ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я уверен, что мы можем найти все нужные нам основания для практики дзэн, обратив внимание на результаты этой практики: я имею в виду качества самих людей после ее прохождения.

Э.В.Гримстоун

Следует отметить уже в этой главе, что для многих людей, особенно на Востоке, любая боевая практика представляла собой не только комплекс физических упражнений и технических приемов, без устали нарабатываемых, но она же становилась искусством и методом создания единства духа и тела, одной из форм медитации, созерцания, без которого, в частности, на том же Востоке, вообще не мыслится нормальная жизнь. Буддийский «восьмеричный путь», ведущий к прекращению страданий, указывает на то, что норма человеческой жизни состоит из праведной веры, праведной решимости, праведных дел, праведного жизненного поведения, праведных стремлений, праведных помыслов и праведного созерцания (медитации). Именно это созерцание (медитация) крайне необходимо любому человеку, даже далекому от достижений высших состояний медитативного сознания или практики боевых единоборств. Просто овладение самой примитивной формой медитационной практики дает способность на время расслабиться, отвлечься от роя мыслей о повседневности или так называемых «мыслей-паразитов», которые не дают нам порой спокойно посидеть, послушать тишину или просто мирно заснуть. Как видим, даже чисто в практическом плане способность давать своей психике, нервам и мозгу отдых, выводить их из состояния аккомодации необходима для их здорового, плодотворного функционирования.

Боевой Дзэн – искусство жить - i_003.png

Однако вернемся к нашему небольшому историческому экскурсу. К началу VI века буддизм в Китае, привнесенный туда еще во второй половине первого века от Рождества Христова, претерпел значительное видоизменение. Он стал сильно отличаться от того старого антисоциального буддизма, который существовал в противовес брахманизму. Буддизм Китая того времени выделял идею спасения через слепую веру и метафизические измышления. Большое значение предавалось вере в некий рай после смерти, а мысль о достижении совершенства в этом мире опускалась совсем, что противоречило истоковому учению буддизма.

Если вы считаете тело и сознание двумя составными, то вы ошибаетесь. Если вы считаете их чем-то единым – это также заблуждение. Наше тело и сознание в одно и то же время и два отдельных феномена и нечто одно целое.

Ш.Судзуки

Согласно легенде, двадцать восьмой патриарх буддизма Бодхидхарма (яп. – Дарума), раздосадованный функционализмом и утерей истинного учения Будды, идет пешком из Индии в Китай, дабы проповедями и личным примером восстановить истинную веру.

Боевой Дзэн – искусство жить - i_004.png

Известно, что сам Бодхидхарма был выходцем из брахманской семьи, а не кшатрийской, как, к примеру, Будда Гаутама. Воспитывался он при княжеском дворе. Будучи старшим сыном Раджи-брахмана, Бодхидхарма, наряду с традиционным ведическим философско-религиозным образованием и углубленным изучением буддийских сутр, познавал и воинское искусство. Много времени посвятил он физическим упражнениям, всегда памятуя о том, что сам Будда был непревзойденным мастером в фехтовании, рукопашном бою, других видах воинского мастерства.

Со временем Бодхидхарма настолько увлекается стройным, четким и жизненным учением Будды, что решает полностью посвятить себя истинам буддизма. С этой целью он облачается в черное монашеское одеяние, которое и теперь является традиционной одеждой, например, в школе Сериндзи-кэмпо, и становится ревностным поборником идеи дхьяны, то есть углубленного созерцания.

Итак, придя в Китай в начале VI века с мечтой донести свет буддийских доктрин Махаяны до умов и сердец верующих, Бодхидхарма наткнулся на глухую стену непонимания его проповедей о медитации и интуитивной проницательности.

Спасенческий и формалистский характер китайского буддизма вполне устраивал правителей, а вместе с ними ленивых и сытых монахов, не желавших ничего менять. Таким образом, гонимый и непонятый, но все же окруженный многочисленной группой приверженцев Бодхидхарма удаляется в небольшой монастырь Шаолинь на горе Хао-шан в теперешней провинции Хунань.

Форма буддизма, исповедуемого в этом монастыре, со временем стала известна как чань (яп. – дзэн).

С самого начала отдавая предпочтение интуиции, гармоническому единству духа и тела, отбрасывая аскетическую практику чистой медитации, Бодхидхарма учил решительности, целеустремленности, что развивало волевые качества в его учениках, способность не привязываться полностью к строгому рациональному мышлению. Вместе с практикой дза-дзэна (сидячей медитации) Бодхидхарма преподавал и искусство боя без оружия, что являлось как бы продолжением практики медитации, но уже в динамике. Он уделял в равной степени внимание как дза-дзэну, так и физическим упражнениям, превращая, таким образом монашескую жизнь в упорную психофизическую тренировку.

Боевой Дзэн – искусство жить - i_005.png

В своей философской и психофизической деятельности, направленной на воспитание совершенной личности, Бодхидхарма огромное внимание уделял принципу «не два и не один», который в последствии в чистом виде перекочевал во многие виды боевых искусств, в которых сохранились морально-этические и философские корни. В большинстве случаев этот принцип, как и многое другое, забывался, что превращало тот или иной вид боевого искусства из медитативной боевой техники в технику чисто утилитарного, прикладного значения.

Принцип единства дуальности, или «не два и не один», на практике проявляющийся в технике статической формы медитации – дза-дзэне, обязателен и для динамической боевой техники, которая в своем высшем проявлении есть также ни что иное как медитация действия. Боевая медитативная техника – это апофеоз активной медитации школы Риндзаи, основа которой уже не в отточенности приемов, а в единстве сознания и тела, духа дзэн и энергии Ки, в переживании тотального единства и целостности с партнером, когда нет ни того, кто может воспринимать, мыслить, действовать, ни того, на что (или на кого) они направлены. Иными словами это беспристрастный охват всего во всем. Это состояние сознания «истинной таковости» (Татхаты), имея в виду, что сознание воспринимает мир таким, какой он есть, то есть совершенно адекватно и непосредственно.

Боевой Дзэн – искусство жить - i_006.png

Отсюда можно судить, что принцип «не два и не один», так же как и любая медитативная техника, может быть успешно применим любым человеком в его жизнедеятельности, невзирая на возраст, убеждения, профессию и т. д. Ибо вся жизнь человека ищущего есть поединок с собой, устаревшими взглядами, болезнями души и тела, и в любом случае – отстаивает ли человек свои взгляды или просто спасает жизнь – всегда, каждый момент своего бытия он должен облекать в соответствующую философскую форму, где исчезает понятие дуальности, где мир не расчленяется, а воспринимается единым, где прекращается воздействие на психику человека всех возбуждающих и омрачающих факторов, в результате чего достигается спокойно-умиротворенное состояние сознания. Но подобное состояние вырабатывается в сложной борьбе духа и тела за их чистоту и гармонию. Теории и практике этой борьбы посвящена наша книга.

Глава 1

Дзэн в боевых искусствах

Много работ было посвящено восточным боевым искусствам. Но при этом или мало затрагивалась проблема неразрывности дзэна с ними, или вообще все сводилось к описанию техники приемов и тактике ведения боя. И это очень печальный факт, ибо боевые искусства – не демонстрация силы и технических навыков противнику или средство показать волю или способность наносить всесокрушающие удары. Для истинных мастеров любой вид единоборства – будь то каратэ, кунг-фу, вин-чун или кэмпо – изначально представляется как путь, пройдя который, они способны достичь духовного спокойствия, умственной уравновешенности и глубочайшего чувства уверенности в себе.

3
{"b":"537571","o":1}