ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лесовик. Вор поневоле
Черная полоса везения
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Входя в дом, оглянись
Путь самурая
Инстаграм: хочу likes и followers
Билет в любовь
Женщина начинается с тела
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
A
A

Олег Германович провел ладонью по правой стороне горла, где ощущался свежий порез – туда попала серебряная монета с острым ребром.

– Ты страшный человек, Жрец, – нервно произнес он. – Ты будто злой джинн, выпущенный из бутылки. И иногда меня обуревает желание затолкать тебя обратно и заткнуть пробкой. А потом зашвырнуть подальше в море.

– Не знал, что вы поэт, – безмятежно отозвался собеседник. – Не боитесь, что власти вас возьмут?

– Ради такого я пошел бы и на это.

– И что? Дали бы показания против себя?

– Дал бы, – хмуро ответил Воронов.

Жрец рассмеялся.

– «Гражданин следователь, я хочу признаться, что продавал оружие чеченским боевикам, а также в том, что отдал приказ убить свою бывшую любовницу». – «Кому вы отдали такой приказ, гражданин Воронов?» – «Я нанял убийцу». «Можете сообщить его приметы, место жительства, фамилию?» – «Конечно. Его зовут Жрец, он живет в квартире, которая на самом деле не квартира, а древний храм. А ещё я видел у него Шар, однажды я прикоснулся к нему и оказался на Тибете, в конце IX века. Вообще-то там не так уж плохо, если бы только не та падла, которая резанула меня отточенной монетой по горлу. Видите царапину?»

Где-то в недрах «храма» неуверенно звякнул телефон. Жрец, превращаясь по ходу дела из бритоголового аскета в нормального человека, подошел и взял трубку. Несколько секунд он молча слушал, потом кивнул, будто собеседник мог его видеть, и сказал:

– Хорошо. Быстро уходи из квартиры. Куда ехать, ты знаешь.

И услышал короткие гудки.

Воронов искоса взглянул на вернувшегося в комнату Жреца и отметил его довольную улыбку.

– У меня есть ещё одна проблема.

– Да? – продолжая улыбаться чему-то, спросил Жрец.

– Каюм Сахов.

– Ваш партнер по бизнесу?

– Ты и это знаешь?

– А как же. Я обязан все знать… Если уж отваживаюсь брать такие гонорары. Но признайтесь как на духу, Олег Германович, я их стою?

– Стоишь, – сквозь зубы процедил Воронов. – Только предупреждаю, это тебе не девку в санатории шлепнуть. Тут сложнее…

Глава 17

САНАТОРИЙ (продолжение)

Пожилой вахтер Андрей Яковлевич, как оказалось, курил трубку с длинным черным мундштуком. Туровский бездумно наблюдал, как осторожно, со знанием дела, старик раскуривает её, будто священнодействует. Он уже знал, что его подозрения – все до одного – беспочвенны. Иначе пришлось бы допустить, что в сговоре участвовали все, весь персонал санатория. Все было не так, сказал он себе наконец (измученное сознание улетело куда-то в запредельный мир, словно подхваченное ветром: скоро двое суток, как он на ногах).

– Когда Нина Васильевна приезжала сюда в первый раз, где она останавливалась?

– Все там же, в девятнадцатом. Номер хороший, никто не беспокоит, опять же вид из окна…

– Она была с дочкой?

– С ней, с Дашуткой. Той, правда, поначалу не понравилось. Канючила: «Мам, чего мы притащились в эту деревню? Папа же предлагал на море!» Потом – ничего, даже уезжать не хотела.

– И тогда впервые Даша пришла ночевать к вам, да?

Андрей Яковлевич долго не отвечал. Дым из трубки поднимался к потолку тонкой струйкой и таял, успевая напоследок свернуться колечком. Глаза старика слезились – то ли от дыма, то ли от чего-то другого…

– Нина Васильевна приводила к себе Козакова?

– Кто я такой, чтобы их осуждать? – тихо сказал вахтер. – Сам-то уж двадцать пять лет как вдовствую. Дети упорхнули, даже по телефону не всякий год звонят. А тут – вроде как внучка. Я ей на диване стелил, а сам на раскладушке, за ширмой. Здесь телевизор смотрели, чаи гоняли…

– Ей у вас нравилось?

– Оттаивала девчонка. Вы же разговаривали с ней, видали её гонор… Так это все напускное. Не обращай те внимания.

– Вчера Даша тоже ночевала здесь?

– И вчера, и позавчера.

– И вы рассказали ей о двух женщинах?

– Нет, что вы. Они уж к тому времени познакомились.

– Кто? – не понял Туровский.

– Даша и та, что их оформляла. Которая повыше.

Наташа Чистякова, подумал Сергей Павлович. Ком подступил к горлу.

– О чем они говорили? Вспомните подробно.

Андрей Яковлевич нахмурил густые брови.

– О чем говорили… Всего не упомнишь. У неё на груди была вещица. Вроде раковинки, с фотографией внутри.

– У женщины? – уточнил Туровский. – У Наташи?

– Да, на такой тонкой цепочке. Она ещё наклонилась к Даше, чтобы та получше рассмотрела. Девчонки – их ведь хлебом не корми, дай поглазеть на побрякушки…

(Они обе стояли у конторки – две красивые стройные женщины. Даша сначала приняла их за сестер. Одна расписывалась в большой толстой книге, где Андрей Яковлевич ткнул узловатым пальцем. Голову она при этом чуть склонила набок, и темно-русые волосы, перехваченные бирюзовой ленточкой, скользнули по щеке, открывая длинную загорелую шею. Женщина выглядела очень озабоченной. Нетерпеливым движением она попыталась закинуть «хвост» назад за плечи, но он потихоньку-потихоньку сполз на прежнее место. Это показалось Даше забавным, и она, не удержавшись, фыркнула. Женщина чуть удивленно положила ручку и оглянулась. Ее лицо Даше тоже понравилось. Широко расставленные большие серые глаза смотрели совсем не зло, только немножко тревожно. Рот был чуть-чуть, самую малость великоват, тонкий прямой нос кое-где облупился на солнце… Но все равно лицо было очень красивое.

Другую женщину Даша не разглядела. Та все время стояла спиной, запомнился только чудный аромат, исходивший от её роскошных (иначе не скажешь) тяжелых каштановых волос, распущенных по плечам, и белое короткое платье, похожее на древнегреческую тунику, Даша видела такие в учебнике истории.

Вещей у прибывших было на удивление мало: полиэтиленовый пакет с изображением Майкла Джексона и две небольшие сумочки. Двое сопровождавших мужчин тут же подхватили их и ушли наверх, даже не оглянувшись..

– Здравствуй, – сказала женщина. – Ты здесь отдыхаешь?

– Здравствуйте. А нос надо закрывать, когда загораете, а то совсем облезет.

– Учту. Как тебя зовут?

– Дарья… Можно Даша.

– А я Наташа. Даша – Наташа. Звучит?

– Еще как! А что же вы опоздали? Заезд-то позавчера был.

– Так уж получилось.

Все-таки не тревогу, но какую-то затаенную печаль Даша почувствовала – в глазах, в интонации, скупом жесте – Наташа чуть не протянула руку, чтобы погладить её по голове, но в последний момент передумала: мало ли как девочка отреагирует.

На секунду они обе неловко замешкались, не зная, что сказать. Дарья первой нашла выход, указав пальцем на белую в прожилках маленькую раковинку, висевшую на груди женщины.

– Ой, как красиво! А что это?

– Это? Гм… Ну, считай, что талисман. Оберег.

– У Веньки Катышева из нашего класса тоже есть талисман. Лягушачья лапка, спер из кабинета биологии. Гадость ужасная! Говорит, чтобы не вызывали к доске, когда урок не выучит.

– Помогает?

– Ну да! Он сроду в руки книжку не брал. Что ж теперь, и к доске никогда не вызывать? А там внутри… Там что-то есть?

По тому, как женщина вдруг смутилась, Даша поняла: есть, и причем что-то очень личное, что далеко не всякому откроешь.

– Да нет, вы не подумайте, – заторопилась она. – Я просто так… Нельзя – значит нельзя.

Наташа молча наклонилась, чтобы девочка получше разглядела, и нажала какую-то кнопочку на раковине. Послышался тихий мелодичный звон, раковина открылась, и Дарья увидела крошечную фотографию мальчика. Мальчику было лет пять, не больше.

– Ваш сын?

Наташа покачала головой.

– Младший братик… Моложе меня на пять лет.

Даша округлила глаза.

– На пять лет? Вы же взрослая.

– Он тоже сейчас… был бы взрослым.

– Он умер? – тихо спросила Даша.

– Умер. Уже давно. С тех пор я ношу с собой фотографию. Наверное, она меня хранит.

– От чего?

Женщина грустно улыбнулась.

– Чтобы к доске не вызвали. Когда урок не выучу.

48
{"b":"5368","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Видок. Чужая боль
Чернокнижники выбирают блондинок
Как возрождалась сталь
Мама для наследника
Игра Кота. Книга четвертая
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Бессмертники
Homo Deus. Краткая история будущего