ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы помните Серпину?

Первым среагировал мелкий бес. Толстенький, словно откормленный на убой, с поросячьим выражением расплывшегося лица, он готов был выпрыгнуть из своих коротковатых брючек, только бы угодить высокому начальству. Задребезжал:

— Как же иначе, экселенц, мы оба находились под его началом!

От этого истошного блеяния Нергаль болезненно поморщился.

— Так вот, Серпина был третьим из друзей, выбравшим для себя служение Темным силам, и высокое место моего тайного советника занимал по праву. Не хочу подвергать сомнению и его лояльность, возможно, он был лучшим из моего ближайшего окружения… но обе операции, за которые отвечал головой, провалил.

Нергаль поднялся из кресла и сделал это так стремительно, что темным тварям показалось, будто сейчас он взмахнет рукой и в назидание остальным они рассыпятся в прах и будут атомами рассеяны по мирозданию, однако ничего подобного не случилось. Вместо того чтобы упражняться в делении материи на мелкие части, Мерный кардинал направился в угол зала, где сейчас же вспыхнули софиты. Их свет выхватил из полутьмы застывшую на постаменте, похожую на восковую фигуру. Мужчина стоял, словно глубоко задумавшись, глядя в заменявший небо высокий потолок. Руки его были сложены на груди, полную фигуру облачал темный дорогой костюм, в то время как вьющиеся, но уже порядком поредевшие волосы почти касались обтянутых добротной тканью плеч.

Остановившись напротив, Черный кардинал с видом знатока искусств принялся рассматривать человеческое обличье того, кто долгое время ходил в его ближайших сотрудниках. Заметил задумчиво:

— Да, он был лучшим… — Обернулся к Шепетухе и Ксафону. — Тем труднее вам придется! На примере Серпины я хочу понять механизм зарождения в человеческой душе зла, чтобы впоследствии его можно было культивировать. Именно Серпине выпадет судьба испытать на себе всю мощь Департамента Темных сил. Уверен, работая против вашего бывшего шефа, вы будете лезть из кожи вон, и не только из страха наказания, но и из желания попинать ногами того, кто когда-то топтал вас, свести с ним счеты за мелкое и крупное глумление. А это сладостно, ох как сладостно! Именно поэтому я поручаю проведение операции вам…

Нергаль едва заметно улыбнулся. Говоря о привлечении к эксперименту колоссальной мощи Темных сил, он сказал не то чтобы правду: все обстояло с точностью до наоборот. У Черного кардинала была веская причина провернуть это дельце келейно и без огласки. Задуманная им операция имела еще одну, тайную цель, о которой мелким сущностям знать было не обязательно, а то и просто нежелательно. Нергаль надеялся, что эксперимент в случае удачи позволит ему проникнуть в суть зла и понять причину появления его в созданном Господом мире. С этим новым знанием он связывал далеко идущие планы, оно должно было помочь начальнику Службы тайных операций обрести в Департаменте Темных сил такую власть, которая была сравнима разве что с абсолютной. Но имелась во всем этом и опасность: узнай Князь мира сего на ранней стадии об устремлениях Черного кардинала, он сделал бы все возможное, чтобы задавить конкурента в зародыше. Поэтому обсуждать такие вещи с подчиненными было в чистом виде безумием.

Нергаль продолжил свой инструктаж:

— Серпина должен не только страдать — это было бы слишком просто, он должен смутно догадываться, что над ним издеваются, что он стал козлом отпущения. Наша цель — заставить его возроптать и затаить обиду на собственную судьбу и на Создателя, подвести его к той грани, за которой уже нет ничего человеческого…

Черный кардинал замолчал.

Задетый похвалой Шепетухе, Ксафон решился взять инициативу на себя.

— Вы хотите, экселенц, поместить вашего бывшего тайного советника в секту хлыстов или приобщить его к культу поклонников дьявола? — проблеял он подобострастно.

— К этим шутам гороховым? — усмехнулся, не скрывая презрения, Нергаль.

Дальновидного Шепетуху интересовали вещи более принципиальные:

— Извините, экселенц, могу ли я спросить: какой вы видите окончательную судьбу Серпины? Будет ли он в конце концов аннигилирован как личность и вычеркнут из истории человечества и Департамента Темных сил или?..

Нергаль посмотрел на бывшего лешего с интересом.

— А вы, оказывается, много умнее, чем кажетесь на первый взгляд! Вот, Джеймс, учитесь, — повернулся он к негру, — хоть и мелкая сущность, а способна предвидеть события и желает знать, как далеко можно зайти в издевательствах над бывшим начальством! А что, думает он, если тот вернется и снова станет моим советником? Из вас, Шепетуха, со временем может получиться крупный негодяй… Что же касается Серпины, то решения я еще не принял. В Турции, например, бытует очень поучительный обычай. Если орешник плохо плодоносит, хозяин берет топор и бьет по кусту лезвием, приговаривая: «Будешь продолжать лениться — вырублю». И вы знаете, на следующий год урожай орехов превосходит все ожидания…

Внимавший словам начальника Службы тайных операций Шепетуха еще ниже склонился в поклоне:

— Премного благодарен, экселенц, за преподанный урок! Прошу поверить, он не пройдет даром. Мудрость ваша да умножится в веках…

— Уже умножилась! — хмыкнул Черный кардинал и, возвращаясь к прерванной мысли, продолжал. — Когда же мы научимся взращивать в душах людей крупицы зла, то соберем урожай и вложим весь этот яд в сердца их правителей. Так уже было с Гитлером, попытавшимся осуществить надежды немцев на мировое господство, так было с Ульяновым, собравшим воедино ненависть нищей черни к тем, кто чего-то в жизни хочет и добился, но тогда потенциал зла оказался недостаточным и ситуация вышла из-под нашего контроля. Мы сделаем новую попытку, а для начала проведем эксперимент…

— И тоже в России?.. — заглянул в глаза Черного кардинала Ксафон.

— Да, в России, — подтвердил Нергаль догадку мелкого беса, — эта страна буквально создана для подобных дел, что многократно продемонстрировала миру ее история. Именно в России особенно отчетливо видно действие Принципа неопределенности. Люди здесь не уверены ни в чем: ни в завтрашнем дне, ни в собственном народе, и уж подавно не верят они власть предержащим — но и ничего для обретения уверенности не делают. В этом смысле весьма показателен случай с высылкой из России в начале прошлого века ее лучших умов. Чекисты, которые только что обыскивали покидающих навсегда страну интеллектуалов, махали на прощание их пароходу фуражками, поскольку уже тогда у них не было веры в справедливость того, что они сами же и делали. С тех пор ничего, по сути, не изменилось. Прибавьте к этому неуважение к себе и менталитет временщиков — и вы получите идеальную площадку для проведения силами зла любых экспериментов…

Нергаль умолк. Он прекрасно знал, что кривит душой, хотя понятие души вряд ли приложимо к темным сущностям. Более того: он откровенно и хладнокровно лгал. Не в том, что касается России, тут, как говорится, правдой не задразнишь, он лгал, истолковывая великий закон организации человеческой жизни! — Принцип неопределенности, не имеющий ничего общего с тем, каким изобразил его начальник Службы тайных операций.

Черный кардинал обошел вокруг замершей на постаменте фигуры и повернулся к своим подобострастным слушателям:

— Вам надлежит сделать все возможное, чтобы Серпина вновь пережил все страхи и ужасы, выпавшие на его долю в предыдущие приходы человеком на Землю…

Стоявший у дверей камердинер сделал шаг вперед.

— Прошу прощения, экселенц, но я имел возможность ознакомиться с досье тайного советника Серпины: фактически никаких жизней человеком на Земле он не проводил, поскольку сразу же поступил на службу в Департамент Темных сил. Сначала был простым агентом, потом стал кадровым сотрудником…

Нергаль поднял тонкие, едва заметные на его птичьем лице брови, ногтем большого пальца поправил и без того вытянувшийся в ниточку ус.

— Да?.. Ну так придумайте для него что-нибудь веселенькое, чтобы мало не показалось! Только не заливайте сцену кровью, это банально, проявите фантазию и побольше юмора. Я сделал Серпину преуспевающим человеком, у него, как говорят в России, все схвачено, вот и заставьте нашего общего друга для начала помыкаться. Впрочем, теперь это вовсе даже не Серпина, а Мокей Акимович Серпухин, так его имя должно звучать по-русски! Если бы мы ставили эксперимент в Англии, можно было назвать его сэром Пина, но в этой стране ему придется обойтись без этой благородной приставки. И запомните: если вы, в какой бы ипостаси вы ни находились, всегда остаетесь сотрудниками Департамента Темных сил, то Серпухин — всего лишь самый обычный человек!

9
{"b":"537306","o":1}