1
2
3
...
15
16
17
...
27

— Маноло!

В этот то ли вздох, то ли стон она вложила всю свою благодарность человеку, который утолял ее многолетнюю жажду. Прикосновения Маноло, сначала ищущие, усиливались, становились более упругими, требовательными, погружая ее в неведомое доселе блаженство.

Наступил момент, когда Ариана почувствовала острое тепло внутри, все ее тело пылало, ей казалось, что она сгорает в огне страсти. Она начала стонать.

Незаметно для нее они оказались на кровати.

Маноло возвысился над ней, продолжая свои пьянящие ласки. Когда ей показалось, что еще немного и пламя поглотит ее, он начал сливаться с ней, осторожно, боясь причинить неудобство, наполняя ее без остатка.

Ариана не помнила, кто она, где она. Ее разум до последней клеточки отдался всепоглощающей страсти, которая заполняла все ее существо. Ариана была уверена, что еще немного, и она задохнется от счастья, не вытерпит этой сладкой муки. Но как раз в этот момент Маноло покинул ее и опустился на кровать рядом.

Ариана не могла пошевелить ни одним пальцем, не могла произнести ни слова.

Отдохнув пару секунд, ее муж приподнялся на локте и посмотрел на нее. Ее ресницы были влажные от недавно пролитых слез, лицо бледным.

Некоторое время Маноло молча всматривался в нее, потом снова прильнул к ее губам. На этот раз поцелуй был нежным и спокойным, не имевшим ничего общего с той бешеной пляской страсти, которая еще так недавно разожгла внутри Арианы настоящий пожар.

Маноло прикоснулся губами к ее глазам, щекам, затем снова внимательно посмотрел на нее. Вдруг, ведомый какой-то мыслью, он быстро поднялся на постели, взял ее на руки и соскользнул на пол.

— Что ты делаешь? — Ей было трудно говорить, перед глазами плыли круги.

— Тебе нужно принять ванну.

Маноло бережно опустил ее в ванну и повернул кран. Теплая вода наполняла пространство вокруг нее, погружая тело в приятную истому. Как он ей угодил! Она закрыла глаза и отдалась во власть шумной струи, возвращавшей ее к жизни.

Значит, любовные романы, заполнявшие полки книжных магазинов, не преувеличивали? Она считала все, что в них написано, беспочвенной фантазией, рожденной воображением автора — слишком чувствительной, часто одинокой женщины. Но нет, это была правда. Неземное блаженство в постели возможно, она только что испытала это сама.

— Спасибо. — Ее слова прозвучали так тихо, что Маноло пришлось наклониться, чтобы расслышать их.

— За что?

— За то, что показал мне разницу.

Он коснулся рукой ее щеки, постепенно терявшей от теплой воды свою бледность. Маноло выключил кран.

— Все, теперь спать.

Как же ей не хотелось вылезать из теплой ванны и куда-то идти! Но, представив себе мягкую постель, огромную подушку, набитую нежным пером, она собрала волю в кулак и поднялась.

Вытершись полотенцем, она обернула его вокруг бедер и последовала за Маноло, который отправился в спальню нагишом.

У него была потрясающая фигура, за которую большинство представителей сильного пола многое бы отдали. Наверное, улица воспитывала не только дух, но и тело. Воину улиц, которому постоянно приходилось доказывать свое право на жизнь, нужны были крепкие мускулы.

Добравшись до кровати, она бросила полотенце на стул и, вздрагивая, скользнула под одеяло.

— Холодно? — спросил он тихо и обнял ее.

— Уже нет.

Он прикоснулся губами к ее волосам, ко лбу.

— Спи.

Она закрыла глаза и перед тем, как заснуть, успела подумать: как чудесно все, что произошло с ней сегодня, как добр и нежен ее муж. Да! Она теперь жена этого красивого нежного человека, мать его дочки. У них только что был потрясающий секс, совершенно неожиданный для нее, о котором она не могла даже мечтать.

Только не путай доброту и нежность с более глубоким чувством, предупредил ее внутренний голос.

Их отношения сводились к деловому соглашению, в котором о любви не говорилось ни слова.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Маноло уехал, — сообщил Сантос, когда Ариана спустилась к завтраку. — Ему позвонил коллега из Лондона, который прилетел на одну неделю.

Они должны обсудить какой-то проект. Ваш муж сказал, что его не будет целый день.

А что ты ожидала? Что после такой сумасшедшей ночи он останется и вы продолжите путешествие по сказочному миру страсти?

Не будь наивной. Реальность не имеет ничего общего с фантазией, она гораздо скучнее. Ты сегодня ночью была на верху блаженства, а твой муж, наоборот, наверное, испытал разочарование: ты ведь совсем неопытна в подобных вещах. Кроме того, он занятой человек, не бросать же ему свои дела из-за того, что вам хорошо вместе!

Вернув себя на землю, Ариана налила кофе, села за стол и развернула утреннюю газету.

— Маноло просил передать вам, что сегодня вечером вы пойдете на прием, устраиваемый какой-то благотворительной организацией для сбора средств.

Одежда официальная.

Он назвал шикарный отель в центре города.

— О Кристине я позабочусь.

Прошло только двадцать четыре часа с тех пор, как они поженились, а она уже должна выходить в свет. Не то чтобы она против, просто это так непохоже на ее скромную репортерскую жизнь. Она не знает, как вести себя, о чем говорить с этими людьми, для которых дорогущий отель — дом родной, которым выходы в свет необходимы как воздух.

— Я полагаю, не может быть и речи, чтобы Маноло пошел туда один?

— Совершенно верно.

В таком случае ей нужно заняться собой — подобрать одежду, подумать о прическе, о макияже.

Впрочем, у нее еще целый день впереди. Самое главное — Кристина.

Она поднялась в детскую. Девочка не спала, но была спокойна. Ариана покормила ее, поиграла с ней, радуясь ее задорному смеху, и снова уложила в кроватку. Это был не ее ребенок, но она привязывалась к нему все больше. Может, так и должно быть, ведь она теперь заменяет ему мать, даже если и временно.

Она приготовила бутылочку на вечер и поставила ее в холодильник. Приняв душ, принялась мерить платья, которые ей накупил муж, решая, какое больше подойдет для светского раута. Простояв у зеркала минут сорок, она наконец сделала выбор и приступила к накладыванию вечернего макияжа, жалея, что не пошла на курсы визажистов, когда была возможность.

Припудрив лицо, Ариана занялась прической, что тоже оказалось делом не легким: ведь жена Маноло должна выглядеть на все сто.

Было около пяти вечера, когда одетая, накрашенная и причесанная, она постучала в комнату Маноло.

— Войдите.

Ее муж стоял у зеркала и завязывал галстук. На нем был деловой элегантный костюм в темных тонах. Встретившись с ним взглядом, Ариана почувствовала, как участился пульс. Ее муж был, как всегда, великолепен. Тебе пора уже к этому привыкнуть, говорила она себе, но ничего не могла с собой поделать: при виде широкоплечей, тренированной фигуры мужа ей со всей отчетливостью вспомнилась прошедшая ночь — его умелые руки и теплые губы.

— Ты прекрасно выглядишь, — произнес Маноло после нескольких секунд молчания.

— Теперь я понимаю, зачем тебе нужна жена, улыбнувшись, сказала Ариана, надевая серьги.

— У меня билеты на этот прием уже несколько недель.

— Значит, тебя должна была сопровождать другая дама. Чье же место я так бесцеремонно заняла?

— Это не важно.

Конечно, но она все равно почему-то гадала, кем могла быть его спутница, принимая во внимание, что на подобных приемах он всегда появлялся с разными женщинами.

Последний взгляд в зеркало, и она была готова.

— Можем отправляться? — произнесла Ариана, беря сумочку.

Маноло взглянул на нее.

— Не волнуйся. Все будет хорошо.

Он сказал это таким бархатным голосом, что она действительно почти успокоилась. Все будет хорошо, повторила она про себя. Ведь рядом с тобой такой милый и нежный мужчина, которому ты, кажется, нравишься.

Дав последние указания Сантосу, Маноло предложил ей руку, и они направились к его машине, которая, уже выведенная из гаража, стояла перед домом.

16
{"b":"5377","o":1}