ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не будем ссориться, князь. Ты слишком много пьешь вина в последнее время, это не идет тебе на пользу… Согласен, я тоже кое в чем был не прав. Много работал, устал. В том, что Владий сумел ускользнуть и скрыться, как мне известно, в Белом Замке, виноваты мы оба. Я признаю это. Однако нельзя смиряться с поражением. Рано или поздно он вновь станет досягаем для нашей власти. Мы должны готовиться к этому дню уже сейчас, ты согласен со мною, князь?

— Согласен, — покорно прошептал Климога. — Но, пожалуйста, прими свое прежнее обличье… Я не могу разговаривать с… со своим двойником.

— Конечно, конечно! Мне это не составляет труда.

Колдун на несколько мгновений спрятал лицо, легкий сквозняк вновь поколебал пламя светильников. Климога с облегчением перевел дух, а колдун, вернув себе первоначальный облик, продолжил:

— Вскоре у нас в руках будет самое сильное оружие из всех, что когда-либо применялись в Поднебесном мире. Его секрет я привез из далеких заморских стран. Осталось немного усовершенствовать, совсем немного, чем я и занимаюсь. Даже если Владий соберет большой отряд своих приверженцев, мы сумеем разбить его.

— Почему бы нам не сделать этого гораздо раньше? — спросил Климога, все еще стараясь не смотреть на своего «советника». — Почему не отыскать этот Белый Замок и не захватить там щенка?

— К сожалению, это невозможно, — резко ответил Арес. Он подошел к большой карте Синегорья, висящей на стене. — Весь этот горный край, который простолюдины прозвали Чародейским, фактически не подчиняется твоей власти, князь. Во времена правления Светозора люди еще забредали сюда — и возвращались, преисполненные верой в справедливость княжеского властвования. Теперь же никто не может проникнуть в Чародейский край. Лучшие мои соглядатаи сгинули там безвестно.

— Но мальчишка…

— Это лишний раз подтверждает, что его там не просто ждали. Ему помогали туда добраться! А ты до сих пор не смог схватить тех, кто помогал! Не спорь, князь. Полумертвый старейшина, которого приволокли твои недоумки, направлял Владия не к чародею — к воеводе Фотию. Но мальчишка прятался где-то целых пять лет, а затем устремился не в Ильмер, к Фотию, а в противоположную сторону. Кто подсказал ему дорогу? Как избежал он ловушек, о которых только мы вдвоем знали? И не кажется ли тебе, что в твоем дворце завелись чужие глаза и уши?!

— Я устал, Арес, — пробормотал Климога. — Я уже не могу разобраться в самых простых вещах… Твои слова молотом бьют по моей голове. Дай отдохнуть…

Колдун презрительно оглядел своего собеседника, выругался и встал с лавки.

— Я покину тебя до завтрашнего утра. Проспись! Завтра мы должны будем наметить план дальнейших действий.

Хлопнув дверью, он вышел из княжеских покоев. Арес был доволен: Климога сломлен окончательно, он больше не посмеет сопротивляться приказам своего «советника».

Войдя в свое тайное помещение, где даже князь побывал всего однажды. Черный колдун зажег толстые восковые свечи, стоящие по углам странного — шестиугольного — стола. Их зыбкое пламя, отразившись от черной полированной столешницы, разбросало по стекам комнаты дрожащие тени. У дальней стены высветилось замысловатое переплетение разнообразных посудин — медных кувшинчиков, прозрачных бокалов,глиняных плошек, соединенных между собой тонкими змеевидными трубочками из серебра.

Взяв горсть черного порошка из глиняной миски Арес бросил его в очаг и осторожно поднес свечу. Мгновенная и жаркая вспышка озарила всю комнату. Дрова в очаге постепенно занялись ровным пламенем. Колдун улыбнулся. Да, его опыты можно считать завершенными, огненный порошок создан. Остается лишь изготовить достаточное его количество — достаточное для того, чтобы… Впрочем, об этом пока лучше не думать. Всему свое время.

С недавних пор он предпочитал даже мысли свои сдерживать, не позволяя им оформиться в четкие, хотя и невысказанные фразы. А ну как Белун научился читать на расстоянии любые замыслы? Маловероятно, конечно, однако не раз возникало у Ареса ощущение, что кто-то посторонний вползает в его мозг и копошится там холодными липкими пальцами. Может быть, не Белун, а сам Господин его прощупывает? Эта неожиданная догадка заставила колдуна вздрогнуть всем телом.

— Прости меня. Повелитель, если недовольство вызвал твое! — быстро забормотал Арес. — Я очень старался, но коса на камень попала. Улизнул враг твой к другому врагу, воспользовавшись нерасторопностью здешних слуг и моим непростительным недоглядом. Клянусь, я все исправлю! Но, может, облегчишь ты задачу мою — подскажешь ходы-выходы к Белому Замку?

Он вслушался, ожидая ответа. Вместо слов на столе засветилось бледное пятнышко, которое, медленно увеличиваясь и меняя форму, превратилось в наполненный кровью шестнадцатигранник. Одной из своих вершин упираясь в столешницу, он мерно покачивался, роняя капли живой крови на черную поверхность стола.

Колдун знал, как поступить дальше. Выхватив из-за пояса нож, он процарапал круг на столешнице, затем заключил его в треугольник и торопливо начертал вдоль каждой стороны этого треугольника магические символы означавшие огонь, кровь и железо. В тот же миг шестнадцатигранник распался, как распадается на лепестки засохшая роза. Теплая кровь, более не сдерживаемая им, залила стол.

— Так вот чего ты хочешь. Господин?! — воскликнул Арес. — Повинуюсь воле Твоей! Огонь и меч обрушатся на непокорный народ, потоки крови прольются на земли его во имя Твое!

Кровь на столе, подтверждая эти слова, вспыхнула голубоватым холодным пламенем. Нож колдуна, выскользнув из его руки и устремившись в пламя, рассек дым, быстро завращался вокруг своей оси, создавая из белесого дыма некое подобие горных вершин.

— Да, да, понимаю! — почти впадая в транс, закричал колдун.

Из дыма выплыло на него лицо юноши — русоволосого, голубоглазого, в тонкокованой кольчуге, соединяющей островерхий шлем с наплечными латами. И почти сразу пропало, уступив место другому лицу — лицу старика, одно имя которого заставляло Ареса терять самообладание.

— Что это, Господин?! Убери его, убери!

Старик, казалось, всматривался во что-то невидимое, пытаясь разглядеть таящуюся вдали опасность. Вот наконец облик его покрылся легкой рябью и растворился в дыму. Затем и сам дым растекся по потолку, улетучился через дымоход над очагом. Арес постепенно приходил в себя.

Что означали последние видения? Кем они были посланы — его Господином или неожиданно вмешавшимся чародеем из Белого Замка? Распластавшись на полу (он и не заметил, как это случилось), Черный колдун старался отдышаться, унять бешено колотящееся сердце. Все труднее даются ему контакты с Господином, словно тот находится где-то очень далеко или чрезвычайно занят более важными делами… Но разве есть сейчас нечто более тревожное и опасное, чем вырвавшийся из сетей сын Светозора?

Господин, год назад направляя Ареса в Синегорье, утверждал: только Владий стоит на его пути, только его пока не раскрывшаяся сила способна переломить предрешенный исход сражения за Поднебесный мир. Господин не объяснил, в чем заключается тайна этого вполне обычного, земного, а в то время совсем юного отпрыска княжеского рода. Аресу и не требовались объяснения, он повиновался без лишних слов. Почему же теперь Господин мешкает, не оказывает слуге своему должной поддержки?

Беспокойные и пугающие мысли зарождались в черной душе колдуна. Он, кажется, начинал не доверять своему властелину, он почти уже сомневался в его всемогуществе… Лежа на жестких досках давно не мытого пола, Арес вновь и вновь прокручивал в своем сознании картины последних видений, искал ответы на досаждающие ему вопросы. И не находил их.

2. Ученик чародея

Филимон атаковал решительно, не делая скидок на неопытность ученика. Меч его мелькал со скоростью молнии, угрожая сопернику и справа и слева, вынуждая княжича пятиться к скале. Почувствовав, что дальше отступать некуда, Владий собрал все силы и, отбив очередной выпад, нырнул под руку Филимона, одновременно ударив его щитом по ребрам. В результате этой уловки ученик оказался за спиной своего учителя, но тот мгновенно обернулся и отразил торопливый удар. Лучи заходящего солнца, которое прежде было у Филимона за спиной, теперь били ему прямо в глаза. Он прищурился, стараясь разглядеть соперника, и стал хаотично отмахиваться мечом. Роли переменились. Теперь уже Филимон оказался прижатым к скале. Ослепленный ярким светом, он видел лишь смутную тень и не знал, с какой стороны ждать удара. Исход поединка был предрешен.

39
{"b":"5365","o":1}