ЛитМир - Электронная Библиотека

Ксафон замолчал, на его узком лбу породистого хряка выступили крупные капли пота, но вытереть его мелкий бес не осмеливался. Он смотрел на высокое начальство с надеждой, как если бы ожидал похвалы, и уже готов был скромно потупиться, но ничего похожего на раздачу наград не последовало.

— И вы, как я вижу, считаете это своей крупной победой… — пренебрежительно скривил губы Нергаль. — В таком случае, не могли бы вы взять на себя труд и объяснить, в чем же, по вашему мнению, состоит успех…

Начальник Службы тайных операций перевел взгляд с Ксафона на Шепетуху, который не замедлил воспользоваться возможностью выслужиться.

— Видите ли, экселенц, — начал бывший леший не то чтобы откровенно льстиво, но с легко узнаваемыми нотками угодливости, — сумма, которую Серпухин потерял, действительно впечатляет! Это само по себе должно преумножить проблемы нашего подопечного и способствовать накоплению в его душе зла, которое рано или поздно выплеснется в мир…

Картинно изломав бровь, Нергаль повернулся к Ксафону:

— Вы придерживаетесь того же мнения?

— Если мне это будет позволено… — заискивающе улыбнулся мелкий бес.

Лицо начальника Службы тайных операций превратилось в маску ничем не потревоженного безразличия. Поднявшись из кресла, он подошел к окну и принялся смотреть, как по Охотному Ряду черепашьим шагом ползет поток машин. Казалось, созерцание дорожной пробки настолько его увлекло, что он забыл о существовании переминавшихся за его спиной с ноги на ногу подчиненных. Те тревожно переглядывались, плохо понимая, что могло так раздосадовать их высокого начальника.

— Хорошо, — сказал наконец Нергаль, — пригласите сюда вашу секретаршу!

— Кого? — не в состоянии скрыть свое удивление, переспросил Ксафон. — Извините, экселенц, не расслышал!

— Все вы прекрасно расслышали, только ничего не поняли, — не оборачиваясь, отрезал Мерный кардинал, — впрочем, как всегда!

Пришедший от таких слов в возбуждение мелкий бес запрыгал на месте и бросился мимо посторонившегося Джеймса выполнять высочайшее приказание. Притащив брыкавшуюся Крысю только что не волоком, он поставил ее в центре кабинета и, как если бы не осмеливался прервать молчание, легко покашлял в кулак.

Продолжавший все это время смотреть в окно Нергаль повернулся и бросил взгляд на девушку. Крыся стояла, сложив на груди руки и ни в малой мере не смущаясь сугубо мужской компании. Широко поставленные зеленые глаза смотрели настороженно и с прищуром, короткое платье обтягивало тонкую талию, не скрывая длинные красивые ноги.

— Откуда мне было знать, что вы большая шишка?.. — заговорила она первой, как бы оправдываясь, но, если судить по тону, наступая на окружавших ее мужчин. — Ходят тут всякие, а потом кошельки пропадают! А этот, — мотнула она рыжей головой в сторону Джеймса, — еще и рожи строит, хотя и так не красавец. — Обращаясь уже непосредственно к Ксафону, повысила голос: — Мог бы, козел, и предупредить! Сам же не раз стращал, что думаки такие горлохваты, только зазевайся — до нитки оберут…

— Молчи, мерзавка, — голосом драматического злодея прошипел Ксафон, — урою! — и, повернувшись со сладкой улыбкой к Черному кардиналу, пояснил: — Я предупреждал, я несколько раз ей говорил, а она…

Легким движением руки Нергаль заставил его умолкнуть.

— Продолжайте, мадмуазель Брыська, продолжайте, мне интересно знать ваше мнение о тутошней жизни! Я слышал, обитатели дома на Охотном Ряду частенько голосуют кошельком, это правда? А Ксафонов, он, наверное, к вам пристает? Домогается, скотина?..

Прикинув, что не все здесь так просто, сообразительная секретарша сочла за благо отмолчаться. Жизненный опыт подсказывал, что маленький, похожий на хищную птицу человечек вечно здесь сидеть не будет, а с Аполлинарием ей еще работать и работать. Да и кто он такой, этот мужичонка с усиками ниточкой, разгуливающий в сопровождении разряженного, как петух, громилы, оставалось для Крыси неясным.

— Что ж, воля ваша, можете не говорить! Да и спросил я так, без всякого умысла. Меня интересует другое… — Нергаль вернулся к креслу, но не сел, остановился за его спинкой, положив на черную кожу свои маленькие, холеные руки. — Как вы считаете, мадмуазель Брыська, потерять деньги, большие, хорошие деньги, — это зло?

Крыся продолжала молчать, бросая на присутствующих настороженные взгляды. Догадавшись наконец, с кем ее столкнула судьба и кто здесь хозяин, она, тем не менее, не спешила высказывать свое мнение. Не похоже было, что боялась, скорее выжидала, как дальше будут развиваться события. Стоявший рядом мелкий бес толкнул ее локтем в бок:

— Отвечай, кошелка, когда тебя спрашивают!

Девушка недовольно дернула плечиком и, поправив обеими руками груди, выступила вперед:

— И отвечу! Я хотела попасть на практику в Министерство культуры, там было место начальника отдела театров, а этот, — последовал кивок в сторону Ксафона, — заставил идти к нему в секретарши…

Нергаль невольно улыбнулся:

— Похоже, министерство, как и вся российская культура, понесло невосполнимую утрату, только как все-таки насчет моего вопроса?..

— Вы про деньги? — удивленно переспросила Крыся. — Уж кто-кто, а я-то на собственной шкуре испытала, как трудно их зарабатывать, сколько к ним прилипает грязи и слез! Потерять их?.. — Она замолчала, как если бы взвешивала ответ на каких-то своих весах. — Да, жалко! Очень жалко, но это вовсе не горе и уж точно не зло. Знали бы вы, сколько раз мне приходилось начинать все сначала! Сами бы попробовали таскаться за войсками, врагу такого не пожелаешь. А какие у солдатни нравы!..

— Прошу прощения, экселенц, — вылез с комментариями Ксафон, — мадемуазель в своей прежней жизни была в армии короля Филиппа 11 маркитанткой, ну и все прочее…

Мелкий бес сделал жест рукой, означавший, что торговлей съестными припасами деятельность Крыси в тылах бродивших по Европе полчищ не ограничивалась.

Та бросила не него уничтожающий взгляд:

— Жаль, жирный боров, ты мне тогда не попался, ребята изжарили бы тебя на вертеле! А терять деньги… — повернулась она к Черному кардиналу. — Судите сами, моя двоюродная тетка держит на рынке ларек. Как в очередной раз разорится, веселая ходит, только приговаривает: «Не фей себе хуа!» А опять влезет с головой в дело, злая становится, словно мегера, лучше не подходи. У нее еще мужик есть, — девушка неопределенно пожала плечиками, — так, приблудный, хотя тетка называет его мужем…

— Тогда получается, — не дослушал историю Нергаль, — терять деньги — благо?

— Вовсе нет, — покачала головой Крыся, — я этого не говорила. И не благо, и не зло, а просто факт человеческой жизни! Так вот, я вам про теткиного хахаля не досказала. Он как напьется, так давай гонять ее по всему базару, а протрезвеет — ласковей мужика не сыщешь…

Увидев выражение лица Нергаля, Крыся осеклась на полуслове. Что-то подсказывало ей, что этот маленький тщедушный человечек совершенно равнодушен к перипетиям теткиной жизни. Возможно, он хочет услышать от нее нечто совсем иное, возможно даже очень для него важное…

Она не ошиблась. Черный кардинал смотрел на девушку изучающе:

— Скажите, мадмуазель Брыська, а что, по-вашему, есть зло?

Вопрос Крысю ни в малой степени не озадачил.

— Зло? — подняла она брови. — Но это же так просто! Любая женщина скажет вам, что зло — это когда у тебя в жизни нет любви…

Слушавший ее с легкой улыбкой Нергаль расхохотался. Джеймс не помнил, когда такое случалось с его хозяином.

— Браво, Крыся, браво! — хлопал в ладоши Черный кардинал. — На редкость умненькая девочка! Вы все, учитесь, как естественно надо чувствовать и вести себя в мире людей. Я подумаю, милочка, как использовать для дела твой несомненный талант…

Довольная Крыся окинула мужчин высокомерным взглядом и направилась танцующей походкой к выходу.

— А будет Ксафон приставать, — напутствовал ее Нергаль, — отправлю мерзавца на Юпитер мести с его колец пыль…

— Я его еще и не туда могу послать! — хмыкнула в ответ девушка и прикрыла за собой массивную дверь.

18
{"b":"537306","o":1}