ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

62

Мы доехали до тихой набережной, вышли и сели на скамейку. Вокруг никого не было, если не считать игравших у воды детей. Над водой кружились чайки, иногда ныряя в воду и выныривая из нее с серебристой рыбешкой в клюве. На подстриженных тополях сидели вороны и галки. Вороны громко каркали. Медленно проплыла мимо баржа "Инженер Киргизов". На палубе матрос играл на баяне и пел:

Обезьяну одну Я словил на охоте Долго плакала в клетке Моя шимпанзе Когда я увозил Ее на пароходе Из родимого края От верных друзей Когда я увозил Ее на пароходе Из родимого края От верных друзей

И однажды она Левой заднею лапой Прутья клетки погнула И спрыгнула прям в океан И в пучине морской Потонула макака И рыдали матросы И честь ей отдал капитан

И в пучине морской Потонула-а-а-а-а макака И рыдали матросы И честь ей отдал капита-а-ан

Неслась над рекой песня. Мы закурили. - Кстати, мы с вами до сих пор не познакомились, - сказал я. - Борис Андреевич Пирпитум. - Приходько Михаил Иванович. - Если не секрет, в каком вы звании? - Капитан. - Я так и подумал. - Почему это вы так подумали? - Не знаю, - я развел руками, - но когда я вас увидел, я сразу подумал либо вы капитан, либо майор. - Был майором, - Михаил Иванович затянулся и выпустил дым. - Разжаловали. - За что? - За это дело, - он вздохнул. - Понятно... Вы женаты? - Был. - И я тоже был. Одному, конечно, тяжело, но все-таки проще. - Тем более при моей работе, - кивнул Михаил Иванович и вздохнул. - Жена вот не выдержала и ушла... Всё время, говорила, ты дежуришь, и днем и ночью, а семья у тебя на втором месте. - И у меня тоже самое, - сказал я. - Ревновала меня к науке. Или, говорит, я или твоя дурацкая наука. Вот я науку и выбрал. С тех пор ни на ком не женился... Так... - я покрутил ладонью, - случайные связи... - Они самые, - Приходько покачал головой. Я затушил каблуком окурок. - Так вот, Михаил Иванович... Произошло со мной вот что...

63

Я начал рассказывать. По тому, как Михаил Иванович реагировал, я понимал, что он мне верит. Он крякал, вскакивал с лавки, расхаживая взад-вперед, в нужных местах смеялся, а в других делался очень серьезным. На всякий случай, я не стал рассказывать ему про мою первую встречу с демонами, потому что это выглядело уж очень неправдоподобным. Но когда я дошел до места, где я с помощью демонов освобождаюсь из тюрьмы, я понял, что не рассказать этого никак нельзя, иначе мне придется признаться, что это я перекусал всех охранников за шею. Михаил Иванович помрачнел. - Ну знаете ли!.. - сказал он. - До сих пор я вам верил, но теперь извините! Теперь мне кажется, что зря я вас сразу не арестовал. - Не верите? - я прищурился и поднял руку. - Вот оно это кольцо. - Ну и что?! Я за свою жизнь перевидал тысячи таких колец! - Хотите вызвать демонов? Михаил Иванович посмотрел на меня как на идиота. - Это как у Высоцкого? - хмыкнул он. - Что у Высоцкого? - В песне про джинна. Высоцкий вызывает джинна и просит его раздобыть вина. А джинн ему говорит - только, говорит, могу морды бить, а больше ничего не могу. - Неплохая идея, - сказал я и потер перстень один раз. Воздух завибрировал и перед нами появился пингвин-кровосос. Он сложил на животе крылья, поклонился и сказал: - Кар! Михаил Иванович вытаращил глаза и открыл рот. - Рекомендую, - сказал я, - пингвин-кровосос. Говорить по-человечески не умеет, но всё понимает. Я потер кольцо еще раз и перед нами появилась кровавая балерина. Балерина сделала реверанс. - Здравствуйте, хозяин, - сказала она и спрятала за щеки свои острые клыки. Михаил Иванович потянулся за пистолетом. - Не стоит, - остановил я его руку. - Во-первых, свинцовыми пулями их не убьешь, а во-вторых они не причинят нам никакого вреда, пока я владею кольцом. А теперь я хочу представить вам самого интеллигентного субъекта из этой компании. Я потер кольцо в третий раз и вызвал маркиза Бербезиля. Маркиз приложил шляпу к сердцу. - Салют, милорды! - сказал он. - Здравствуйте, маркиз, - сказал я. Михаил Иванович рассеянно кивнул. - Уважаемый Бербизиль, - продолжал я, - вот Михаил Иванович не верит, что я вышел из тюрьмы с вашей помощью. Он думает, что это я перекусал всех охранников. Скажите ему. - Ну, Михаил Иванович?! - Бербезиль развел руками. - Да как же вы можете не верить Борису Андреевичу?! Как же вы можете так думать?! Разве Борис Андреевич из таких?! Это всё мы покусали, вурдалаки несчастные! А Борис Андреевич не такой! Михаил Иванович вытащил из кармана носовой платок и промокнул им вспотевшее лицо. - Вы видите, - сказал я, показывая на вспотевшего капитана, - Михаилу Ивановичу жарко, он хочет выпить. Не могли бы вы, господа, сбегать в магазин и принести нам коньяку, - я вытащил из кармана рваную купюру и протянул маркизу. - Будет исполнено, - сказал маркиз. - Але-гоп! Монстры перевернулись в воздухе, превратились в трех забулдыг и отправились в магазин.

64

Приходько долго не мог прийти в себя. Он всему поверил. После того, как капитан увидел вампиров, он больше ни в чем не сомневался. Слишком уж сильный был у меня козырь. Он дослушал меня до конца, а когда я закончил, как раз вернулись из магазина вампиры с двумя бутылками армянского коньяку. Маркиз Бербезиль находился в приподнятом настроении. - Вот ваши деньги, - он протянул мне ту же самую купюру. - Представляете, Борис Андреевич, продавщица не хотели принимать у нас купюру! Они нам говорят: У вас купюра рваная. А я им говорю: А у вас халат рваный! Они посмотрели на свой халат, а у них в животе дырка насквозь! Ха-ха-ха! Засмеялся Бербезиль загробным смехом. А пингвин подпрыгнул и каркнул. - Гипноз! - маркиз поднял вверх палец. - Они в обморок упали, а мы забрали две бутылки за их такое хамство! - Мандарины, - сказала балерина, протягивая кулек Михаилу Ивановичу. Видно было, что Михаил Иванович побаивается брать мандарины из рук балерины. Я принял кулек сам. - Спасибо, друзья, - сказал я. - Можете испаряться. Монстры растворились в воздухе. - Черт! - спохватился я. - Нужно было их попросить стаканчики. - Я хотел потереть кольцо еще раз, но Михаил Иванович меня остановил. - Не нужно, - сказал он. - У меня есть, - и вытащил из кармана складной металлический стакан с крышечкой. Я откупорил бутылку и уже собирался разливать, когда услышал детский крик. - Тону! Тону! Помогите!

28
{"b":"53729","o":1}