ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

12 марта 1966

«Босые девчонки с соседней фабрики…»

Босые девчонки с соседней фабрики
бегают в дождь по лужам глубоким,
а большие учёные
мастерят из бумаги кораблики
и бумажные самолёты пускают из окон.
Кораблики терпят в лужах крушения,
самолётики чертят в воздухе линии,
а большие учёные находят решения
древних задач, прочитанных в ливне.

1967

КАРТИНЫ ЧЮРЛЕНИСА

«Истина»

Что – истина? в руке – разящий меч?
сверкает сталь —
и долго ли до крови?
как соблазнительно:
один лишь взмах – и с плеч,
и как легко: сама свершит – и скроет.
Что – правда? осторожный луч?
не острота, но – пламя золотое?
как разыскать? – не видно из-за туч;
как избежать? – чревата слепотою.
Надежда ослепит – тогда всему ты царь.
Свет скипетра пусть призрачен, но жарок.
В руке горит и плавится янтарь —
простой свечи малюсенький огарок.

«Весна»

Перед концом зимы не должно ждать тепла,
оно, быть может, обернётся ложью;
еще сто раз осколками стекла
мороз усеет наше бездорожье.
Неверен преждевременный успех,
какой проходит быстро, без последствий.
Молитесь в марте, чтобы выпал снег —
хоть лёд, хоть снег, но лишь бы знать: последний.
Бывает март ненастней ноября,
но мокрый ветер серыми руками
в колокола звонит без звонаря,
не холод – беспокойство предрекая.
Колокола трезвонят невпопад;
по ком – они, и о какой напасти?
Когда же он, последний снегопад,
когда оно, желанное ненастье?

«Дружба»

Дружба – яблочком по глухой тропе,
по твоим следам и в густой траве,
и в толпе, в молве, и по дну – в реке;
дружба – солнца шарик в твоей руке,
не условный знак, не печать-кольцо,
а волшебный свет на твоё лицо,
а особый дар, Божья благодать…
Горячо в ладонях звезду держать.

«Сказка»

Легко и страшно верить в сказки;
сойдёшь с ума за полчаса,
приняв – с оглядкой и с опаской —
простую веру в чудеса.
Принять? Но ведь нигде на свете…
доселе – ни в одной из книг…
Вот если б так, как могут дети:
вообразить счастливый миг,
чтоб сказки – в ум, как в землю – семя,
чтобы как в сон, как ствол – в кору,
в несуществующее время
уйти – в волшебную игру.
Вот мальчик – оживил игрушки,
а в мире – солнце и покой,
и одуванчик-погремушка
поднялся над его рукой.
Он – в сказке, мальчик, в небылице,
он не поверит никогда,
что с неба чёрной хищной птицей
неслышно падает беда.

«Стрелец»

Беду не ищут – на ловца сама
летит случайной птицей,
и нелегко оборониться
при всём умении стрельца.
Пускай настороже стрела,
но бой – задача непростая,
когда нельзя в залётной стае
узнать зловещие крыла,
когда никто не подал знак,
чтобы уменьшить степень риска,
когда недопустимо близко
(в дверях!) распознаётся враг.
И схватка – вдруг. Так – без конца:
ждать вероломства и подвоха,
судьбу ловцов принять без вздоха —
рождённым под звездой Стрельца.

«Похороны»

Последний, лучший всплеск
закат
рассыпал медью в глубине долины:
единый луч, но отражён – стократ?
Вдобавок, странно двигалась картина:
свет близился, играя, как ручей
в далёком русле, а заря уснула
лишь на зелёных головах свечей
торжественного строя караула.
На самом деле этот светлый вал
был шествием со многими огнями,
как если б разгорался карнавал,
а музыка – отстала, будет днями.
Я ждал, что вскоре вспыхнет фейерверк,
сполох на небо бросит каждый факел.
Ход приближался – свет, как будто, мерк
из-за того, что всякий тихо плакал.
Фигуры были скорбными вблизи,
чадили факелы – мне разглядеть давно бы! —
и, зыбко очертанья исказив,
бросали блики на убранство гроба.

1967–1970

«Всё – позже будет. Всё случится…»

Всё – позже будет. Всё случится,
и слабость женская придёт:
тебе поможет мой приход
от прежней силы излечиться.
Ты, подчинясь моей победе,
своей нечаянной судьбе,
совсем забудешь о себе —
не станешь думать о побеге.
Любовь придёт – и с ней не сладить,
её изведаешь сполна.
Не говори, что ты сильна:
тобой уже владеет слабость.
2
{"b":"537202","o":1}