ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Белецкий Родион

Забавное богоискательство

Родион Белецкий

Забавное богоискательство

Действующие лица:

(в порядке появления)

ГЕРОЙ

МАРИНА

ПЕРВАЯ МАТУШКА

ВТОРАЯ МАТУШКА

ТРЕТЬЯ МАТУШКА

ОТЕЦ ЛЕОНИД

ПАРЕНЬ В УНИФОРМЕ

СТАРИК

ДИМА

ЛОТЕРЕЙЧИК

ДЕВУШКА

ПЬЯНЫЙ ПАРЕНЬ

Герой. В то время я встречался с девушкой по имени Марина. Я был не в силах оторваться от ее смуглого тела с большими сосками. Такие разговоры были обычными. (Марине). Я знаю, ты мне изменяешь.

Марина. Нет, я тебе не изменяю.

Герой. Я знаю точно, ты мне изменяешь.

Марина. Нет. Я не изменяю.

Герой. Эти беседы не имели конца. Однажды она сказала.

Марина. Я познакомилась с одним священником. Отцом Леонидом. Вернее, меня Арбузова с ним познакомила. Давай сходим к нему вместе.

Герой. Видимо, в ту пору я нуждался в чем-то таком. Короче, мы пошли. Старая квартира в старом доме. За круглым столом сидели матушки и беседовали. Сразу было видно, что они никого не хотели обидеть.

Первая матушка. Знаете, Извекова? Он здесь бывает. Какой хороший человек.

Вторая матушка. Да, Извеков - очень хороший человек.

Третья матушка. Это правда, Извеков - человек замечательный.

Герой. Вышел батюшка - небольшого роста человек с бесцветными глазами. Матушки тут же вскочили.

Первая матушка. Благословите, батюшка.

Вторая матушка. Благословите, батюшка.

Третья матушка. Благословите, батюшка.

Священник по очереди благословляет матушек.

Марина. Здравствуйте, батюшка. Это мой знакомый. Я вам о нем говорила.

Отец Леонид. Очень приятно. (Троекратно целует героя). Вы хотели со мной поговорить?

Герой. Мне сейчас кажется, что он сказал это как утверждение.

Отец Леонид. (Повторяет). Вы хотели со мной поговорить?

Герой. Я? Вообще-то, да. Мы пошли в комнату отца Леонида. Там было так много икон, что в душе возникал трепет.

Отец Леонид. Я вас слушаю.

Герой. Ну... Я в восемнадцать лет крестился. Мне друг один посоветовал.

Отец Леонид. Так.

Герой. Я хотел рассказать... Вернее... Что я, видимо, грешен.

Отец Леонид. Все мы страшные грешники. Я вас внимательно слушаю.

Герой. Ну, во-первых, я сплю с девушкой Мариной. Вы ее только что видели.

Отец Леонид. Страшный грех. Прости меня, Господи, прости.

Герой. Такого поворота я точно не ожидал. Посторонний человек переживал за мои грехи. Я тут же поторопился выложить ему грехи остальные. А еще я занимаюсь онанизмом.

Отец Леонид. Грех рукоблудия - страшный грех! Прости меня, Господи, прости.

Герой. Прости меня, Господи. Я назвал еще несколько мелких, по моему мнению, грехов. Но про самый страшный грех я тогда не смог сказать.

Отец Леонид. Если ты хочешь возродиться заново и очиститься для новой жизни в Христе, тебе необходимо пройти генеральную исповедь.

Герой. Да, я хочу очиститься. Я вышел от отца Леонида действительно как после холодного душа.

Отец Леонид. Перед генеральной исповедью тебе нужно будет вспомнить все грехи - все до единого. Это очень трудно, но Господь поможет тебе в этом.

Герой. После того разговора мы лежали вместе с Мариной. Только что мы совершили смертельный грех, причем два раза подряд. (Марине). А ты с отцом Леонидом говорила?

Марина. Говорила, когда вместе с Арбузовой пришла.

Герой. И что?

Марина. Ничего.

Герой. Что ты почувствовала после разговора?

Марина. Ничего особенного, а что?

Герой. Я не знаю. Он так живо описал страдания, которые меня ждут после смерти. У меня, наверное, хорошее воображение, мне стало жутко.

Марина. Он всем так говорит.

Герой. Слушай, а тебе не страшно после его слов спать со мной?

Марина. Ты слишком серьезно все воспринимаешь.

Герой. Да как можно не воспринимать это серьезно!? Мой вопрос остался без ответа. Я стал часто посещать отца Леонида. Сидеть за столом с остальными посетителями. Всем нам, должно быть, хотелось хорошенько познакомиться друг с другом, посплетничать и поговорить о том, что мы чувствуем. Но мы продолжали общаться, используя только что заученные фразы.

Первая матушка. Не могла же я уйти без благословения.

Вторая матушка. Смиряться, матушка, надо, смиряться.

Третья матушка. Мой крест, матушка, мой крест.

Герой. Помню следующий мой разговор с отцом Леонидом. (Отцу Леониду). Понимаете, батюшка, я хочу стать самым лучшим поэтом. Я книжку даже выпустил за свой счет.

Отец Леонид. Это мечты земного человека. У настоящего христианина должна быть только одна мечта - спастись. Спасти свою душу. Поэтому он и ждет смерти не со страхом, а с надеждой. Потому что за ней наступает жизнь вечная.

Герой. Чтобы можно было ждать с радостью смерти, об этом я раньше даже представить не мог.

Отец Леонид. Я ведь тоже раньше был поэтом.

Герой. Вы печатались в толстых журналах?

Отец Леонид. Нет, я читал стихи в узком кругу. Но у меня были поклонники.

Герой. И вы смогли от этого отказаться!? Не помню, задал ли я этот вопрос вслух или только подумал об этом. В то время я не работал, а только учился. А Марина училась со мной на курсе и работала. Она фактически содержала меня. Вечером она задерживалась. Часто приходила пьяной. Я устраивал ей сцены ревности. (Орет резко.) Ты где была!? Ты где была, я тебя спрашиваю!? Ты хочешь спать там со всеми и хочешь, чтобы я все это терпел!?

Марина (сильно пьяная). Я тебя ненавижу, гад! Убери руки! Убери руки, я сказала!

Герой резко бьет Марину. Марина хватается руками за лицо. Герой обнимает ее.

Герой. Прости меня, Мариночка. Прости, миленькая, любимая моя. Зайчик мой. Пожалуйста.

Марина (вырываясь). Ты хорошо делаешь только три вещи: пишешь, трахаешься и бьешь женщин.

Пауза.

Герой. У отца Леонида мне рассказали про Матвеево.

Первая матушка. Там что-то вроде православной общины. Приход отца Леонида. Там храм красивый. Свое хозяйство. Даже техника уборочная.

Герой. Матвеево все очень хвалили. Многие покупали там дома. Эта деревня стояла на границе России с Украиной. Мы с Мариной получили приглашение от отца Леонида приехать туда. Вернее, было не так (отцу Леониду). Батюшка, мы с Мариной хотим поехать сначала на юг, в Коктебель, а на обратном пути приехать в Матвеево (складывает руки в горсти). Благословите.

Отец Леонид. На юг - это как хотите. А в Матвеево - благословляю.

Отец Леонид кладет руку в ладони Героя. Тот руку целует. Отец Леонид крестит голову Героя.

Герой. Тут я хочу рассказать об одной встрече.

Появляется Парень в униформе.

Парень в униформе. Здравствуйте, это вы?

Герой. Да, это я.

Парень в униформе. Я Женя. Я с вами говорил по телефону. Пойдемте.

Герой. А куда мы идем?

Парень в униформе. Мы идем к нашему художественному руководителю.

Герой. У вас театр?

Парень в униформе (неуверенно). Да... у нас театр. Вы сейчас сами все увидите.

Герой. А кто ваш художественный руководитель?

Парень в униформе. Он внук художника Вахтангова.

Герой (про себя). Внук художника Вахтангова? Странное определение для человека. Ему было лет девяносто, и прозрачные глаза как у отца Леонида.

Появляется Старик, смотрит герою в глаза и долго-долго трясет ему руку.

Старик. Меня очень интересует молодежь. Все, что они думают и делают. Давайте так: вы дадите мне то, что вы пишете, а я вам дам то, что я пишу. Мы прочитаем, и каждый честно выскажет свое мнение. Не щадите меня, мы на равных.

Герой и Старик обмениваются тонкими стопками листов. Они садятся друг напротив друга, читают.

Герой. То, что он дал мне прочитать, было плохо. Так, наверное, писали графоманы до революции. Достаточно сказать, что один персонаж говорил другому: "Не смей драться".

1
{"b":"53673","o":1}