ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еггенодарра блефовала совсем чуть-чуть. «Запала» не было как раз у Юльки — наследницы престола: Ева так и не встретилась с дочерью, поэтому и не смогла «подключить» ее к взрывателю бомбы. Но Аггин этого знать просто не мог, а уж при первой возможности она исправит упущение.

Вождь поверил… Он убедился уже, что от этих джерронорров с земной фамилией Турины можно ожидать чего угодно.

— Что ты хочешь? — проскрипел он. — Каковы твои условия?

— Люся, — повернулась Ева к девушке в алом наряде, которая так и простояла все это время с раскрытым ртом. — Ты хочешь стать джерроноррской Императрицей и выйти замуж за Аггина? Или хочешь этого ты, Марронодарра? — обратилась она к принцессе.

Марронодарра фыркнула и гордо вскинула голову:

— Никогда!

А вот Люська закрыла наконец рот, захлопала глазами, откашлялась и проскулила:

— А мне разве можно? Я же вроде и не принцесса…

— Отчего же? Ты — дочь джерроноррского Императора. Да, твоя мать — не Императрица, но если посмотреть с точки зрения Закона, то и мать Марронодарры не имела права носить этот титул… — Марронодарра вздрогнула, но промолчала: формально Еггенодарра была права. — Единственная законная наследница престола — моя дочь Юля, но этого не знает никто, кроме нас с вами… — Она обвела глазами зал. Аггин, услышав ее слова, приободрился и весь превратился в слух. — Поэтому, если ты согласна…

— Да, да, я согласна! — запрыгала, захлопав в ладоши, Люська.

— Что ж, Аггин, — повернулась к анамадянскому Вождю Еггенодарра, — вот мои условия… Нет, сначала предложение. Людмила официально объявляется наследницей престола, проходит церемонию коронации и становится Императрицей джерронорров. Ты женишься на ней, соблюдая все территориально-политические договоренности, достигнутые вами с Турронодорром… Согласись, это даже лучше, чем было бы в первом случае: тебе, а не твоему сыну достается в жены не принцесса даже, а сама Императрица!

Аггин довольно осклабился:

— Я не против подобного расклада, но…

— Теперь условия, — перебила Еггенодарра. — Во-первых, никто никогда не должен узнать, о чем говорилось здесь сейчас!

— Согласен, — кивнул Аггин.

— А вы? — обвела Ева зал взглядом. Все ответили утвердительно.

— Смерть Императора мы объясним естественными причинами. Собственно, так оно и есть. Гибель твоего сына… Это решать тебе, Аггин. Разумеется, о причастности джерронорров не может идти и речи.

— Разумеется, — снова кивнул Аггин.

— Следующее условие. В Галактике на все время вашего правления должен воцариться мир! Правление ваше пусть будет пожизненным, без передачи кому-либо прав — кроме прямых наследников после вашей смерти.

— Да.

— Причем мир, — подчеркнула Ева, — без всяких силовых угроз и давлений с чьей-либо стороны. Разумеется, если не возникнет угроза входящим в союз государствам. Анамадяне и джерронорры должны быть полностью равноправными.

— В целом согласен, но есть много моментов… — покачал головой Аггин.

— Хорошо, «моменты» согласуем отдельно, собрав соответствующих министров, глав военно-политических ведомств обеих сторон и прочих специалистов, — согласилась Еггенодарра. — А теперь последнее — самое важное — условие. Мы, то есть я, Евгений и Геннадий Турины будем жить на Земле… — Ева вопросительно посмотрела на мужа и сына. Евгений согласно кивнул, а Генка расширившимися в немой мольбе глазами уставился на Марронодарру. Та поняла его и сделала шаг вперед:

— Я тоже!

Ева облегченно улыбнулась:

— Мы. Евгений и Евгения Турины, наш сын Геннадий, наша дочь Юлия и принцесса Марронодарра будем жить на Земле. Никто не вправе вмешиваться в нашу личную жизнь…

— Если она не будет угрожать входящим в союз государствам! — поспешил вставить Аггин.

— Не будет, — успокоила Ева Вождя. — Так вот, никто не вправе вмешиваться в нашу личную жизнь, более того — ни одно государство союза не вправе претендовать на присоединение Земли к сферам своего влияния. В противном случае нами будет предъявлена истинная наследница джерроноррского престола с неопровержимыми доказательствами — со всеми вытекающими отсюда последствиями! — Последние слова Еггенодарра произнесла подчеркнуто жестко.

— Мне Земля и даром не нужна, — махнул рукой Аггин. — Окраина, глушь…

— А я? — надула вдруг губы Люська. — Мне-то можно будет дома побывать?

— Только инкогнито, — улыбнулась Ева. — Не в качестве Императрицы.

— У-у-у… — протянула обиженно Люська. — Девкам хотела рассказать… Ну, ладно, хоть так!

— Все? — спросил довольный Аггин. Лысина его торжественно блестела алым.

— Да. Ты принимаешь мои условия, Аггин?

— Принимаю! — сделал тот полупоклон.

— А ты, принцесса джерронорров, наследница императорского престола? — обратилась к Люське Еггенодарра без тени иронии.

Люська глянула почему-то на Марронодарру, но та не повела и бровью. Тогда новоявленная принцесса посмотрела на жениха. Тот еле заметно кивнул.

— Ага, принимаю, — сказала она. — Только вы мне объясните, что делать-то надо? Не умею я быть королевой… Это вам не «Товары для дома»!

Все засмеялись. Очищающий смех смыл гнетущее напряжение, висевшее в зале. Всем захотелось поверить в лучшее. Только Евгения вспомнила вдруг нечто очень важное, что она забыла сделать. Оборвала смех, и остальные, заметив, как она напряглась, тоже смолкли.

Евгения подняла к высоченному потолку голову, вскинула руки и крикнула:

— Эй, вы, Хозяева, Неведомое, как вас там? Слышите меня? Все, Игра окончена! Не знаю, кто из вас проиграл, но победили мы! Оставьте нас в покое!

В ответ, кроме эха, не раздалось ни звука. Только Ева почувствовала вдруг, что снова лишилась Силы…

ЭПИЛОГ

Торжественные похороны Императора состоялись на следующий день. Еще через день — коронация Люськи Мордвиновой и восшествие ее на престол. Из земных имени и фамилии Люське «соорудили» вполне джерроноррское имя — Люддмородарра. Люське оно очень понравилось.

Все это время Марина не отходила от наследницы престола, обучая ее правилам этикета, передавая необходимые знания и навыки. Оказалось, что Силы лишились лишь Турины — Марронодарру это почему-то не коснулось, чем она и воспользовалась, обучая Люську. У самой Люськи Сила тоже была, и Марине оставалось лишь научить наследницу, как правильно ею пользоваться.

Разумеется, Турины не открыли Аггину, что потеряли Силу Избранных. Лишь оставшись втроем, обсудили свое положение.

— Может, это и к лучшему, — сказал Евгений, — раз уж мы собрались жить на Земле, как обычные люди. А твоя бомба, Ева? Теперь ты не сможешь активировать взрыватель, и все мы не являемся «запалами»..

— С чего ты взял? — хитро улыбнулась Евгения. — Запалы никак не связаны с Силой — я об этом позаботилась. Активировать взрыватель я и правда не могу… Очень надеюсь, что это и не придется делать. Сама я вряд ли смогла бы уничтожить населенную планету… Плохо то, что я не могу теперь поставить «запал» Юле.

Впрочем, это сможет сделать Марина — я скажу все, что нужно.

— А Юля потеряла Силу? — спросил вдруг Генка. Турины переглянулись.

— Узнаем у нее, когда прилетим, — задумчиво ответила Евгения. — Может быть, на особ императорской крови запрет Неведомого не распространился?

— Вот ведь интересно! — воскликнул Генка. — Получается, что Юля и Марина — сестры! Почти родные — ведь у их матерей абсолютно одинаковые гены!

— Юля — твоя сестра, — нахмурилась мать.

— Тогда и Марина — тоже? — озорно улыбнулся Генка. — Нет, я так не играю! Я хочу жениться на Марине.

— А она согласна? — засмеялся Евгений, обнимая жену.

— Спросим! — еще шире расплылся в улыбке Генка.

— Между прочим, о Юле, — спохватился Евгений. — Мы расскажем ей, кто она такая на самом деле?

Все замолчали. Молчание длилось довольно долго. Решение вновь приняла Евгения.

— Не сказать мы не можем. Но говорить ей это сейчас я считаю преждевременным. Давайте дождемся ее совершеннолетия!

78
{"b":"5363","o":1}