ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

23

- Кричи, что всё готово, пусть идет забирает. А если вздумаешь меня обмануть, я быстро заклею тебе скотчем рот и залью клеем ноздрю, - я ткнул Засукину в спину кулаком. - Давай, братан, работай! - А чего говорить-то? - прошептал Засукин. - Вот балда! Скажи, что меня усыпил, пусть идет помогать меня вытаскивать! Засукин крикнул: - Эй, брат, в кустах! Иди сюда! Я его усыпил! Помоги, бля, вытащить! - Ты чего материшься? - прошептал я. - Для естественности. - Чего ты орешь, дурак?! - крикнули из кустов. - Ты не в столовой, идиот! А бабу усыпил? Засукин испуганно посмотрел на меня. - Ну! - зашипел я. - Забыл! - неожиданно крикнул Засукин. - Сейчас пойду усыплю! Я прижал его к полу: - Ты что, уголовник?! - Правда забыл, - ответил Засукин. - После того, как вы двинули меня по башке, у меня маленько память отшибло. - А чем ты ее должен усыпить? - Я должен усыпить ее шприцем. Шприц лежит у меня в штанах, в правом кармане. - Зря я тебя сразу не обыскал! - я полез в карман повара. - Я же вам говорил - обыщите... Я вытащил шприц поменьше. - Больше нету? - Последний. - Не врешь? - Обыщите. - Смотри? - я погрозил пальцем. - Сволочи вы все! - подала голос Катя. - Скажи спасибо, что я приехал. - сказал я ей, - а то неизвестно, где бы ты завтра проснулась! - и повернулся к Засукину. - Как этим пользоваться? - Воткнуть поглубже и нажать на пимпочку сзади. - Куда воткнуть? - Куда обычно. - А куда обычно? - В мышечную ткань. Я положил шприц в карман. - Кричи, что баба готова. Засукин закричал: - Эй, брат! - Чего?! - Баба готова! - Вытаскивай их сюда! Засукин вопросительно посмотрел на меня. Я показал ему клей. - Мне одному их не утащить, - закричал он. - А ты сначала его, а потом бабу! Засукин опять посмотрел на меня вопросительно. Я еще раз показал клей. Засукин подумал и крикнул: - Эй, земляк! - Чего еще?! - Давай бабу трахнем! Она очень красивая! Катя вскочила с пола и молча вцепилась Засукину в волосы. У Засукина повылазили из орбит глаза. На всякий случай я опять залепил ему рот скотчем, а потом зажал ладонью и Катин рот и прошептал ей на ухо: - Отпусти его немедленно, а не то я тебя усыплю! Катя отпустила мужчину, напоследок расцарапав ему лицо. - Давай трахнем! - ответили из кустов решительно. Я отлепил у Засукина скотч: - Скажи ему, что ты идешь открывать дверь. - Иду открывать дверь! - закричал Сергей Иванович. Я сделал знак Кате, чтобы она притворилась спящей. Катя растянулась около стола и зажмурилась. Я залепил Засукину рот и пошел открывать. По дороге я прихватил с плиты чугунную сковородку. Я открыл замок и спрятался за дверь.

24

Почти сразу послышались шаги. Я приготовился, крепко сжав двумя руками холодную ручку тяжелой сковородки и приподнял ее над головой. Сковородка в руках напомнила мне один эпизод, когда я дрался в вагоне-ресторане с официантами. В тот раз сковородка была не на моей стороне. Ее, так же точно, сжимал в руке разъяренный шеф-повар. Доктор наук Пирпитум, - подумал я, - справится с бандитами и без пистолета. С порога послышался низкий громкий голос: - Ну где ты есть?! Я пришел трахаться! Сейчас потрахаешься со сковородочкой. Ха-ха! Иди же вперед, голубчик. Бандит сделал несколько шагов. Я выскочил из-за двери, чтобы стукнуть его сковородкой по затылку, и к своему ужасу увидел, что в нем более двух метров роста и я при всем своем желании не смогу дотянуться до его головы. Но отступать было поздно и следовало использовать эффект внезапности для того, чтобы ударить его хотя бы куда-нибудь. Я размахнулся и изо всех сил ударил громилу сковородкой по почкам. Сковородка беспомощно звякнула. Я понял, что под рубашкой у бандита надет бронежилет. Бандит повернулся, выхватил из-под мышки огромный черный пистолет и выстрелил в меня. Пуля срикошетила от сковородки и отшибла ему ухо. Бандит, вскрикнув от боли, схватился за ухо. Не теряя времени, я нанес сковородкой сокрушительный удар по руке с пистолетом. Пистолет упал на пол, закатился под диван. Гигант злобно зарычал и бросился на меня. Я увернулся и побежал в ванную. Хорошо, что я знаю этот дом, как свои пять пальцев. Закрыв за собой дверь, я встал ногами на унитаз и открыл выходившее во двор окошко. Дверь затрещала. Она долго не выдержит. Я схватил с полочки шампунь и разлил на полу. Когда он ворвется, то он подскользнется. Умрет не умрет, но шишку набьет! Я вылез в окошко и спрыгнул вниз на землю. Судя по громким звукам, которые я услышал сверху, моя затея удалась. Из окошка показалась разбитая морда бандита с набитой шишкой. - Ну погоди! - он погрозил мне кулаком и полез в окно. Я не стал дожидаться, пока он спрыгнет и побежал назад в дом. Я вбежал внутрь и захлопнул за собой дверь, надел цепочку, задвинул засов и полез под диван за вторым пистолетом. В дверь застучали. - Эй, профессор, я убью тебя! - Попробуй! - крикнул я из-под дивана. - Ты где?! Видимо, он смотрел в замочную скважину. Я выстрелил из-под дивана в лампочку, чтобы бандит ничего не видел. Стало темно. - Туши свет, доктор! - заорал преступник. - Сейчас приедут наши и тебе конец! Я выстрелил в дверь. - Ой! - закричали там. Я выстрелил просто так, чтобы припугнуть бандита, я надеялся, что пуля не причинит вреда человеку в бронежилете. Я даже подумал, что одна пуля его не очень-то испугает. Я выстрелил еще раз. - Ой-ёй! - опять закричал за дверью бандюга. Не шуми, я тебе, все равно, не верю, тебе не может быть так больно в бронежилете. Я выстрелил еще. Что-то за дверью тяжело рухнуло на землю.

25

Я подождал, прислушиваясь. Тихо. Нужно быстро уходить! Я вылез из-под дивана и посмотрел в замочную скважину. Никого видно не было. Я еще немного подождал, тихо снял цепочку, отодвинул засов и оттянул собачку английского замка. Прежде чем открыть дверь, я, на всякий случай, еще раз посмотрел в замочную скважину и поднял пистолет. Ну, с Богом! Я налег на дверь. Дверь не открывалась. Я нажал сильнее. Образовалась небольшая, сантиметров пять щелочка. Через нее я увидел, что двери мешает открыться распластавшееся на крыльце тело бандита. Неужели я убил человека?! Я, профессор и изобретатель всемирно известного клея "Суперпирпитумс" случайно убил человека! Какой кошмар! Наверное, меня до конца дней будут мучить угрызения совести и по ночам ко мне будет являться призрак головореза, убитого мною! Кроме того, если я попаду в милицию, то ситуация с оправданием меня, как ни в чем не виноватого человека, осложняется еще одним незапланированным убийством. Я вернулся в кухню. Катя лежала на полу возле стола в той же позе, в какой я оставил ее, и посапывала. За Катей такое водилось и раньше. Во время нервного потрясения она неожиданно засыпала. Такова была особенность ее ненормального организма. - Катя! - я потряс ее за плечо. - Катя, я убил человека! Катя открыла глаза и посмотрела на меня непонимающим взглядом. Она встряхнула головой и села. - Пирпитум? - сказала она, зевнув. - Что происходит? - Говорю тебе, я убил человека! Катя потянулась и почесалась. - Ты убил человека? - переспросила она спокойным голосом. - Кого? Засукина? - Нет, не Засукина! Я убил того, который сидел в кустах! - Так ему и надо! Если тебя за него привлекут, я буду свидетельствовать, что он хотел меня изнасиловать. А ты за меня заступился. - Спасибо конечно, что ты готова помочь мне в трудную минуту, но на меня у милиции накопилось уже столько всего! Похищение Аркадия Пулеплетова - раз, - я загибал пальцы, - проникновение в чужой дом - два, ограбление этого дома - три, присвоение, хранение и ношение огнестрельного оружия - четыре, зверское убийство жены Пулеплетова - пять, отстрелил у кошки хвост шесть, разбил статую Леонардо - семь (вандализм), оказание сопротивления двум сотрудникам милиции - восемь-девять (одному я скелета показал, второму сапоги приклеил), угон милицейского транспорта - десять, создание на дороге аварийной ситуации - одиннадцать, порча и уничтожение имущества органов внутренних дел - двенадцать (машина утонула), ограбление пожилого рыболова (снял с него сапоги) - тринадцать, а теперь еще одно убийство четырнадцать. - Я поднял перед Катей руки с растопыренными пальцами. Пальцев не хватает! Пока они разберутся с каждым обвинением, я полжизни просижу на нарах, как твой Засукин! Нет, мне это не подходит. Я хочу жить теперь, а не когда выйду из тюрьмы дряхлым беспомощным стариком-импотентом! Я хочу есть в ресторанах, мыться в саунах-люкс, ездить на роскошных автомобилях, стричься у лучших парикмахеров, одеваться фирменно, проводить время с красивыми женщинами, ходить в музеи и на концерты, читать классиков, вести научную работу! Вот вам! - я показал потолку хер рукой. - Вот вам, милиция! И вот вам, бандиты! Никогда вам не справиться с доктором наук! Я знаю что мне делать! - Интересно, а что будет со мной?! - спросила Kатя. - Ты втравил меня в историю! Теперь и за мной станут охотиться бандиты! И милиции я вряд ли смогу объяснить, что тут произошло. Пирпитум, ты должен взять меня с собой! - у Кати загорелись глаза. - Мы будем с тобой, как в кино "Бонни и Клайд", грабить банки и стрелять из машины, - она приставила к плечу воображаемый автомат. - Ту-ду-ду-ду-ду! - Тьфу! Какое ту-ду-ду?! Из всего, что я тебе тут сказал, ты не поняла ровным счетом ничего! - я постучал себя костяшками по лбу и забегал по комнате, поднимая руки к потолку. - Какого черта я опять должен иметь дело с этой тупицей?! Когда я развелся, я вздохнул с облегчением, потому что думал, что больше никогда мне не придется иметь с тобой дела! Как же это так получается, что в такой тяжелый момент моей жизни, у меня на дороге снова попадаешься ты со всей своей... со всей своей... требухой! - Ничего более подходящего я придумать не смог. - Угораздило же меня выйти именно на ту дорогу, по которой ты сегодня поехала! Да понимаешь ли ты, мерзавка, что не случись бы этого, я бы не убил человека?! - Ах так! - Катя топнула ногой. - Бандиты взяли меня в оборот, только из-за того, что у меня был муж идиот и сволочь! Мало того, что он бросил меня без денег, когда сам заработал на своем вонючем клее, мало того что он совершил два десятка тяжких преступлений, он еще и оскорбляет меня в моем же доме только за то, что я дала себя уговорить подвезти этого мокрого петуха к себе же домой! Вот расплата за мою доброту! - Если ты не заткнешся, - закричал я, - я этим, как тебе кажется, вонючим клеем заклею тебе рот, как нос Засукина! - Попробуй! Я выцарапаю тебе твои наглые глаза! - А я тебя усыплю, - я вытащил шприц. - Ну, попробуй! - Катя повернулась ко мне спиной, задрала платье и спустила трусы. И тут с нами опять что-то случилось. Видимо, этот сумасшедший день действовал на нас так возбуждающе. Я налетел на Катю как вихрь, расстегивая на ходу ремень. И вновь, как недавно в гараже, мы предались всепоглощающей плотской страсти, забыв о том, где мы и что нам надо дальше делать. Я хватал и мял ее белую задницу, а она, вцепившись ногтями в мои ноги, страстно двигалась взад-вперед и стонала! - О-го-нь!.. - ... Ты маньяк, - сказала Катя, одергивая платье. - Между прочим, мы не одни. Между прочим, тут Засукин. Я совершенно забыл про Засукина. Всё произошло так внезапно и бурно, что Засукин как-то выпал из моего внимания.

13
{"b":"53729","o":1}