ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Игорь Иванович не сразу открыл глаза. Часть его ещё пребывала где-то далеко, словно во сне, но он уже знал, что это не сон – тот мир был не менее реален, чем то, что его окружало.

– Ты кричал, – тихо сказала Дарья и нежно дотронулась до его щеки. – А знаешь, трехдневная щетина тебе идет. Делает мужественнее внешне.

– А внутренне? – спросил он.

– Внутренне ты и так всегда был мужчиной – стопроцентным, без примесей.

Она сидела рядом с ним на постели, совершенно обнаженная, и Колесников видел только её силуэт на фоне светившей в окно луны. В её фигуре, даже позе – свернув ноги калачиком, она опиралась одной рукой на подушку, склонив голову к плечу, отчего тяжелые чёрные волосы падали на левую половину лица, – были скрыты колоссальная чувственность и сила. Колесников разглядывал её маленькую грудь, тонкую талию, идеальной формы бедра и чувствовал, что пунцовая краска заливает лицо, точно у школьника на первом свидании.

– Дарья, я…

Она проворно наклонилась и накрыла его губы своими.

– Не говори ничего. Я сама тебя пригласила. Сама этого захотела. И нисколько не жалею. Лежи, хорошо? А я пойду сварю кофе.

– Я доставил тебе хлопоты. Она улыбнулась.

– Все время хлопотать о самой себе – ужасно скучное занятие.

И выскользнула на кухню, запахнув на себе длинный халат со свободными рукавами, делавший её похожей на большую красивую птицу (силуэт, будто вырезанный из черной бархатной бумаги, опять мелькнул в бледном лунном сиянии, заливавшем комнату). Рассерженный и сконфуженный монах куда-то исчез, и Игорь Иванович вдруг испугался. Он искал и не мог найти в себе чувство вины перед Аллой, которое вроде бы, должен был испытать. Только страх – он боялся потерять связь с Чонгом. Без него у Колесникова не было шансов найти Аленку. У него оставалось равно четыре дня.

Комната, где он находился, выглядела рабочей мастерской, причем сразу по нескольким разным специальностям: лоскуты материи на ножной швейной машинке соседствовали с компьютером, который чудом помещался на журнальном столике (письменный стол был покрыт опилками – Дарья мастерила книжную полку). Над диваном висел дорогой ковер ручной работы, на котором живописно смотрелись два китайских меча с кисточками на рукоятках.

Поворочавшись, Игорь Иванович откинул простыню и прошлепал босыми ногами на кухню.

Кухня была маленькая, но словно сошедшая с рекламы НПО «Альтернатива». Все тут сияло чистотой. Стены были выложены светло-зеленым кафелем с едва заметной серебристой искоркой, плоские навесные шкафы создавали аллюзию большого пространства. Сверкающие тарелки, стоявшие, будто солдатики, в ряд, идеально чистая никелированная мойка и набор разных приспособлений на длинных ручках рождали ассоциацию со стерильностью хирургического отделения.

Дарья возилась со сложным «бошевским» аппаратом, в котором можно было приготовить кофе десятью разными способами.

– Полгода экономила, прежде чем купить эту дуру, – сказала она. – Мама точно меня бы убила, кабы узнала. Погоди, сейчас все будет готово.

Было тепло и уютно. Игорь Иванович сел на табуретку и блаженно вытянул ноги.

– У тебя был муж?

Она нисколько не удивилась.

– Был. Мы разошлись полтора года назад.

– Он тебе нравился? Гм, извини, вопрос глупый.

– Он, видишь ли, был слишком хорош для меня. И не уставал напоминать мне об этом. Он сейчас работает в одном коммерческом банке. Полтора года назад получил отдел и сказал, что я ему не подхожу и он женится на дочери босса. Теперь он не только начальник отдела, но и член совета директоров. Странно, наверно, но я рада за него. Отец всегда говорил: у мужчины на первом месте должна стоять карьера. А жена – на втором… Или на двадцать втором, у кого как.

– И что, – спросил Колесников, – исключений не бывает?

– Почему же, если есть правила, то должны быть и исключения. Только я такого не встречала. – Она рассмеялась. – Я рассуждаю, как типичная старая дева.

Он кивнул на фотографию, висевшую на стене в рамке.

– Твой муж?

– Отец в молодости. Он давно нас бросил, но мама все равно это хранит. Так что ты видишь перед собой потомственную разведенку. Сюжет для социальной мелодрамы.

– Потомственную, – прошептал Колесников. – Потомственную… О Боже, какой же я идиот!

– Что с тобой? – удивленно спросила Дарья (кофе в большой чашке в красный горошек оставался нетронутым, хоть и был очень аппетитным на вид: желто-коричневая пенка мерно колыхалась по краям, испуская восхитительный крепкий аромат).

– Мне нужно увидеть одного человека.

– Кого?

– Гранина, – ответил Колесников, как будто это что-нибудь объясняло. – Он проректор по науке в нашем институте. Гм, может, позвонить ему?

– Сейчас ночь…

– Да, ты права. – Он с сожалением положил трубку. – И потом, все это слишком…

– Что?

Он махнул рукой.

– Белая горячка. Результат больного воображения.

«Действительно, – подумалось ему, – воображение у меня ещё то».

Солнце в желтых протуберанцах светило ему прямо в глаза, хотя он на него и не смотрел. Яркие лучи отражались от снежного наста, затвердевшего на пронизывающем ветру.

Ноги не слушались, он с трудом переставлял их, медленно пробираясь по развалинам некогда великолепного и сурового В своей целомудренной красоте горного храма. Было немного жутковато – он казался себе неким вестником смерти… Хотя смерть побывала здесь задолго до него. Тела воинов-монахов успели застыть и превратиться в подобия ледяных мумий – что ж, можно считать, им повезло: воронье не выклюет глаза и не сожрут плоть земляные черви.

Какой-то человек в потрепанной одежде стоял на коленях спиной к Колесникову и беззвучно молился, обратив взор к священной вершине Алу (монастырь Син-Кьен у её подножия был превращен в груду обломков, на которых чья-то рука грубо намалевала правостороннюю свастику – знак Солнца, один из самых могущественных знаков. Бон). Человек был неподвижен, лишь холодный ветер, играя, дергал за края его одежды.

«Он совсем замерзнет», – подумал Колесников, несмело подошел сзади и мягко сказал:

– Они умерли с честью.

Таши-Галла, не удивившись и не повернув головы, тяжело вздохнул.

– Да… Все, кроме одного, не так ли?

– Вы знаете, кто их погубил?

– Чонг был уверен, что это сделал я. Я тоже идеально подходил по приметам: лошадь черной масти, темный дорожный плащ, халат, расшитый звездами… Правда, у меня никогда не было такого халата. Но ведь вы пришли не задавать вопросы. Вам и так все известно.

Колесников кивнул.

– Убийца короля Лангдармы позволил рассмотреть себя во всех подробностях – чтобы потом его смогли описать. А сам, скрывшись в укромном месте, изменил свои приметы на противоположные. Его никто не задержал, он спокойно выехал из столицы.

– Почему вы так думаете?

– Другого ничего на ум не приходит. Эта версия объясняет все. Был черный халат фокусника – стала меховая накидка странствующего ламы. Была черная лошадь – стала белая.

– Где он смог взять белую лошадь? – возразил Таши-Галла. – На Тибете это большая редкость.

Игорь Иванович указал на труп монаха Джелгуна. Тот лежал, придавленный мертвым конем белой масти.

– На этом коне, вымазанном углем, убийца приехал в Лхассу.

Глава 26

Богомолка проводила его на вокзал, чего (он вдруг почувствовал мимолетную горечь) Алла никогда не делала. Они стояли молча на перроне, по соседству пьяный мужик в майке загадочного цвета пытался что-то втолковать громадной, словно афишная тумба, проводнице. Та отпихивала его мощными руками.

– Я тебя ещё увижу? – спросила Дарья.

– Обязательно.

– Врешь ведь. Все мужчины вдруг женщинам.

Он неловко чмокнул её в щеку, опасаясь, что она отшатнется (все-таки некое ощущение вины в душе угнездилось прочно). Дарья рассмеялась, прильнула к нему и крепко поцеловала в губы – так, чтобы почувствовать терпкий солоноватый привкус.

77
{"b":"5368","o":1}