ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Убивать.

Таши-Галла почувствовал тепло рукояти, идеально вошедшей в ладонь. Сталь завибрировала, бледный свет брызнул во все стороны, осветив дальние уголки пещеры. Из пустоты вдруг возникло лицо старого настоятеля монастыря Син-Кьен. Лицо было мудрое и печальное. Таши-Галла ощутил слезы на глазах; он помнил, как белобородый настоятель принял его – спокойно, с доброй улыбкой и без тени сомнения, несмотря на то что перед ним стоял ближайший ученик черного мага.

– Простите меня, Учитель, – прошептал Таши-Галла одними губами.

И ему почудилось, что тот кивнул в ответ.

…Его пытались остановить. Возможно, в другое время его остановили бы – у Юнгтуна Шераба была чрезвычайно сильная охрана. Здесь собрались лучшие воины – монахи Бон-по, прекрасно вооруженные мастера боевых искусств и боевой магии. Дом, такой неприметный и скромный снаружи, внутри состоял из множества комнат, коридоров, тайных ходов и был напичкан хитрыми смертельными ловушками. Охранники в черных панцирях появлялись из воздуха в самых неожиданных местах и с яростью бросались на непрошеного гостя со всех сторон – сзади, спереди, с боков, сверху, прыгая с балок перекрытия, подобно громадным паукам… Таши-Галла шел сквозь них спокойным четким шагом, не считая ран, практически не тратя времени на защиту, только коротко взмахивая древним клинком. Тот выполнял свою работу исправно – с каждым ударом на скользкий от крови пол падал новый мертвец. Магические сети опутывали мозг – он разрывал их с холодной яростью, и враги отшатывались прочь, но тут же, поборов страх, бросались снова с оружием наизготовку. Слишком хорошо они были обучены, чтобы отступить.

Особенно много их собралось у входа в подземную часть дома. Здесь образовался настоящий живой заслон, ощетиненный клинками, изрыгавший потоки черной энергии. Таши-Галла почувствовал, что навстречу ему поднимается вихрь. Собрав всю силу, он бросил в самую середину этого вихря заряд своей энергии и тут же упал на пол, прикрыв голову руками. Он прекрасно знал, что сейчас произойдет…

Взрыв потряс дом. Крыша осела, упали вниз и загорелись потолочные балки. Живыми факелами метались люди в узких проходах, заслон у входа на винтовую лестницу распался. Таши-Галла бросился туда. Двое или трое оставшихся в живых повисли на нем, спереди мелькнуло лицо одного из приближенных учеников черного мага… Он резанул мечом справа налево, не останавливаясь. Голова откатилась, прыгая по ступенькам, и вслед за ней Таши-Галла ворвался в полукруглый зал, где стояли деревянные манекены.

Где-то сверху раздался грохот. Кто-то коротко взвизгнул и затих. Таши-Галла стоял посреди подземного зала, израненный, окровавленный, чувствуя, как жизнь по капельке уходит из его тела. Он чуть улыбнулся пересохшими губами. Не мальчик уже, чтобы так скакать.

Один глаз перестал видеть: страшный кровавый рубец протянулся через него сверху вниз, к подбородку. Из левого плеча торчала стрела с черным оперением. Он выдернул ее, почти не почувствовав боли. Сознание уплывало. Пошатываясь, он двинулся вперед, и тут передний манекен вдруг со скрипом поднял деревянную руку, сжимавшую копье.

«Когда-нибудь я вдохну в этого воина жизнь…» Похоже, Жрец все-таки исполнил задуманное.

Таши-Галла тоже знал некоторые обряды, с помощью которых можно было на время оживить мертвое тело. Но здесь… Здесь было нечто совсем иное. Деревянные манекены двигались все вместе и скоро образовали полукруг, выставив перед собой оружие. Дерево стонало и трещало – твердые волокна сопротивлялись насилию над собой. Движения фигур были медленны и неуклюжи, но сами они были неуязвимы, даже для такого меча, какой Таши-Галла держал в руке. Он медленно отступал к двери, зная, что выбраться не сумеет: там, снаружи, полыхал огонь. В щель под дверью просачивался дым, удушливый жар волнами растекался по помещению, воздух колыхался, и вместе с ним колыхались деревянные воины.

Таши-Галла ускользнул от первых трех или четырех ударов, но чей-то клинок все же полоснул его по бедру, пока он поворачивался (медленно: силы оставляли), копье с противоположной стороны протаранило бок. Каким-то уголком разума он еще мог держать боль в узде, но она все равно прорывалась сквозь заслон, и он слабел с каждой секундой…

Кому-то он отсек руку, кому-то срубил голову, но они, не чувствовавшие этого, и не думали отступать. Чей-то удар сбил его с ног. Таши-Галла упал и последним усилием откатился в угол. Они не торопились. Конечно, будь они снабжены шарнирами, обеспечивающими свободу конечностям, они могли бы двигаться быстрее. Таши-Галла понял, что судьба дарит ему шанс – не для спасения (об этом он не думал), а лишь для того, чтобы завершить начатое.

Он сконцентрировался. Стало жарче, еще сильнее заколыхался воздух. Крохотные язычки пламени вместе с дымом стали просачиваться из-под дверей. Уже нельзя было раскрыть глаза и вдохнуть полной грудью. Таши-Галла отключил все органы чувств – это было очень сильное и опасное колдовство. Даже более опытный маг вряд ли выжил бы после такого. Остановилось и замерло дыхание… Он и не собирался выживать. Жизнь превратилась бы для него в наказание: память пожирала плоть, жгла сильнее, чем огонь, вовсю гулявший по комнате. Его сын, его любимый ученик ждал казни в тюремном подземелье…

Таши-Галла сложил почерневшие пальцы в древнюю мудру Огня, направив энергию на деревянных воинов, сжимавших вокруг кольцо. И они вспыхнули. Таши-Галла не предполагал, что они умеют кричать, но раздавшийся визг полоснул по ушам, точно острый клинок. Охваченные огнем манекены кричали и падали на пол, застывая в нелепых позах. Один, без головы и с изуродованной ногой, попытался взмахнуть секирой, но Таши-Галла походя отбросил его ногой, как никчемную головешку.

В противоположном конце зала была другая дверь, обитая зеленоватыми медными полосами. Он не видел ее за стеной пламени, но точно помнил ее расположение: бывал однажды. Возможно, она была заперта. Возможно даже, на ней лежало специальное заклятие. Он не заметил. Просто пнул ее как следует ногой и ввалился в совсем небольшую комнатку – израненный, окутанный густым дымом, обожженный и окровавленный. Единственная действующая рука прочно держала древний меч, вторую он совершенно не ощущал.

Посреди комнаты стоял Юнгтун Шераб. Увидев ученика, он приветливо улыбнулся, будто и не было расставания на долгие годы.

– Я же говорил, что когда-нибудь ты вернешься, – сказал он. – Завидное упорство. Как тебе деревянное воинство? Это мое последнее достижение.

– Слабо, – прошептал Таши-Галла. – Их было десять, и все же я прошел…

– Ты способный. Кьюнг-Ца (помнишь его? Он из рода Потомков Орла) отдал бы полжизни, чтобы поменяться с тобой местами. Наверное, бегает сейчас по столице с факелом, поджигает все кругом. Только на это бедного ума и хватает.

Таши-Галла с трудом сделал шаг, подволакивая раненую ногу.

– Где Шар?

– А его нет, – рассмеялся черный маг. – Я отправил его сквозь время, далеко в будущее. Или он отправился сам…

– Как?!

Он пожал плечами:

– Мне трудно это объяснить. Он говорил со мной – я почувствовал – в последний раз. Сначала я решил, что с ним что-то произошло, контакт был не такой, как обычно… Но потом я понял, что Шар просто увидел мою скорую смерть и потерял ко мне интерес. Он отказался от меня.

Юнгтун Шераб горестно покачал головой:

– Конечно, я мог бы уйти и спастись. Но я открою тебе страшную тайну, все равно ты не выйдешь отсюда, так почему бы не пооткровенничать? – Он улыбнулся жутковатой улыбкой. – Без Шара я ничего не стою. У меня нет и никогда не было магической силы. Не существовало бы Шара – и я всю жизнь провалялся бы в грязи, как Кьюнг-Ца… Злобный, исполненный ярости и пустой, как высохшая тыква.

– Поэтому ты и не стал Бон-по, – пробормотал Таши-Галла, поразившись запоздалой догадке.

– Да. Можно стать магом Бон, но для этого опять же нужна сила… А я не сумел бы даже зажечь воздух в комнате, как это сделал ты. Деревянные воины – это последний подарок Шара. Я знал, что они тебя не остановят. Мне просто хотелось подготовиться к встрече. Так сказать, обставить сцену.

75
{"b":"5367","o":1}