ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И что же с ними произошло? – спросил Найденыш.

– Была война. Было то, что ты видишь иногда в своих… гм… снах. Животный страх. Огонь. Смерть… Древние оказались не готовы к этому – и ушли. Единственное, что они успели – это спасти часть своих Знаний, заключив их в Шар. Кто-то из Древних уцелел – очень немногие, те, что сумели спрятаться от Небесного Огня. Их потомки расселились по свету и взяли в жены женщин из человеческих племен, положив начало династии Хранителей Шара. Мои предки на протяжении тридцати поколений были Хранителями. Шар, которому мы служим, находится в святилище высоко в горах, за границей снегов. Мой отец привел меня туда, когда мне исполнилось двенадцать лет…

Старик помолчал.

– Он велел мне подойти к Шару и коснуться его рукой. Мне было страшно. Я никак не мог побороть страх – мне чудилось, будто моя рука превратится в звериную лапу. Или сгорит в огне, или просто исчезнет – я всего мог ожидать от этого прикосновения… Но все-таки я решился. И Шар принял меня. Это выглядело так, словно… – Тхыйонг щелкнул сухими пальцами, подбирая нужное слово. – Словно он вдруг ожил. Потянулся мне навстречу – никогда ни до, ни после того момента я не испытывал ничего более сильного. Я стал Хранителем. Отец улыбнулся мне и сказал: придет время, и ты приведешь сюда своего сына, чтобы он продолжил служение. И ты будешь гордиться им, как я горжусь тобой сейчас… Однако он ошибся.

Старик снова замолчал. В пещере стало тихо, только чуть слышно потрескивал в пламени горючий камень.

У Тхыйонга были сыновья. Много сыновей – ни одна из его шести жен не могла пожаловаться на невнимание к себе со стороны любимого супруга. А также на то, что он стал немощен с годами. Они с завидной регулярностью беременели и рожали детей, среди которых только однажды оказалась девочка, но она умерла, не дожив до года.

Когда старшему сыну исполнилось двенадцать, Тхыйонг привел его в святилище. И велел ему прикоснуться к Шару – так было с ним самим много лет назад. И вот настала пора представить Шару нового Хранителя.

Но Шар не принял сына. Кажется, он даже не заметил его (по крайней мере, Тхыйонг понял это так). Ни одной искорки не появилось на его поверхности, ни один блик не вспыхнул внутри – Шар был безжизненным и холодным, как камешек на дне реки. Потом он отверг других сыновей Тхыйонга – одного за другим, так же равнодушно и холодно, даже надменно: Шар умел великолепно выражать свою надменность. Впрочем, как и симпатию, и даже любовь. Но любовью тут и не пахло.

Теперь в сердце старика вновь поселилась надежда. В Найденыше жила память. Найденыш не просто помнил – он видел мир глазами своего далекого предка. Он был одним из Древних. Он так же, как и они, умирал в атомном пламени, любил женщину на шкуре только что убитого пещерного медведя, строил пирамиды в Египте, стоял у истоков Александрийской библиотеки и рисовал фигуры в пустыне Наска, видимые только с околоземной орбиты…

Генная память – вот как это называлось на языке племени, к которому принадлежал Найденыш.

Тхыйонг посмотрел на ученика – тот спал, уютно устроившись на расстеленной накидке и пристроив котомку себе под голову. Тхыйонг обиженно отвернулся. А ученик, который только казался спящим (он даже причмокивал во сне, вот черт!), вдруг открыл глаза и абсолютно ясным голосом спросил:

– Когда же вы отведете меня к Шару, Учитель?

Подпольный торговец оружием Олег Германович Воронов зачарованно смотрел на Шар. Шар казался живым – внутри, под прозрачной матовой поверхностью, переливалась и пульсировала некая субстанция.

– Поклонись ему, – сказал голос с повелительной ноткой.

Воронов покорно преклонил колени. Он и сам ощущал исходившую от Шара громадную ирреальную силу – божественную… Нет, это вряд ли, скорее уж дьявольскую.

– Который раз прихожу сюда, – прошептал он, – и все не могу поверить. Слушай, Жрец, может быть, я сплю? Ты не накачал меня какой-нибудь восточной дрянью?

Тот, кого он назвал Жрецом, не ответил. (В первую их встречу Олег Германович, начальственно потрепав собеседника по плечу, снисходительно спросил: «А почему же именно Жрец?» – «Это моя обязанность. Функция, если хотите». – «Про тебя сказали, что ты хозяин этого Шара». – «У Шара не может быть хозяина». – «Тогда – слуга?» – «Нет. Можно сказать, мы питаем друг друга». – «Как это?» – «Вам не понять».)

– Почему он говорит с тобой, а со мной – нет?

– Он не может говорить. – Собеседник, похоже, понял эти слова буквально. – Шар не умеет различать людей. Он вообще не различает живое и неживое. Для него все в мире делится только на две категории – то, что питает, и то, что не способно питать.

– Ты питаешь его… И что получаешь взамен?

– Знание, – ответил Жрец. – Могущество.

– Вроде как продать душу дьяволу?

– Нет. Дьяволу душу может продать каждый. Шар выбирает сам. Он открывает мне глаза на то, чего другие не могут видеть.

Воронов глубоко вздохнул. Наваждение спало. Древний храм, куда он вошел по гулким ступеням полчаса назад, исчез, словно растаял в утренней дымке, съежился до размеров обычной современной квартиры. Собеседник как-то странно трансформировался – из обритого наголо сурового аскета в ниспадающих черных одеждах превратился в неопределенного возраста мужчину, одетого по-домашнему: тренировочные брюки и мягкая вельветовая рубашка свободного покроя.

– Так ты берешься выполнить мой заказ? – спросил Воронов. – Дело довольно простое: убрать двух женщин в санатории. Одна из них мне мешает и может выдать.

– Я не совсем понимаю, почему вы обратились ко мне. У такой организации, как ваша, должна быть собственная разведка и контрразведка. Свои финансовые структуры. Своя армия. Установите, как подойти к женщине, найдите хорошего исполнителя из ваших, из чеченов.

– Чечены могут только палить из автоматов, – раздраженно сказал Воронов. – А разведка моя, как я убедился, полное дерьмо. Конечно, можно организовать операцию… Громкую, на всю округу. Но любой след, самый ничтожный, тут же приведет в мою сторону.

– Ну и что?

– Меня это не устраивает.

– Почему? Вы мафия…

– Перестань крутить, черт тебя подери! – Он раздраженно оглянулся вокруг. – Где у тебя бар?

– У меня нет бара, – получил он невозмутимый ответ.

– Что, и выпить нечего?

– Черный чай, зеленый чай, красный чай по рецепту Амдо…

Воронов скрипнул зубами:

– Когда-нибудь я тебя убью, Жрец.

– Нет, – спокойно отозвался тот.

– Что «нет»? Полагаешь, ты бессмертен?

– Мое физическое тело смертно, как и любое другое. Я заглянул в Шар… Вернее, он позволил мне заглянуть внутрь. – Он помолчал. – Моя смерть действительно будет насильственной… Но меня убьете не вы – другой человек.

– Ты можешь видеть будущее?

Жрец вздохнул:

– Видеть будущее легко. Убежать от него невозможно.

– Даже с помощью магии?

Жрец вдруг рассмеялся сухим трескучим смехом, уловив волнение в голосе собеседника.

– Будущее, – сказал он, – это то, что нас окружает. Если бы каждый из нас жил один, в глухой изоляции, питаясь своей пищей и дыша своим воздухом, будущее было бы сокрыто, и ничто бы не помогло, никакая магия. Вы пришли ко мне… Вам очень не хотелось приходить, потому что вам страшно и вы привыкли повелевать, а не подчиняться. И все же вы наступили на горло собственной гордости. Сказать почему?

Жрец встал и, будто издеваясь над собеседником, извлек из воздуха прозрачную фарфоровую пиалу.

– Потому что источник вашего страха вполне определенный – нет ничего мистического и потустороннего. Вы не боитесь ни милиции, ни прокуратуры. Вам страшно слететь с поезда…

Венчик из расщепленного бамбука красиво вертелся в пальцах, взбивая воздушную пену по краям чашки с горьковатым терпким чаем, густым, будто деготь. «А может, не с чаем, – зло подумал Воронов. – Может, с коньяком. Поди проверь».

– То, что вы пришли ко мне, и называется Черной магией. Не наговоры, не сглаз, не порча… Бабушкины сказки! Настоящая магия – это изменение равновесия сил – не отдельного индивидуума, это мелко, а целого сообщества. Чтобы мгла всколыхнулась и пришла в движение…

44
{"b":"5367","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Женская камасутра на каждый день
Метро 2033: Пифия
Среди тысячи лиц
Дар Дьявола
Синий пёс
Хочу и буду: Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
Дерзкий рейд
Звездное небо Даркана