ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Г А Р А Н И Н А. Прости. У меня такой характер слабый.

Верка забирает у Гараниной и подносит к лицу Светы воздушный шарик. Затемнение. В темноте слышно, как шарики лопаются, один за другим.

ТРЕТЬЯ СЦЕНА

Квартира Светы Булкиной. Света сидит на стуле. Входит Людмила Михайловна. Она в отличном настроении. В руке у нее сумка с продуктами. Людмила Михайловна ставит сумку на стол и садится рядом со Светой.

Л. М. Раньше - сходила в магазин , как вольной борьбой позанималась. Только и успеваешь локтями работать. Теперь нет. Теперь это гонки. С тележками. По пересеченной продуктами местности. Всегда меня бесило, что каждая, кто мимо меня проходит, норовит в мою тележку заглянуть. Каждая пялится, что это я туда положила. Раньше меня это злило. А потом я стала замечать, что и сама в чужие тележки люблю заглядывать. И по тому, что в тележке лежит, определять, что за человек эту тележку катит. У большинства все обычно и скучно: хлеб, яйца, молоко. Но ты знаешь, у иных такой странный набор продуктов попадается. Например, ортопедические стельки, осетрина горячего копчения и дорожные шахматы. Или же краска для волос, две пачки подгузников и соевый соус. Все больше и больше странных людей вокруг, ты не замечаешь? (Света не отвечает). Ты что, дочь, со мной не разговариваешь? Что ты надулась, как воздушный шарик?

С В Е Т А. Не смей говорить мне о воздушных шариках!

Л. М. Почему?

С В Е Т А. Не твое дело!

Л. М. У тебя неприятности?

С В Е Т А. Можно подумать, ты искренне интересуешься.

Л. М. А что, я ведь могу тебе чем-нибудь помочь.

С В Е Т А. Ты помогла мне получить образование. Нельзя выразить, как я тебе за это благодарна!

Л. М. Я серьезно. Тебе помочь?

С В Е Т А. Нет! То есть, да. Ты можешь помочь. Я хочу, чтобы ты посадила двух. Нет, трех человек.

Л. М. Может быть, сразу всю футбольную команду?

С В Е Т А. Я тебя ненавижу! Л. М. (словно ничего не случилось). Продолжим разговор.

С В Е Т А. Я хочу, чтобы ты защитила меня. Я хочу, чтобы ты хоть раз в жизни что-то для меня сделала! Л. М. Достаточно того, что я три раза в день закрываю за тобой воду в ванной. Кто тебя обидел?

С В Е Т А. Не важно. Я хочу им отомстить! Л. М. Месть - это очень дорогое удовольствие. К сожалению, мы с тобой не настолько богаты. Они что, совершили преступление?

С В Е Т А. Они обидели дочь майора милиции. Этого что, недостаточно?

Л. М. Пойми. У нас сейчас вовсю идет борьба с коррупцией. Тещу полковника Сумарокова хулиганы искупали в фонтане, и даже он ничего не смог сделать.

С В Е Т А. Значит, ты не вступишься за меня?

Л. М. Прости. Только не в этом квартале. Есть будешь?

С В Е Т А. Знаешь, я смотрю на тебя и поражаюсь, как ты можешь называться моей матерью?! Совершенно чужая мне, отвратительная, мужеподобная тетка!

Л. М. Столько комплиментов подряд мне не говорили даже в день милиции.

С В Е Т А. Кто мой отец? Л. М. Ты опять?

С В Е Т А. Кто мой отец, я спрашиваю. Это же очень простой вопрос. Тебе не нужно ничего делать для меня. Просто предоставь интересующую меня информацию. Надеюсь, ты согласишься, что я имею право это знать.

Пауза.

Л. М. Хорошо. Я расскажу. Он был хорошим человеком.

С В Е Т А. Он умер?

Л. М. Слава Богу, нет. Повторяю, он был хорошим человеком. Когда мы только познакомились, я делила комнату в загородном общежитии с двухметровой женщиной из Орла. Так вот, когда он не мог меня проводить, он сажал меня на такси и всегда записывал у себя дома на стене номера машин. У него на обоях был длинный-длинный список автомобильных номеров. Когда ты родилась, он был счастлив. Даже научился в честь этого события вязать крючком. Но потом он изменился. Это был человек одержимый желанием стать лучше. Он стремился к этому всеми силами души. Но в итоге он совершил ужасное преступление. Твой отец стал преступником.

С В Е Т А. Он что, убил кого-то?

Л. М. Хуже. Он съел депутатское удостоверение одного депутата.

С В Е Т А. И ты так долго скрывала это от меня?

Л. М. Я хотела забыть о нем навсегда.

С В Е Т А. Но, может, в нем осталось что-то человеческое?

Л. М. Вряд ли. По слухам, он продолжает творить страшные вещи. Говорят, в камере он не дает никому спать. Он всю ночь громко декламирует маленькие стихи Некрасова.

С В Е Т А. Неужели он всегда был таким?!

Л. М. Я говорила, дочка, когда мы познакомились, он был совсем другим. А сейчас забудь, он умер для тебя.

С В Е Т А. Я не хочу ничего забывать!

Л. М. Твой отец ненормальный! Он месяц проходил с закрытыми глазами, чтобы понять, как чувствуют себя слепые. Этого я уже не выдержала, и ушла.

С В Е Т А. Зря ты так поступила, мама. Если бы ты не ушла, может быть, он и не совершил бы преступление.

Л. М. Что ты понимаешь, девочка.

С В Е Т А. Не смей называть меня "девочкой"!

Л. М. Еще раз повысишь на меня голос, я буду одна носить мою красную юбку.

С В Е Т А. Ты что, не могла спасти его от суда?

Л. М. Не могла. Более того, получилось так, что я сама его посадила.

С В Е Т А. Значит, когда обидели тебя, ты все-таки можешь посадить?

Л. М. Пойми, он был опасен для общества.

С В Е Т А. И это моя мать?!

Л. М. Да. Да, это твоя мать. Я даже могу показать паспорт. Ужинать будешь?

С В Е Т А. Еще бы! Сначала я съем все тапочки! Затем проглочу телефонный аппарат!! Затем сожру диван! И занавески понадкусываю!! Чтобы тебе ничего не досталось!!

Света выходит, хлопнув дверью.

Л. М. Тапочки я могу разогреть в духовке.

С В Е Т А (на секунду распахнув дверь). Я тебя ненавижу!!

Света захлопывает за собой дверь.

Л. М. Ты зашла в платяной шкаф. Ты в курсе?

С В Е Т А (Из шкафа). Не твое дело!

ЧЕТВЁРТАЯ СЦЕНА

Небольшая комнатка перед входом в конференц-зал. Космонавт стоит в скафандре космонавта и держит под мышкой шлем. Входит Изюмская. Она очень эффектно выглядит.

И З Ю М С К А Я. Готов?

К О С М О Н А В Т. Мне жарко, я хочу пить, писать, есть, курить, послать все к дьяволу, я не выспался и потерял правую контактную линзу. Короче, я умираю.

И З Ю М С К А Я. На фонограмме начнется отсчет "Четыре, три, два, один, пуск". На слово "пуск" ты выходишь. И, пожалуйста, перед тем, как ответить на вопрос, не думай. Прошу тебя, отвечай, не задумываясь. Так будет лучше для всех.

Изюмская целует Космонавта в щеку и выходит. Через секунду в комнату входит Света. Космонавт, увидев ее, немедленно надевает на голову шлем со стеклянным забралом. Света стоит и смотрит на Космонавта. Пауза. Космонавт резко снимает шлем.

К О С М О Н А В Т. Да-да. Мне стыдно. Да, ты права, права. Я сам все знаю. Я сам, когда оцениваю людей, всегда сужу по внешности. Если у кого-то внешность плохого человека, а показал он себя с хорошей стороны, он для меня все равно плохой человек. А тут недавно я в зеркало посмотрел, когда брови красил. Так у меня, оказывается, внешность плохого человека. Все черты плохого человека. Вылитый плохой человек. Как же так получается, подумал я? Вот этот нос, посмотри, точно нос плохого человека. А у меня нос, ну, точь-в-точь папин. Подумай, это как же далеко можно зайти!

С В Е Т А. Не надо. Не оправдывайся. Я тебя все равно люблю. А ты меня?

К О С М О Н А В Т. Конечно. Я тебя очень люблю. Просто обстоятельства против нас. А как вообще у тебя дела?

С В Е Т А. Я хотела постричься налысо.

К О С М О Н А В Т. Не "налысо", а наголо. Почему?

С В Е Т А. Мне было плохо.

К О С М О Н А В Т. Бедная. Сколько страданий может принести такой никчемный человек, как я. Слушай, Наташ...

С В Е Т А. Света Булкина.

К О С М О Н А В Т. Да, Света, ты не могла бы почесать там, я в скафандре не дотягиваюсь.

С В Е Т А (чешет ему спину). Здесь?

К О С М О Н А В Т. Ниже. Ага. Спасибо.

С В Е Т А. Я тебе хочу кое-что сказать. У нас с тобой будет ребенок. Что ты по этому поводу думаешь?

7
{"b":"53665","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
В поисках Любви. Избранные и обреченные
Коридор
Все случилось на Джеллико-роуд
Инстинкт Зла. Возрожденная
Леонид Леонов: подельник эпохи
Лекарь
S-T-I-K-S. Закон и порядок
Облачный атлас
Рисовый штурм и еще 21 способ мыслить нестандартно