ошарашенный Турронодорр. — Но… как? Почему?!

— Это — наследница престола!!! — загрохотал на весь зал Аггин, пытаясь перехватить инициативу. — Настоящая наследница! Ты пытался обмануть меня, Турронодорр! Где ты прятал ее все это время?!

И тут произошло такое, чего не ожидал никто. Миссии, до того молча стоявший позади отца, сорвался вдруг с места и бросился к трону. Аггин метнулся за сыном, но тот уже взлетел по ступеням и, обхватив Люську, оторвал ее от Императора. Безумными глазами уставился в испуганное лицо девушки и вдруг отшвырнул ее назад. Люська закувыркалась по ступеням прямо в объятия подоспевшего Аггина. А Миссии заорал, брызжа слюной в императорское лицо:

— Ты!!! Жирный ублюдок! Из-за тебя!.. Из-за тебя я… чуть не женился на… Чуть не стал посмешищем!!! — Миссии схватил Турронодорра за отвороты мантии и принялся трясти колыхавшееся, подобно студню, тело. — Ты! Хотел обдурить меня? Меня?! Да я!..

Взбешенный, покрасневший под стать убранству зала анамадянин остановил свой взгляд на тяжелой императорской короне, сорвал ее с головы Турронодорра и замахнулся…

В этот миг распахнулись огромные створки дверей и в зал ворвались услышавшие крики охранники. Обученные ориентироваться в обстановке и принимать решения мгновенно, они поступили, как учили: веер ярких лучей сошелся в одной-единственной точке, и под ноги Императору со звоном упала чуть закопченная корона. Сверху на нее просыпался серый пепел — не слишком уместный в пышущем царстве алого.

— Сын!.. — простонал Аггин, не выпуская из цепких объятий Люську.

— Отец! — кинулась к Императору Марронодарра. Турронодорр сидел на троне, уронив голову на грудь.

Не удерживаемый более короной платок сполз на колени. Лысина Императора ало блестела, отражая цвета зала, отчего казалась окровавленной. На самом же деле на Турронодорре не было ни царапины. Тем не менее принцесса, подбежав к отцу и приподняв его голову, ахнула:

— Он мертв!.. Отец… Император мертв!

Марронодарра замерла на несколько мгновений, призывая на помощь Силу Избранных, потом осторожно опустила голову отца и медленно осела у его ног.

Охранники, выстроившиеся уже вокруг трона, не по-уставному переглядывались, не без оснований решив, что кто-то из них допустил вопиющую оплошность и задел лучом Императора. За это полагалась немедленная казнь…

Они ошибались. Ни один из них не выстрелил мимо цели. У старого джерронорра просто не выдержало сердце… И никакая Сила, как ни старалась Марронодарра, тут уже помочь не могла… Воскрешать мертвых не было дано никому.

Марронодарра, оправившись от первого приступа, заметила нерешительность топтавшихся охранников.

— Что вы стоите?! — крикнула она, сбегая со ступенек, и указала на Аггина: — Взять его!

Вышколенные стражники, признав в принцессе нового хозяина, — точнее, хозяйку — окружили анамадянского Вождя, направив на него излучатели, и стали сжимать кольцо.

Аггин, не растерявшись, продолжая одной рукой крепко держать Люську, другой сорвал с нее хрустальную диадему и шваркнул об пол. Корона разлетелась на осколки. Подняв самый крупный из них, Аггин приставил зазубренную кромку к Люськиному горлу.

— Стоять! — заскрежетал он зловеще. — Еще одно движение — и я убью наследницу!

Стражники замерли и уставились на Марронодарру, ожидая приказа. Люська побелела и по-рыбьи выпучила глаза, боясь шелохнуться.

— Стойте! — крикнула Марронодарра охране и злобно бросила Аггину: — Что ты хочешь?! Отпусти девушку!

— Ага, сейчас! — еще крепче сдавил Люську Вождь.

Острый осколок хрусталя продавил белую кожу. Маленькая капелька крови приветливо блеснула — родственно цветам зала. — Пусть стража покинет зал и впустит сюда моих телохранителей! Я хочу поговорить со всеми вами без свидетелей!

— Без свидетелей? — подал голос Зукконодорр. — Зачем же тебе тогда твои охранники? Или ты нас так сильно боишься?

— Пусть он замолчит тоже! Я буду говорить только с тобой! — прошипел Аггин, сжигая взглядом Марронодарру. — Выполняй мой приказ!

— Ты не можешь мне приказывать! — тряхнула огненной гривой принцесса. — Ты можешь меня только просить. Я прикажу охране выйти из зала, но твоих телохранителей сюда не пущу. Обещаю не убивать тебя, — по лицу Марронодарры скользнула зловещая усмешка, — если ты не причинишь вреда наследнице.

75
{"b":"5363","o":1}