ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Проведите задержанных в соседнюю комнату и проверьте документы.

— Но, товарищ майор…

— Не волнуйтесь, гражданка. Сейчас все выясним.

Как только старшина увел Щербакова и блондинку, майор поднял телефонную трубку.

— Коммутатор? Соедините, пожалуйста, с полковником Ереминым.

…Через полчаса в отделении милиции появился лейтенант Суровягин.

Щербаков холодновато и лаконично доложил:

— Эта женщина доставила очередную партию шкур. Я встретил ее по поручению полковника Еремина.

— Я его не знаю, — и блондинка кивнула на Щербакова. — Я уже говорила майору, как было дело.

— Чемоданы ваши?

— Один мой, а другой — нет.

— Товарищ старшина, откройте чемодан.

Щербаков закурил сигарету.

— Я буду жаловаться, — сказала блондинка и бросила тяжелый взгляд на Щербакова.

— Это ваше право, гражданка.

В одном чемодане оказались принадлежности женского туалета, в другом — десять каланьих шкур.

— Ваши? — спросил Суровягин.

— Нет.

Суровягин посмотрел на Щербакова.

— Ее чемодан, — подтвердил Щербаков.

— Ну что ж, все это вы объясните в управлении.

Туман обволакивал автомобили и людей на привокзальной площади. Щербаков бросил недокуренную сигаретку.

Блондинка не хотела садиться в машину.

— Не надо скандалить, гражданка, — сказал Суровягин. Выяснится — и езжайте себе на юг.

Чемоданы сунули в багажник. Блондинка села рядом с шофером. Щербаков оказался рядом с Суровягиным.

Через полчаса машина остановилась у подъезда Управления госбезопасности. Щербаков огляделся вокруг. Сырой туман струился по улице. Веселой гурьбой шли школьники. В сквере играла музыка…

«Вот и все», — подумал он и вытер со лба пот. Мелькнула мысль о Панне…

Глава четырнадцатая ПРИЛИВНОЙ СУЛОЙ[3]

Суровягин прилетел на остров Семи Ветров на почтовом вертолете. Увидев его, Парыгин обрадовался и удивился одновременно.

— Ты-то за каким дьяволом приехал?

— Хотя бы с тобой повидаться, — отшутился Суровягин. Есть тут какое начальство? Нужно представиться и определиться на ночлег.

— Жить будешь у меня, а начальству я тебя сейчас представлю. Снаряжение основательное, — Парыгин показал на тюк.

— Подводный костюм и прочее, — ответил Суровягин. — Где бы оставить все это хозяйство?

— У меня, конечно.

Сложив вещи в квартире Парыгина, они отправились искать Таню Чигорину, исполнявшую обязанности директора заповедника. Суровягин то и дело оглядывался по сторонам. По пути часто встречались каланы.

— Ну и походочка у красоток, — засмеялся Суровягин. Он был в спортивной форме — синий берет, синяя куртка с белыми обшлагами, синие брюки с молниями у щиколоток и кеды на ногах; в руках плащ. Шагал Суровягин легко и быстро, обгоняя Максима.

— Ты помнишь Панну Лобачеву? Девушку, которая нас встретила тогда на вечере?

— Ну?

— Она уехала из Приморска куда-то в экспедицию.

— Почему ты о ней вспомнил?

— Не знаю.

— А я знаю. Ты в глубине души мечтаешь ее встретить здесь… Она была здесь.

Суровягин остановился:

— Правда?

Но порыв его прошел. Он снова шел впереди, впрочем медленнее, чем раньше.

— А где она сейчас? — вопрос звучал почти равнодушно.

— В экспедиции. На Курилах. Боюсь, что ты не встретишься с нею до осени. Сознайся, что тебя связывает с нею? — Парыгин понимал, что его прямолинейные расспросы едва ли нравятся Суровягину, но дружба располагает к откровенности.

— Нет, нас ничего не связывает, — вздохнул Суровягин. Ладно, кончим об этом. Что у тебя тут интересного?

— Все! — Парыгин взмахнул руками, словно желая обнять весь мир. — Гляди, разве это не чудо? Никогда не разочаруешься в этом острове! И откуда здесь взяться разочарованным? Впрочем, на острове Туманов есть один тип. Я постараюсь познакомить тебя с ним. Все вверх дном ставит.

— Ты не о Холостове?

— Почему ты узнал? — удивился Парыгин.

Суровягин усмехнулся.

— Потому, что это он похищает здешних красоток, — и Суровягин кивнул на двух каланов, уткнувшихся мордами друг в друга.

— Слушай, старик… Это правда?

— У тебя это хорошо звучит, — перебил Суровягин. — Непринужденно и сочно.

— Оставь, Андрей. Зачем приехал?

— Чудак, не с тобой же повидаться, — звонко рассмеялся Суровягин. — Я же тебе говорю: ради вот этих красоток. Они что, все паралитики?

Парыгин перестал расспрашивать друга.

Таню они нашли на вольере.

Она, прищурив глаза, смотрела на них. У ее ног лежали два калана.

— Познакомьтесь, — сказал Парыгин. — Старший научный сотрудник Татьяна Григорьевна Чигорина. Мой товарищ Андрей Петрович Суровягин.

Таня протянула Суровягину руку.

— Мы, по-моему, где-то с вами встречались.

— Ну, как же, — улыбнулся Суровягин. — Вспомните, у Панны Лобачевой.

Таня засмеялась:

— Вспомнила… Панна первая. Теперь вы. Зачем пожаловали к нам? — спросила она.

— Ваши красавцы каланы заставили совершить столь далекое путешествие, — сказал Суровягин, доставая из бокового кармана свои документы. — Вот, пожалуйста…

Таня посмотрела документы и вернула их Суровягину.

— Я поживу у вас несколько дней, — сказал он.

— Хоть месяц. К сожалению, у нас нет свободных комнат.

— Я у него, — и Суровягин показал на Парыгина. — Ты еще долго пробудешь на острове, Максим?

— Жду команду.

Лицо Тани вдруг дрогнуло. Она отвернулась.

— Мы пошли, Таня, — сказал Парыгин.

Таня долгим взглядом проводила их. Было светлое утро. Отраженное солнце плавало в море, словно поплавок.

Таня взглянула вдаль. Белый корабль плыл в далеком мареве. «На таком же белом корабле скоро уедет и Максим», — подумала Таня и обернулась. Парыгин и Сурбвягин подходили к поселку.

«Максим, повернись, посмотри!» — хотелось крикнуть ей. Он будто услышал ее, обернулся и приветливо поднял руку.

— А ты недурно устроился, — заметил Суровягин, осматривая квартиру Парыгина.

— Не жалуюсь. Я даже увлекся работой.

— И хозяйкой острова? — лукаво подмигнул Суровягин, расхаживая по квартире.

— Таню я люблю, Андрей, и мы с ней поженимся, — просто сказал Парыгин.

— Поадравляю. — Суровягин вздохнул, вспомнив свою неудачную любовь к Панне Лобачевой. — Давай поговорим о деле, ради которого я приехал. Ты уверен, что черная акула больше не появится в здешних водах?

— Подожди, — перебил Парыгин. — Ты сказал, что каланов похищает Холостов.

— Говорил и подтверждаю. Только не перебивай. Ты по-прежнему считаешь, что неизвестное существо является творением рук человека?

— Не знаю. Тайна осталась неразгаданной. Черная акула унесла ее с собой.

— То, что ты видел, действительно кибернетическая машина.

— Может быть, — сказал Парыгин. — В своем письме контр-адмиралу я- писал о некоторых странностях в поведении черной акулы. Мне казалось, что это подводная лодка, управляемая одним человеком.

— Нет, не подводная лодка, а кибернетическая машина. Наша с тобой задача найти ее. Холостов где-то встречается с ней.

— Действительно, задача, — пробормотал Парыгин и скрестил руки на коленях. — Холостов… Ты уверен, что это он?

— Уверен, — подтвердил Суровягин. — Ты помнишь Щербакова? У Панны Лобачевой, высокий такой?

— Помню, — сказал Парыгин.

— Так вот, Щербаков помог распутать последний узел. — Суровягин закурил сигарету и рассказал все, как было. — Я с большим предубеждением относился к нему. Но он положил меня на обе лопатки и заставил переменить мнение о себе. Я и сейчас не питаю к нему особых симпатий, потому что он мой счастливый соперник. Слово-то какое противное…

— Я догадался об этом, старик.

— Что же ты предлагаешь, Андрей?

— Холостов едва ли так легко откажется от своих намерений. Он выжидает. Черная акула выйдет на охоту.

вернуться

3

Приливной сулой — особый тип волнения в море, возникающий в результате стеснения потока вод, ударов волн о рифы, выступающие береговые мысы и т. д.

32
{"b":"53767","o":1}