ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

СВЕТА: Она ушла. А что вы хотели?

ИЛЬЯ возвращается в комнату.

ИЛЬЯ: Дело в следующем, моя мама насильно знакомит меня с девушками, потому что я, наверное, кажусь ей одиноким.

СВЕТА: Выглядите вы одиноким.

ИЛЬЯ:(почти про себя) Хорошо, что не смешным. А теперь я прошу, уйдите, пожалуйста.

СВЕТА: Вы меня выгоняете?

ИЛЬЯ: Угадали с первой попытки.

СВЕТА: Я уйду, но сперва ответьте, что вам снится по ночам?

ИЛЬЯ: Ничего.

СВЕТА: Одинокий ребенок стоящий на перекрестке, угадала?

ИЛЬЯ: Нет.

СВЕТА: Свеча на ветру?

ИЛЬЯ: Нет. Уйдите, я вас умоляю.

СВЕТА: Газовый платок, который, кружа, падает в бездну...

ИЛЬЯ: Вы человеческий язык понимаете?

СВЕТА: И тогда вам кажется, что мир - это жадная пасть, поглощающая все живое.

ИЛЬЯ решительно берет СВЕТУ за руку и тащит ее к выходу.

СВЕТА: Все мы расстраиваемся. Вы из-за одиночества, я из-за красоты.

ИЛЬЯ: Какой еще красоты?

СВЕТА: Своей. Нелегко быть такой привлекательной. Этот образ холодной красавицы, он надоедает.

ИЛЬЯ: Я вам сочувствую.

ИЛЬЯ распахивает входную дверь.

СВЕТА: Знаете, почему вы меня выгоняете? Потому что я вам понравилась, но вы не хотите признаться себе в этом.

ИЛЬЯ: До свидания.

ИЛЬЯ пытается закрыть дверь.

СВЕТА: Вы уже готовы подчиниться мне. Поцелуйте меня!

ИЛЬЯ: Уберите, пожалуйста, ногу.

СВЕТА: Разве вы не чувствуете искру пробежавшую между нами.

ИЛЬЯ: Никакой искры не было. Уберите ногу, я вам сейчас ее прищемлю.

СВЕТА: Вы уже любите. Не обманывайте себя.

ИЛЬЯ: Поздно. Я уже обманул.

ИЛЬЯ захлопывает дверь. Только он на шаг отходит от нее, как она распахивается снова.

СВЕТА:(с порога) Нет, это не дом свиданий. Это дом разбитых сердец.

ИЛЬЯ бросается к двери, захлопывает ее снова и поворачивает, для верности, несколько раз ключ.

ЗАТЕМНЕНИЕ

В темноте слышатся глухие равномерные удары. Включается свет.

КУХНЯ. ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА стоит за столом и железным молотком отбивает мясо. На кухню заходит ИЛЬЯ и останавливается у матери за спиной.

ИЛЬЯ: Мама, что ты делаешь?

Мама молча и размеренно бьет молотком.

ИЛЬЯ: Мама, я тебя спрашиваю, что ты делаешь?!

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Отбивные.

ИЛЬЯ: Мама, запомни раз и навсегда, никогда больше не пытайся устроить мою личную жизнь! Ты запомнила?

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Что?

ИЛЬЯ: Я уже большой, мама, прошу тебя это понять.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Что понять? Шумно здесь.

ИЛЬЯ: А если ты не хочешь этого сделать, нам с тобой не о чем разговаривать!

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Что сказал? Не слышу.

ИЛЬЯ: Все, мама. Чтобы я тебе еще сказал хоть слово!

ИЛЬЯ резко оборачивается и уходит в прихожую. Там он снимает трубку телефона и набирает номер .

ИЛЬЯ:(в трубку) Алло, это училище? Здравствуйте. Вы не скажете, когда у вас прослушивание? (после паузы) Платное? И сколько стоит? Спасибо.

Илья кладет трубку. Стоит в нерешительности, затем медленно возвращается на кухню. Останавливается за спиной у матери. Та уже перестала стучать.

ИЛЬЯ: Мам.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА молчит.

ИЛЬЯ: Мама.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Да.

ИЛЬЯ: Ты меня прости. Я погорячился.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ничего. Я привыкла. Тебе денежки нужны?

ИЛЬЯ: Сорок тысяч всего.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: На сигареточки?

ИЛЬЯ: В студии МХАТа прослушивание платное сделали.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Сынок, когда я приехала в Москву учится. Мне было восемнадцать лет. Я была невинная девушка. Папу твоего я тогда не знала. Я жила на одну стипендию и на варенье, которое высылала твоя бабушка. И тогда, по глупости своей, я увлеклась одним актером. Он пел мне песни под гитару, а я была дурой и слушала его. А кончилось все это тем, сынок, что этот клоун ограбил меня, стащил у меня все, деньги, варенье, мое осеннее пальто и даже учебник по анатомии человека. Илюшенька, я не хочу, чтобы ты стал таким же. И поэтому я с легким сердцем дам тебе денег на пьянку-гулянку, но только не на актерство.

ИЛЬЯ: Хорошо. Дай мне сорок тысяч на пьянку-гулянку.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Нет, сынок.

ИЛЬЯ: Почему?

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ты их все равно потратишь на актерство. И не сердись, Илюшенька, не злая у тебя мать, а добрая. Сейчас увидишь.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА выходит из кухни и сейчас же на кухню забегает ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ. Он подбегает к ИЛЬЕ и сует ему в руку деньги.

ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Я в уборной сидел. Все слышал. Вот, дерзай, здесь пятьдесят. А тому актеру, кстати, я потом рыло начистил. Мать об этом на знает. И ты ей не говори.

Отец выбегает из кухни. Возвращается ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА у нее в руках коробку с прозрачным верхом.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Вот, сыночка, это тоже тебе.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА отдает ИЛЬЕ коробку.

ИЛЬЯ: Мам, ты могла вовремя сообразить и не дарить мне подтяжки защитного цвета.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Я могу поменять. Там другие были, со звездочками.

ИЛЬЯ: Не надо. Со звездочками еще хуже.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Я хотела подарить тебе их на день рожденья. Нет, ничего не говори. На день рожденья я подарю тебе кое- что получше. Ты отца не видел?

ИЛЬЯ: Нет.

ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Наверное, к соседу пошел. За краской. Все двери хочет в квартире покрасить. Вот, Илюша, с кого пример надо брать. Золотой человек!

ЗАТЕМНЕНИЕ

Открывается входная дверь. В квартиру ИЛЬИ заходят АЛиНА и ВОВКА.

ВОВКА: В этом доме все сумасшедшие.

АЛиНА: А ты уверен, что здесь никого нет.

ВОВКА: За кого ты меня принимаешь? Все чисто. Я же твой герой. Я все устроил. Романтическое свидание. Только я и ты. У меня даже есть кассета с песней соловья.

АЛиНА: Мог бы, кстати, подарить мне цветы.

ВОВКА: Цветы - это пошло. Тем более, когда до стипендии две недели. Нам туда.

ВОВКА и АЛиНА заходят в комнату ИЛЬИ.

ВОВКА: Вот здесь, в этом скромном жилище, в этой обители грез и бесплодных хотений мы в первый раз познаем друг друга.

АЛиНА: Мы с тобой друг друга давно уже познали.

ВОВКА: Ну зачем разрушать атмосферу, которую я с таким трудом создаю?! Если ты, дорогая, хочешь цинизма, надо было так прямо и сказать.

АЛиНА: Знаешь, дорогой, уж лучше цинизм.

ВОВКА: Нет проблем. (другим тоном, грубо) Ну-ка, живо раздевайся и в койку!

АЛиНА: И это по-твоему цинизм. Какой же ты все-таки мальчик.

ВОВКА: Я - тигр! Я - дикий зверь!

ВОВКА бросается на АЛиНУ, но в этот момент раздается дверной звонок. ВОВКА и АЛиНА тут же садятся на кровати.

АЛиНА: Кто это?

ВОВКА: Дача сгорела и его родители домой приехали.

АЛиНА: Типун тебе на язык. Может, квартирой ошиблись?

ВОВКА: Мать это его. Узнаю ее железную руку на звонке. Теперь точно на порог не пустит. Жаль. Здесь так клево кормили. Приготовься, сейчас будет скандал.

ВОВКА выходит из комнаты в прихожую и открывает входную дверь. На пороге стоит ИЛЬЯ.

ВОВКА: Ты чего пугаешь? Мы же договорились, до девяти.

ИЛЬЯ, не отвечая, заходит в квартиру.

ВОВКА: Что с тобой?

ИЛЬЯ молчит.

ВОВКА: Кто-то умер?

ИЛЬЯ молчит.

ВОВКА: Ну что ты молчишь, как могила предков?

ИЛЬЯ:(неожиданно кричит) Ура! Целую в лобик!

ИЛЬЯ действительно целует ВОВКУ в лобик и начинает невысоко, но быстро прыгать на месте.

ВОВКА: У тебя в армии контузий не было?

ИЛЬЯ:(продолжая прыгать) Нет.

ВОВКА: Может были, а ты не помнишь?

ИЛЬЯ: Меня в студии МХАТа сразу на третий тур отправили. Преподаватель у них там есть такой Борисов, знаешь?

ВОВКА: Станиславского знаю. Борисова нет.

ИЛЬЯ: Ни разу меня не остановил. Все что я читал выслушал. Потом нас всех из аудитории выгнали. Стоим, ждем. Выходит парень со списком и начинает читать: Иванов, Петров, Сидоров... Короче восемь фамилий прочитал, а моей нет. Ну я разворачиваюсь и к выходу. Вдруг слышу за спиной. Эти восемь человек могут быть свободны. А Скученков и Догма, это еще один парень, допускаются сразу на третий тур. (кричит) Ура! Потом ко мне этот Борисов подошел и, как ты, сказал, что мне нужно репертуар повеселее. И даже посоветовал Зощенко "Аристократку" подготовить. А вообще, говорит, считай, что ты у меня уже на курсе. У меня Зощенко сборник есть. Давай побыстрее сделаем его.

4
{"b":"53667","o":1}