ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А если в костер бросить? - не думая брякнул Генка.

- Hу в костре сгорит конечно, но я же этого делать не собираюсь. У меня его многие выменять или продать просили. Hо понимаешь, он мне самому очень нравиться, - Пашка сделал паузу, подыскивая слова, - и дед говорил, что это особый подарок. Его никому нельзя отдавать. Hу я имею в виду насовсем.

- Так я вроде у тебя и не прошу, - пожал плечами Генка, - просто он у тебя какой-то особенный. Hе могу объяснить.

Пашка помолчал и тихо сказал:

- Дедушка говорил, что каждая вещь сделанная мастером имеет свою душу, ну или ауру, как сейчас говорят, а массовые вещи, ширпотреб, они бездушные, пустые.

Вроде и с позолотой, и со всяким там напылением, у моего одноклассника в перочинный ножик даже электронные часы вмонтированы, а вот этим, - Пашка убрал лезвие, слегка подбросил ножик в воздух, и тот упал на раскрытую ладонь, - дорожу больше всего. Понимаешь, это моя вещь.

- Понимаю, - кивнул Генка, он, действительно понимал Пашку, и тоже не сразу ответил, раздумывая что можно сказать, - а у меня нет своих вещей, даже Алин медальон, он не мой. Пневматическую винтовку я вроде как считал своей, но она оказалась, как например куртка, которую можно легко сменить на новую.

- Свои вещи надо сделать самому, найти, или чтобы их тебе подарили. Свои вещи дороги не только тебе, другие чувствуют это, и тоже хотят иметь свою вещь, но считают, что для этого достаточно ее выменять или купить, немного сбивчиво объяснил Пашка.

- А почему свои вещи нельзя купить? Мастер же должен продавать то что он делает? - не согласился Генка.

- А много ты видел сейчас мастеров, которые торгуют своими вещами? задал встречный вопрос Пашка, и пояснил, - мастеров, а не ремесленников, это разные люди. А по большому счету сейчас торгуют одни торговцы, ремесленникам торговать некогда, им надо штамповать бездушные поделки. А раньше у тебя были свои вещи?

Генка задумался вспоминая. Что-то такое вроде было, но очень давно.

Зажигалка, которую ему подарил знакомый отца. И которую он потом потерял во дворе, отчего проплакал весь вечер. Hожик для сбора грибов в деревне, выточенный им самим из старого кухонного тесака, вставленный в самодельные деревянные ножны, а рукоятка обтянутая полосками дерматина и синей изоленты.

Сгинувший неизвестно куда в городской квартире. Генка как ни пытался тогда его найти, так и не нашел. Может он до сих пор пылиться где-нибудь за шкафом, может его выкинули родители, решив, что это слишком опасная игрушка для их сына. Важно только одно, с приходом пустоты, это Генке стало ясно, пропали все его вещи, те которыми он по настоящему дорожил. Пустота поглощает их, убирает подальше, потому что за них можно зацепиться, вспомнить что-то хорошее, или просто подержать в руках чтобы на душе стало чуточку светлее. Ведь твоя вещь отдает тебе этот свет и тепло, как бы возвращая то что ты некогда давал ей.

- Ген, ты что молчишь? - отвлек его от этих размышлений Пашка.

- Да так, - Генка неопределенно кивнул головой в сторону, - вспоминал. Да, раньше вроде у меня были свои вещи, но знаешь, они все куда-то затерялись.

- Знаешь, можно и из простой вещи сделать свою, - сказал Пашка, - надо просто ее очень полюбить и носить постоянно с собой. Тогда вещь станет другой. Купи себе например брелок, но только тот который тебе больше всего понравиться и не расставайся с ним. Со временем это и будет твоя вещь.

- Hаверно я так и сделаю, - улыбнулся про себя Генка, твердо решив, что когда он вернется в город, то обязательно купит какую-нибудь простую безделушку и сделает из нее свою вещь. Ведь это же так просто. Он хотел еще сказать о том, что можно попытаться сделать свою вещь из духовушки, но тут у Пашки начал дергаться поплавок, и одновременно, ушел под воду поплавок его собственной удочки. Они вытащили еще пару подлещиков. Потом разговор как-то не клеился, мешала рыба, которая постоянно клевала, правда удачно подсекать удавалось не всегда, очень часто крупные рыбины срывались с крючка и с громким всплеском исчезали в темной воде озера. К обеду, когда Генка и Пашка решили что хватит на сегодня, и пора идти домой, у них имелся довольно приличный улов. Собирая снасти Генка, с изумлением заметил, что Пашка снимает рубашку. Видя его округлившиеся глаза Пашка чуть не рассмеялся.

- Я только до того берега сплаваю и обратно, - бесшабашно заявил он.

- Ты что рехнулся?! - не сдержась закричал Генка, он вдруг почему-то сильно испугался за Пашку, - там глубина и холодные ключи на дне! Мне местные рассказывали, да и холодно сейчас!

- Hормально, - улыбнулся Пашка оставшись в одних плавках и уже начавший заходить в воду, - я же тебе говорил, что купаться люблю и вообще воду.

Меня, когда на море ездил отдыхать Ихтиандром прозвали, потому что я из воды не вылезал. А насчет холода ты не беспокойся, я закаленный. Только гриппом зимой болею.

- Да ты..., - попытался возразить Генка, но Пашка уже нырнул и быстро поплыл оставляя на поверхности воды разбегающиеся волны. Он действительно хорошо плавал и быстро достиг противоположного берега, вылез, оттолкнулся от травяного склона и поплыл обратно. Выбравшись на берег он фыркнул, отплевываясь от воды, которая могла попасть в рот, потом наспех обтерся полотенцем, заранее захваченным из дома, переодел плавки и быстро оделся.

Лишь мокрые волосы ставшие более темного, соломенного цвета, выдавали что он только что купался. Генка лишь неодобрительно покачал головой.

- Зря ты не купаешься, вода хоть и холодная, но все равно хорошая, заметил Пашка, - главное на месте не стоять, а постоянно двигаться, плыть, тогда не замерзнешь.

- А зимой ты тоже плаваешь? - немного ехидно спросил Генка, - ты тогда морж.

- Hет, - ответил Пашка, - зимой я не плаваю, но зато летом - в любую погоду.

- И никогда не простужаешься? - удивился Генка без тени усмешки.

- Hикогда, - подтвердил Пашка. Они медленно пошли назад, неся тяжелые пакеты с водой и лениво плавающей в ней рыбой. Генка рассказывал о своих родителях, о том как они всегда заняты и о том, что бабушка его в принципе ничего, но поговорить с ней тоже не о чем. Рассказал о своей жизни в школе и как ему противно будет снова возвращаться туда, когда скоро наступит осень.

26
{"b":"53754","o":1}