ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У тебя тысячи вопросов, брат мой… – положил ему руку на плечо Дерек. – Приглашаю тебя выпить, надо же отпраздновать случившееся! И расскажу кое-что.

– Только кое-что?

– Всего понять до Посвящения невозможно, – грустно улыбнулся дварх-полковник. – Это физиологическое ограничение, и с ним ничего не поделаешь. Но основу понимания постараюсь дать. Бери мальчика и пошли.

– А Рилка? – вскинулся Нио.

– Ей нужно в биованну, гель только обезболил и немного подживил раны. Зато из ти-анх завтра утром полностью здоровая встанет. Даже шрамы сойдут. В ти-анх за неделю новые руки и ноги отрастают. Разорванный в клочья человек за десять дней исцеляется.

Нио судорожно сглотнул. Теперь ему стало понятно, почему аарн во время боя куда-то переправляли своих погибших. Их всех оживляли. О подобном в государствах обитаемой галактики даже не мечтали, да попросту не представляли, что такая технология может существовать. Ох, Благие…

Он снова оглянулся и уже не увидел Рилку, девочку куда-то увели. Наверное, в этот самый ти-анх. Дерек что-то сказал в пространство, и перед ними распахнулся гиперпереход. Офицер тряхнул головой, махнул Линесу и пошел следом за дварх-полковником.

Мигнуло в глазах, и Нио оказался на полупрозрачной голубой дорожке метровой ширины. Вокруг было переплетение подобных дорожек, похожее на смятый клубок. И снова, как и в шарообразном зале, люди ходили, куда и как хотели – даже вверху офицер видел смеющихся чему-то девушек, стоящих вниз головой. Дорожки пересекались под дикими углами, перекручивались, смыкались в шары и ромбы. Похоже, что с гравитацией в ордене вообще не считались и изменяли ее как хотели.

В самых неподходящих для того местах стояли, висели и летали столики. И люди, гварды, драконы в креслах. Впрочем, драконов оказалось всего двое – темно-синий и зеленый. На коленях у зеленого сидели юноша с девушкой, что-то взахлеб рассказывающие иронично улыбающемуся крылатому ящеру. Синий дракон посмеивался и что-то возражал говорившим, вызывая возмущенное фырканье девушки. Нио посмотрел вверх и едва не упал. Шар планеты с дикой скоростью падал на них. Точнее, это проклятое переплетение дорожек рушилось вниз с огромной высоты.

Нио икнул и дернул Дерека за рукав. Тот непонимающе посмотрел на испуганное лицо подопечного, потом на приближающуюся планету и рассмеялся, успокаивающе похлопав нового брата по плечу. Действительно, через несколько секунд планета вдруг исчезла, оказавшись с другой стороны. А летучее кафе, другого имени Нио для этого странного заведения подобрать не смог, понеслось в сторону звезды, почти мгновенно оказавшись в открытом космосе. Никакого ускорения не ощущалось и в помине! Поняв, что никому из них ничего не угрожает, Нио только головой покачал. Это у аарн аттракцион такой? Не для слабонервных…

– Садись, брат мой! – прогудел дварх-полковник. – Предлагаю выпить «Золота Дарна» – великолепный букет, я лучшего не пробовал.

Брови Нио слегка приподнялись. «Золото Дарна»? Одна небольшая бутылочка этого эликсира на его родной планете стоила больше трех тысяч кредитов, да и купить его можно было далеко не всегда. Даже если такие деньги у человека имелись. Орден почему-то довольно неохотно торговал своими напитками, и они ценились в галактике очень дорого. Дерек что-то сказал в пространство, и на столике появилась оплетенная корой фигурная бутылка. Литра на три. Нио снова покачал головой, попытавшись представить себе ее цену. Ведь три тысячи стоила полулитровая. Он только обреченно махнул рукой и сел.

Сбоку пристроился восхищенно смотрящий на окружающие чудеса Линес. Мальчишка озирался вокруг с открытым ртом – все, что он видел, оказалось настолько непохожим на виденное дома, что изумлению его не было предела. С другой стороны сидела мягко улыбающаяся Лиэнни. Куда только девалась вся ее аристократическая неприступность, молодая женщина выглядела сейчас просто счастливой.

Дерек раскупорил бутыль и налил каждому по большому бокалу коричневато-золотистого напитка, пахнущего грозой над горным лугом. Все приподняли бокалы, приветствуя друг друга, и Нио отхлебнул. Мягкая волна прокатилась по языку, эликсир мелкими пузырьками растворился прямо во рту и исчез, не оставив следа. Хотя нет, след был… Усталость после длинного, заполненного событиями дня вдруг свернулась в комочек, а еще через пару мгновений исчезла без следа. Да, не зря богачи охотились за «Золотом Дарна», теперь Нио понял причину бешеной популярности этого напитка.

– Вы хотите понять, что мы такое, братья? – положила руки на стол Лиэнни. – Слушайте.

Нио ждал многого, но отнюдь не того, что ему рассказали. Эмпатия… И каждый аарн был эмпатом, каждый ощущал чувства другого и на дух не переносил зла, ненависти, подлости. Он только качал головой, пытаясь понять, осознать все это, но ничего пока не получалось. Да, Дерек прав, понять это умом невозможно, нужно ощутить самому.

– А чем отличалась от других та очень красивая девушка? – спросил офицер через некоторое время. – Почему вы так на нее смотрели? На кусок дерьма так не смотрят…

– Она хуже, – скривилась от воспоминания Лиэнни. – Представь себе клоаку. Хотя нет, это слово не передает всей мерзости ее души. Она готова на любую подлость, на любое скотство, на убийство, на предательство. Да на все, что угодно, если это принесет ей хоть какую-то выгоду. Даже малейшую. Ненависть и презрение к другим, возведенные в абсолют. Любить и доверять – не способна в принципе. Никогда и никому не поможет, даже если от нее не потребуется почти никаких усилий. Наоборот, посмеется над утопающим, над тянущим к ней руки из проруби. Нет, мне не передать словами того кошмара, что я ощутила. Понимаешь, Нио, мы довольно мало общаемся с помощью речи. Эмоэфир куда более информативен.

– Я, кажется, понял… – протянул офицер. – Но Проклятый меня побери, неужели среди вас нет ни одного подонка? Да просто злого человека?

– Подонка не пригласят, – усмехнулся Дерек. – Ты ведь знаешь, что мы берем не больше двух-трех процентов из выкрикнувших Призыв. Как думаешь, почему?

– Не знаю, – Нио глотнул еще эликсира и внимательно посмотрел на дварх-полковника. – Но хотел бы узнать.

– Каждый претендент просвечивается и на эмоциональном, и на ментальном уровне. Полностью, до последней мысли и последнего чувства. Человек, в котором зло превалирует, властолюбивый или корыстный, пытающийся стать аарн из желания получить что-нибудь для себя, будет отвергнут. А вот любой странный, мечтающий о недостижимом, способный, забыв себя, помогать другому, тот, кто душой слышит шум серебряного ветра звезд, кому свойственна жажда чистого и доброго, жажда настоящей любви и настоящей дружбы – тот всегда становится одним из нас.

– Но почему тогда вы посчитали достойным меня? – прикусил губу Нио. – Я ведь убивал, в том числе, и ваших братьев во время того штурма. И никем, кроме как обычным офицером, не был.

– Да? – хитро прищурилась Лиэнни. – А ты подумай, брат мой, есть ли среди твоих знакомых хоть один человек, который отдал бы почти все свои деньги за совершенно чужую девчонку? Отдал бы, не зная, что его самого ждет завтра?

Нио покраснел – да ничего такого он не сделал! Многие бы поступили так, поступить по-другому – подло. Но потом начал перебирать в памяти своих сослуживцев, пытаясь поставить их на свое место. И с каждым воспоминанием ему становилось все более не по себе… Прекрасно ведь помнил, как за какую-то лишнюю сотню кредитов в месяц люди совершали подлости, подсиживали друг друга, писали анонимки. Вспоминал отвратительные ему игры в штабе.

Сам Нио никогда не лез ни в одну из разборок, стараясь держаться подальше от грызни за теплое местечко. Потому и оказывался всегда в самой глухой дыре. Только один, скорее всего, поступил бы на его месте так же. Тао. Единственный, кто не отвернулся от друга по приказу начальства. Да, никто, кроме него, даже не пошевелился бы, чтобы защитить Рилку. А многие еще и поаплодировали бы, с удовольствием глядя, как избивают девочку…

11
{"b":"537481","o":1}