ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне удалось поймать двух красноватых змеек, и я усердно старался вытащить из-под камня третью.

- Пингль, вм набрели на гнездо делиофиса, - сказала, приблизившись ко мне, мисс Лиз.

- Не совсем понимаю вас, - почтительно ответил я, смотря в блестящие черные глаза Лиэ.

- Но это же делиофисы, - улыбнулась Лиз почти ласково. - И вы не боитесь?

- Бояться? Страх, по-моему, пережиток, мешающий людям расправляться с природой, - скромно ответил я, повторив слова, когда-то слышанные мною от Повелителя гиен.

Лиз помогла мне освоиться с моей необычной должностью. Маленький подвижный китаец Ли чистил по утрам дорожки в парке, потом мы отбирали змей того сорта, какой заказывал профессор, и несли эти сокровища, шипевшие в закрытых корзинах, в лабораторию. Там, насколько я мог понять, Мильройc и Лиз собирали яды и как-то их обрабатывали. Во всяком случае, из Рангуна каждую неделю приезжал небольшой грузовой автомобиль и увозил аккуратно упакованные ящики с ампулами. На ящиках были написаны адреса получателей - Aмериканскиx фирм по изготовлению лечебных препаратов.

Как-то раз я принес в лабораторию полную корзину змей лахеанс. Профессор милостиво кивнул мне.

- Только сейчас был разговор о вас, Пингль. Я говорил мисс Лиз о вас как о смышленом и смелом человеке.

Девушка исследовала пинцетом пасть какого-то гаденыша, которого держала в левой руке.

- Не находите ли вы, Пингль, что вам следует несколько ближе познакомиться с обитателями парка? -спросила она.

- С большим удовольствием! - горячо ответил я.

- Она даст вам несколько уроков, Пингль, - сказал профессор. - В школе графства вас, вероятно, на уроках биологии занимали разговорами о жуках и бабочках? усмехнулся он.

- Я окончил младшее отделение в Дижане,-с достоинством произнес я.

- Тем лучше, - одобрил профессор. - Хотя и там, думаю, вы мало что слыхали о змеях.

На следующее утро Лиз пришла в парк и спросила:

- Клетки готовы, Пингль?

- О да, мисс! Доброе утро.

- Сегодня у нас первый урок, - строго сказала девушка. - Пройдемте в южную часть парка.

Мы шли по широким песчаным дорожкам, залитым солнечным светом. Тугие листья кактусов лениво лежали на горячих скалах, покрытых голубыми и розовыми лишайниками. Лиз остановилась около камня, оплетенного тонколистными лианами.

- Нам придется выбрать из парка всех взрослых муссуран. Они так размножились, что скоро съедят всех наших лахезис. Я покажу вам, как обращаться с муссуран. Они не ядовиты, но могут укусить. Выделения из железок годятся как растворитель для других концентрированных ядов.

Лиз деловито надела толстые змееловные перчатки и быстро столкнула с места камень. Под ним зашипели притаившиеся гады.

Часа полтора мы охотились в парке, хватая коричневых, белопузых муссуран и сажая их в тростниковые клетки. Потом отдали их Ли уничтожить.

- Запоминайте названия змей, Пингль, - говорила Лиз. - Приглядывайтесь к их привычкам. Действительно, жаль, что в колледжах не преподают науку о змеях...

Да, профессор верно заметил, что на уроках с нами говорили о бабочках и жуках. Я еще помнил кое-что о жужелицах, истребляющих гусениц, и о жуках-плавунцах, питающихся личинками комаров. Знал, что жук-карапузик истребляет личинки мух, а жук-щелкун замечателен тем, что если его положить на спинку, то он ухитряется подпрыгнуть и опять встать на все свои шесть лап. Слыхал о жучках - точильщиках древесины и жуках-притворяшках, в минуту опасности свертывающихся в незаметный комочек.

Но змеи... Чем больше я слушал уроки Лиз, тем сильнее восхищался научной работой змееведов. Лиз была настойчивой и терпеливой учительницей, и я снова чувствовал себя эшуорфским школьником.

Вот желтая тоненькая змейка клубком свернулась на песке. Лиз слегка подразнила ее стеклянной палочкой, и гад раскрыл рот, где среди мелких зубов раздвоенный язычок дрожал, словно паутинка на сквозняке. Лукавые глазки змееныша налились притаенной злостью. Лиз сказала:

- Повторим главное, Пингль. Научное название змей вообще?

- Офидиа.

- Правильно. Они представляют собою...

- Отряд класса рептилий, или пресмыкающихся.

- Правильно. Типа хордовых, Для змей характерно отсутствие ног. Они делятся на несколько семейств: удавы, ужеобразные, гадюковые. Какая перед нами змея? Ну, Пингль?

Конфузясь и запинаясь, словно первоклассник, я ответил:

- Это молодая кошачья змея семейства ужеобразных. У них неподвижна и направлена вперед нижняя челюсть. По форме же и положению зубов кошачьи змеи принадлежат к группе заднебороздчатых...

- Хорошо, - одобрила Лиз. Взяв змееныша, она палочкой раскрыла ему рот. Смотрите внимательно, Пингль. Змеи этой группы называются еще подозрительно ядовитыми. Видите проток верхнегубной железки? Выделения ее ядовиты, но зубы у кошачьей змеи и у всей этой группы расположены очень далеко, и практически укусить ими нельзя. Разве только если засунуть змее мизинец в рот.

Я счел возможным заметить вслух:

- Вряд ли это кому понадобится...

Месяца через полтора занятий Лиз благосклонно сказала:

- Вы сделали большие успехи. Я рада буду сообщить об этом профессору.

В парке "змеиного профессора" я понял, как много дает непосредственное наблюдение над животными. Змеи... Их, по словам Лиз, тысячи полторы видов. Они представляют собой ветвь ящериц, на протяжении миллионов лет жизни нашей планеты приспособившихся к ползанию на брюхе и заглатыванию крупной добычи целиком. Поэтому у них атрофировались ненужные при ползании конечности. А для заглатывания крупной добычи выработалось характерное приспособление. У змей подвижны не только челюсти, но и остальные кости нижней части черепа.

Вот почему змеи могут так широко разевать пасть, которая кажется при этом непомерно огромной по сравнению с их головой.

Очень интересно, что у змей веки неподвижны. Они прозрачны, сращены друг с другом и прикрывают змеиные глаза наподобие часовых стеклышек. Может быть, это придает змеиному взгляду особый, отвратительный оттенок?

Я так сжился с офидиями, что даже если видел во сне полчища удавов, то ничуть не страшился, а вступал с ними в борьбу. Я разбирался в коварных привычках карликовых удавов, которые подкарауливают людей в песках пустынь. Узнал повадки змей-стрел, которые взбираются на ветви деревьев и оттуда летят на жертву, будто спущенные из туго натянутого лука. Научился наблюдать коралловых аспидов, пышно расписанных кобр и траурных ехидн, этих опаснейших врагов человека. Ни один щитомордник не мог укрыться от меня в траве, а гремучников я умел различать за сорок футов.

Однажды повар Хо пожаловался, что маисовые мыши поселились в кухонном складе, портят ему продукты. Профессор распорядился доставить из парка десяток змей иигшу. Ли вытряхнул их из корзины перед кухней. Они были тощи и похожи на поясные ремни, эти полутораметровые ииг-шу. Оглядевшись, они чинно поползли к бунгало, где хранились наши продовольственные припасы, довольно ловко взобрались по лестницам и скоро успокоились на чердаке, как будто всегда там жили.

Ночью я прошелся по парку посмотреть, все ли в порядке, и китайцы позвали меня к кухне. Глухая возня слышалась там. Это иигшу, бесподобные мышееды, насыщались, уничтожая мелких грызунов.

- Ни одна кошка не может сравниться с иигшу, - заметил профессор, поднимаясь утром со мной на чердак. - Полюбуйтесь, Пингль...

На чердаке лежали, вытянувшись, иигшу. Но это не были прежние тощие, худосочные змееныши. Лежали толстые существа, набившие себя мышами досыта, и блаженно спали. Нет в мире силы, способной разбудить иигшу, после того как она насытится. Надо дожидаться, пока иигшу не переварит съеденного. Тогда она проснется, и ее можно нести на новое мышиное место. Там, где побывали иигшу, мыши не рискнут показаться по крайней мере полгода.

Ли собирал сонных тварей в кoрзину, а Хо рассказывал профессору, как служил раньше у французского миссионера в Камбодже и как маисовые мыши устроили нашествие на бунгало святого отца. Они съели у него все запасы, всю библиотеку, всю обувь и обгрызли ножки у кровати, а миссионер провисел неделю в гамаке, изнывая от голода и любуясь, что проделывали в его доме эти маисовые дьяволята.

17
{"b":"53686","o":1}