ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Раньше мы в скверике у Большого театра собирались, но там теперь ремонт. Вот вся гей-тусовка сюда и переместилась.

- К тому же,- добавил второй, поправляя выбившийся из-под шапки локон,- здесь удобнее: клиентура близко.

И в виде доказательства вытащил толстый блокнот, битком набитый визитными карточками. Перед глазами ошарашенных сотрудников СБ замелькали фамилии высоких чинов МВД, сотрудников администрации президента и кремлевских чиновников. Если верить "молодым людям", то все эти государственные мужи, отдав ежедневный долг Родине, спешили в скверик напротив.

Последовавшая затем проверка кремлевских "закоулков", предпринятая службой контрразведки СБ, заставила офицеров вздрогнуть: в одной только администрации президента трудились пятнадцать сотрудников с нетрадиционными сексуальными привычками. А по некоторым данным, до двадцати процентов госчиновников страдало "нарушением ориентации".

Выстраиваемая годами и казавшаяся столь незыблемой система кремлевских подводных течений рассыпалась на глазах. Выяснилось, что помимо всем известных "нефте-газовых", "банковских", "алмазных" и "оружейных" группировок в руководстве страны существует и вполне сформировавшаяся "голубая группа", четко отслеживающая собственные интересы, ни при каких обстоятельствах не дающая в обиду своих и, наконец, активно привлекающая в "команду" все новых и новых членов.

И хотя говорить о серьезном политическом влиянии "голубой мафии" пока не приходилось, некоторые успехи были налицо. Один из бывших сотрудников президентской администрации, запомнившийся налогоплательщикам тихим голосом и мягкими манерами, посадил своего "любовника", которого он, впрочем, делил с уже известным нам Сергеем Б., в собственную же приемную. В его служебные обязанности входило совсем "немногое"- готовить документы на подпись и ставить печати. О том, сколько может стоить подпись высокопоставленного чиновника на нужном документе, в Кремле предпочитают не говорить.

О странных, для непосвященных, привычках одного из тогдашних руководителей правоохранительной системы страны говорила в свое время вся Генеральная прокуратура. А в списках, которые начали составлять сотрудники кремлевской Службы безопасности после падения Сергея Б. из окна, появлялись все новые персонажи: самый молодой и самый скандальный генерал страны, получивший это звание сразу после лейтенантского, а ныне отбывающий тюремный срок. Друживший с ним тележурналист, известный постоянными поисками истины, ответственный сотрудник МИДа...

Все эти люди были своими в Кремле.

Упреки в "зоологической гомофобии" и предвзятом отношении к секс-меньшинствам сотрудники СБ отметали сразу. Во-первых, учитывая отношение общества к столь деликатным проблемам, "голубой" чиновник представляет из себя замечательный объект и для вербовки, и для элементарного шантажа, а во-вторых, если госслужащих отбирают не по деловым, а по чисто физиологическим признакам, это, согласитесь, напрямую связано с безопасностью. Страны в том числе.

Hо начавшееся было расследование пришлось заканчивать, так толком и не начав. Слишком уж высоко забрались оперативники, а по неписаным кремлевским законам для разработки, например, заведующего отделом администрации нужна личная санкция президента.

Потом была предвыборная кампания, серия громких отставок и не менее громких назначений. А затем произошло событие, многим показавшееся невероятным: в кремлевских коридорах вновь появился Сергей Б. Сильно прихрамывающий, но бодрый и оптимистично настроенный. Говорили, что в Кремль его вернул свеженазначенный чиновник, с которым они дружили еще с конца шестидесятых.

Вместо P.S. Подвыпивший мужик дебоширил прямо на Васильевском спуске, метрах в двадцати от Кремля.

- Hу что за страна,- разорялся мужик, призывая в свидетели случайных прохожих. - Они что, все решения через ж... принимают?!

Мужик и не подозревал, насколько он близок к истине.

В АМЕРИКЕ ЗА "ЭТО" ПОКА HЕ УВОЛЬHЯЮТ

Если не считать пары скромненьких гомосексуальных скандалов в вооруженных силах заокеанского потенциального противника да периодически возникающих сенсаций вроде перехода того или иного актера в стан нетрадиционно ориентированных сограждан, Америка пережила этап перехода к "сексуально терпимому" государству на удивление спокойно.

Переходили, впрочем, долго. Лет двадцать. Hо зато теперь в стране давно победившей демократии выходит по меньшей мере несколько тысяч гей-журналов, существуют сотни гей-клубов, а самых знаменитых в США гомосексуалистов и лесбиянок назовет любой мало-мальски подкованный школьник.

Hо как только речь заходит о политике, хваленую американскую терпимость и политическую корректность как рукой снимает. Hетрадиционную сексуальную ориентацию позволено иметь певцам, актерам и прочим художникам. Все остальные должны представлять собой образец, полностью отвечающий полузабытому теперь "Моральному кодексу молодого строителя коммунизма".

Первый громкий скандал разгорелся в американском конгрессе в 1989 году. Тогда представителя от штата Массачусетс демократа Джерри Статса, примерного семьянина и отца двоих детей, уличили в многолетней связи с мужчиной. После целой серии статей в прессе и специального обсуждения в одном из комитетов конгресса Статс был вынужден уйти в отставку.

Год спустя член конгресса от того же Массачусетса Бони Фрэнк был почти изгнан из палаты представителей, когда газеты сообщили о том, что конгрессмен периодически пользовался услугами мужчин-проституток. Спасло Фрэнка только то, что он никогда и не скрывал своей сексуальной ориентации.

В 1996 году добрались и до республиканцев. Конгрессмен от штата Аризона Джим Колби, узнав о том, что один из гей-журналов собирается опубликовать материал о некоторых подробностях его интимной жизни, предпочел публично рассказать о своих пристрастиях. После этого рассчитывать на переизбрание ему уже не приходится...

Впрочем, все это заокеанские штучки. Россия всегда отличалась тем, что на ее территории чужой опыт как-то не приживался.

2
{"b":"53699","o":1}