ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы с самого начала противоречили сами себе, – бесцветным голосом сказал он без тени торжества. – Убийство раскрыто, но слишком поздно! И разгадка настолько ужасна, что лучше бы её не знать вовсе, может, и жить было бы спокойнее. – Мы справедливо решили, что убийство – заказное, исполнитель при был со стороны… И тут же бросились искать того, у кого не было алиби, то есть было, но фальшивое на проверку. Мы подумали, что преступник выстроил некую хитрую комбинацию, дабы бросить тень на кого-то другого… Но разве профессиональный киллер действует так? Стал бы он дальше оставаться в санатории? Нет, ему было необходимо лишь ненадолго отвлечь наше внимание, чтобы беспрепятственно уйти. И он ушел… Благополучно и тихо, а мы продолжали искать черную кошку…

– Какую кошку? – не понял Ляхов.

– Ту самую, которой нет в темной комнате. Ваш эксперт сказал: «Зачем ему было входить? Пострелял с порога и ушел…» В этих словах была разгадка, а я её не заметил, был слишком зол на вас.

– Я почувствовал…

– «А она о пистолете и не вспомнила, сразу бросилась открывать дверь. Почему?» – так вы, кажется, выразились? Мне захотелось защитить Наташу – ото всех и от вас в первую очередь. Мертвые сраму не имут. Наташа ошиблась – и заплатила страшную цену.

– Простите. Я был дико нетактичен.

– А на самом-то деле я просто почувствовал, что вы не правы. Если бы она не вспомнила об оружии, оно и лежало бы на своем месте, в тумбочке под зеркалом. А оно было сверху, под раскрытой книгой, будто Наташа, услышав стук в дверь, достала его, но тут же постаралась спрятать – быстро, инстинктивно, когда в распоряжении всего дара секунд! Вновь открывать трюмо долго. Зато сверху лежит книга, которой можно накрыть…

Козакова мы Подозревали только потому, что он вел себя подозрительно. В девять утра явился к Кларовой с ранним визитом… Может быть, как-то успокоить: Нина Васильевна чувствовала вину – Даше накануне пришлось провести ночь в каморке вахтера. Козаков пробыл недолго: вскоре прибежали девочки-подружки. Света быстро ушла: засмущалась, почувствовала себя лишней и электронную игрушку напрокат не получила (Даша пожадничала-таки). Я спросил у Дарьи: в котором часу это было? Она ответила: в 9.20 – 9.25. Но почему тогда Света не встретила в холле Бориса Анченко?

– Он мог зайти к женщинам не в половине десятого, а раньше.

– Я тоже склонялся к такой мысли. Я подозревал Бориса и видел, какая сила грызла его… Только он мог войти к Наташе с Тамарой, не вызвав подозрения… Но тогда Наташа не стала бы прятать пистолет. Разгадку мне подсказала Нина Васильевна. Она с Козаковым раскладывала пасьянс…

– При чем здесь это? – удивился Ляхов.

– Сразу видно, вы не картежник. Я бы тоже прошел мимо, спасибо, друг детства просветил…

«И что же она тебе нагадала?» – «А что обычно говорят в таких случаях. Дама – любовь, король – муж дамы, надо полагать. Казенный дом, дальняя дорога… Хотя, пардон, казенного дома не выпало – ни в первый раз, ни во второй». – «Вы раскладывали карты два раза? И все время без казенного дома? Повезло тебе». – «А следователь-то меня подозревает…»

Я тоже попросил Нину Васильевну разложить пасьянс. Заметил по часам: ушло пятнадцать минут. Два раза по пятнадцать – это полчаса. Значит, Козаков ошибся, девочки пришли позже, около половины десятого, а часы у Даши отставали, поэтому они с мамой и опоздали на автобус до пристани.

– А у Светланы – тоже отставали? – недоверчиво спросил Ляхов.

– Нет. Светлана перевела их специально…

( – Почему ты не позволила Свете взять игрушку?

– Мама рассердилась.

– Света обиделась, как по-твоему?

– Не знаю. – Даша насупилась. – Я хотела её догнать.

– Зачем?

– Так просто… Прощения попросить.

– И что?

– Выглянула в коридор… Она посмотрела на меня, улыбнулась, помахала рукой – вот так, ладошкой от себя.

– Тебе виден был холл?

– Нет, стена загораживала. Но там кто-то сидел.

– Почему ты так думаешь?

– Бумага зашуршала. Будто книгу листали или газету.)

– Что именно услышала Наташа из-за двери – теперь уже никто никогда не узнает. Ясно одно: это был детский голосок. Может быть, ей померещился давно умерший брат? Ведь она не расставалась с фотографией – столько дет её терзало ощущение вины за его гибель, как же, оставила одного с пьяным отцом, хотя мать и предупреждала…

В руке был пистолет (оружие: кошмар возвращался!). Она не глядя сунула его под книгу на трюмо, чтобы не дай Бог не испугать ребенка. Открыла дверь – и получила стрелу.

Где-то у серо-коричневых скал горел костер. Туровский уже знал, что скалолазы и альпинисты предпочитают готовить на примусах – меньше возни и не нужно искать дрова. Видимо, решил он, костер развели в честь какого-то особого случая: день рождения, недавняя свадьба… Или просто – кончились выходные, подходит к завершению сезон. Лето отпылало, впереди возвращение в город-джунгли. А вершины опустеют, сиротливо и гордо оставаясь стоять где-то и ждать. Недолго – до следующего лета…

– Вам не кажется, что мы с вами выбрали не ту Профессию? – отстраненно спросил Ляхов.

(Маленькая раковинка-кулон зацепилась за ручку двери, позолоченная цепочка оборвалась, а Тамара, не в силах пошевелиться, смотрела на лежавшую на полу Наташу и видела её потемневшие зрачки. Яд на конце стрелы уже начал действовать, язык во рту распух, Наташа ещё пыталась что-то сказать, предостеречь… А убийца стоял в дверном проеме, не обращая внимания на тело у ног, глаза спокойно, без капли эмоций, остановились на следующей жертве, и Тамара поняла: она – не враг. Даже не живое существо, – просто объект задания… Инстинкт самосохранения все же взял верх, она умоляюще прошептала, сползая на пол:

– Пожалуйста… Ну пожалуйста! Скажите Олегу, я не буду выступать на суде! Я буду молчать, обещаю! Только не убивайте…

Но убийца уже поднес к губам флейту – ту, которую Сергей Павлович выловил из воды у старого причала.)

– У Светланы было две одинаковых флейты: одна – настоящая, другая – без отверстий на плоскости, которая использовалась в качестве духовой трубки. Из неё она убила Наташу и Тамару. Двое скалолазов – мужчина с девушкой – ждали её за пределами санатория, потом последовали за ней на пристань, якобы для её же безопасности. На самом деле Света, конечно, была обречена.

Ляхов с силой провел ладонью по лицу.

– Но как… – проговорил он с мукой в голосе. – Ведь девочка, ребенок… Как же так? Почему?

Мужчина, черноволосый, небольшого роста, сам едва не падая, все же поддерживал за руки женщину, лицо которой совершенно опухло от слез – горе, настоящее, не дающее мыслям ни малейшей передышки, никого не красит. Женщина едва переставляла ноги, и тяжелые шаркающие шаги становились все медленнее и неувереннее: они приближались к металлическому столику на колесах, стоявшему посреди ярко освещенного подземного коридора.

Санитар с могучими руками и в грязной маске на лице стоял спокойно и непроницаемо: палач поневоле. На столе лежало нечто продолговатое, докрытое белой простыней. Женщина попятилась – её пришлось взять за руки и чуть подтолкнуть вперед.

Туровский прокашлялся.

– Надежда Васильевна, Альфред Карлович. Я понимаю, как вам тяжело. Но это необходимая процедура. Посмотрите: это ваша дочь? Это Светлана?

Обратно, до низкой скамейки, её несли на руках. Одна туфля слетела с ноги, и муж нес её следом – осторожно, словно величайшую ценность.

Придя в себя, женщина расплакалась, и они с мужем долго сидели обнявшись, не говоря ни слова. Потом Надежда Васильевна подняла голову и улыбнулась сквозь слезы:

– Это не она. Не Светочка.

– А кто? – тупо спросил Туровский.

– Не знаем. Мы никогда её не видели.

Света отдыхала в лагере (бывшем пионерском: вывеску сменили, на все остальное махнули рукой. Стояли, как и прежде, гипсовые барабанщики и горнисты на своих пьедесталах – маленькие, беззащитные и гордые…).

50
{"b":"5368","o":1}