ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

21

Летать в ступе гораздо интереснее, чем в самолете, смотреть можно куда хочешь, даже вверх. А Мухтар с большим удовольствием облаивал всех встречных птиц.

— Это вулкан? — спросил Лаврик, указывая рукой на столб дыма над вершиной горы.

— Нет, внучек, — сказала Баба-Яга. — Это Змей Горыныч в своей берлоге спит. На горе она у него. На заснеженной вершине. Сейчас мы вырубим двигатель и тихонько, по инерции, над ним пролетим, чтобы не разбудить… Молчите и ни единого звука не издавайте!

— Понятно, — сказала Анюта.

— Понятно? — спросил Лаврик у Мухтара.

Мухтар молча кивнул.

Ступокинетический двигатель внешнего сгорания замолчал, пламя перестало вырываться из ракетных дюз на дне ступы. В полной тишине, как на планере, перелетели они через гору, пролетели сквозь столб черного дыма и все изрядно закоптились.

Жило-было, или Приключения в тридевятом измерении (СИ) - i_007.jpg

— После таких полетов в баньке париться надо! — сказала Баба-Яга, вытирая сажу с лица. — Ничего, я вас у речки высажу, помоетесь.

— А если бы он нас заметил? — спросил Лаврик. — Напал бы?

— Всенепременно! — уверенно сказала Баба-Яга. — Нападать он горазд, агрессор! И летает здорово. Настоящий ас!

— И он сбил бы нас в воздушном бою? — спросил Лаврик.

— Еще чего?! — успокоила Баба-Яга. — Я б его так помелом отходила, родимого!

— А правда, что у Змея Горыныча три головы? — спросил Лаврик.

— Это кому как явится, — сказала Баба-Яга. — Кому о трех головах, кому о шести. Зависит от того, чем противник вооружен. Ежели у тебя Меч-самосек, так Горыныч с девятью головами прилетит.

— А против помела? — спросила Анюта.

— Супротив помела ему и со всеми двенадцатью головами не выдюжить! — гордо сказала Баба-Яга.

22

— Ну, внучики, счастливо оставаться, — помахала на прощание Баба-Яга. Мухтар! Держи косточку! Не боись, не пенопластовая!

Взревел ступокинетический двигатель. Ушла ступа в небеса и в облаках пропала. А Лаврик, Анюта и Мухтар остались одни на берегу речки. Меньше других одиноким чувствовал себя Мухтар, ведь у него была настоящая косточка.

— Ну что, в путь? — спросил Лаврик.

— А умываться кто будет? Анчутка? — поинтересовалась Анюта.

— А ты откуда про Анчутку знаешь? Ты же сказок не читала!

— Откуда знаю, откуда знаю, — проворчала старшая сестра и выразилась научно: — Генетическая память! Что стоишь? Давай, раздевайся!

— А где мои плавки? — спросил Лаврик.

— Ничего, голым искупаешься! Не идти же потом в мокром! — резонно рассудила Анюта. Но Лаврик явно стеснялся купаться голым, хотя вокруг были все свои.

— Ладно, показываю пример! — сказала Анюта. — Мухтар! Ко мне! Мухтар подбежал. Анюта сняла с шеи Мухтара веревку.

— Мухтар! Купаться! — приказала она. Мухтар весело прыгнул с берега в речку.

— Видишь, — сказала Анюта. — Он голым купаться не стесняется.

Долго и весело плескались все втроем в чистой прозрачной воде. Они даже рыбы наловили голыми руками. Это оказалось совсем не трудно: толстой и ленивой рыбы в речке было видимо-невидимо.

Жило-было, или Приключения в тридевятом измерении (СИ) - i_008.jpg

А потом рыбу жарили на костре, насадив на прутики. Лаврик никогда такую вкусную не ел. А вот Анюте однажды доводилось, правда, приготовлена та рыба была похуже.

Мясо ее — нежное, ароматное и очень жирное.

Анюта сказала Лаврику, что рыба эта называется форель, а форель — самая сочная рыба на свете.

23

Ночь никак не хотела наступать в тридевятом царстве. Солнце продолжало висеть все на той же высоте. И все-таки после купания и еды сон сморил и Анюту, и Лаврика, и Мухтара.

Проснувшись, они наскоро позавтракали лесными ягодами, которые Мухтару понравились даже больше, чем косточка, и Анюта пустила в траву клубок волшебных ниток.

Клубок вздрогнул, а потом быстро-быстро покатился в сторону леса, оставляя в траве красную путеводную нить.

Анюта, Лаврик и Мухтар побежали вдоль нити, но клубок догнать не смогли. Да это и не нужно было, потому что красная нить отчетливо указывала дорогу и сбиться с пути было невозможно. Ребята углубились в густой лес.

— Что-то вы рановато расслабились, — напомнила Анюта Лаврику и Мухтару. Отдохнули, наелись… Не забывайте, что мы находимся в тридевятом измерении и нас подстерегают вполне серьезные опасности.

Как бы в подтверждение Анютиных слов деревья заскрипели вершинами и стволами, а из чащи донесся вой какого-то неведомого зверя. Другой, еще более неведомый зверь, ответил ему грозным рычанием.

— Кого мы должны повстречать по прогнозу Бабы-Яги? — спросила у Лаврика побледневшая Анюта.

— Баранца, — простучал зубами Лаврик. Мухтар взвизгнул от страха.

— Кто такой Баранец? — спросила Анюта.

— Наполовину куст, наполовину зверь, — сообщил Лаврик.

— Хищный или травоядный? — уточнила вопрос Анюта.

— Не знаю, — сказал Лаврик. — Он очень редко встречается в сказках.

— Тогда надо было кроме папиной Книги взять еще и Красную книгу сказок! — воскликнула Анюта. И вдруг совсем поблизости раздался грозный рев: «Б-б-э, б-б-э!» Путеводная нить пролегла через лесную полянку и указывала путь между двумя большими колючими кустами.

— Б-б-э!!! — ревели от голода страшные кусты.

На их тонких ветках, словно грозди неведомых плодов, покачивались черные каракулевые шапки-ушанки. Они хлопали длинными кудрявыми с тесемками ушами, как челюстями, и горе тому, кто попадался им! Даже храбрый Мухтар при виде Баранца поджал хвост и прижал к голове свои ушки.

Жило-было, или Приключения в тридевятом измерении (СИ) - i_009.jpg

— Хищник! — без сомнения объявила Анюта. — Провожу эксперимент!

Анюта подняла с земли палку и бросила в левый куст. В тот же миг шапки-ушанки перемололи палку в порошок. Даже правому кусту, который тут же потянулся своими каракулевыми пастями, ни крошечки не досталось.

— Нам между ними не пройти, — сделала вывод Анюта. — Проклятая баранина! Волка на нее натравить, что ли?

И как бы в ответ на эти слова из чащи донесся волчий вой.

Мухтар сразу же осмелел, потому что волк был существом знакомым, разбудившим в нем охотничьи инстинкты.

— Сидеть! — приказал Лаврик и спросил у Анюты: — А кто сказал, что нам нельзя отклоняться от путеводной нити? Если мы будем идти, как бараны, по раз и навсегда заданному маршруту, мы никогда не придем к цели.

— Логично, — согласилась Анюта, — но это из области неевклидовой геометрии.

— Географии, — поправил Лаврик.

И они поступили самым простым образом — обошли кровожадные кусты стороной. Как ни бесновались каракулевые уши, с каким зловещим свистом ни рассекали воздух бешеные тесемки, достать до Лаврика, Анюты и Мухтара они не смогли.

Ребята сделали небольшой крюк и вернулись к путеводной нити.

5
{"b":"53700","o":1}