ЛитМир - Электронная Библиотека

— В самом деле?

— Она зашла в кафе, где мы договорились встретиться с Лизой. Она просила тебе напомнить об аукционе ювелирных украшений, который она устраивает в субботу вечером.

Мероприятие, о котором Валентина говорит уже в течение двух месяцев, подумал Маноло. Пригласительные билеты давно разосланы, все лоты утверждены.

— Видимо, она тебе звонила, а ты не ответил.

— У меня есть менеджер, который занимается делами благотворительности. Валентина его знает, у нее есть его номер.

— Но она больше любит общаться с тобой, чем с твоим менеджером?

— Да.

— Понятно.

Он откинулся на спинку стула.

— Это все, что ты хотела мне сказать?

— Валентина имеет на тебя виды, и она не собирается отказываться от борьбы даже теперь, когда ты женился. Она не считает меня соперницей. Она видит во мне только няню для твоего ребенка.

— Она все это высказала тебе?

— Ей и не нужно было. Я прочитала это в ее глазах.

— Не важно, что думает Валентина. Ты для меня значишь гораздо больше, чем она может себе представить.

Ариана посмотрела на него нерешительно, не совсем понимая, что он имеет в виду. Неужели он говорит о любви?

— Валентина, конечно, не рассчитывает увидеть тебя на своем приеме? Придется огорчить ее, так как я не собираюсь появляться на светских мероприятиях без тебя.

В глазах Арианы заиграл злорадный огонек.

— Ну что ж, я прекрасно могу сыграть роль соперницы.

Он улыбнулся.

— Не сомневаюсь. Только не забывай, что это только роль: у Валентины нет никаких шансов.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Чтобы справиться с ролью соперницы, нужно выглядеть сногсшибательно. Так она и будет выглядеть в этот вечер, одобрительно оглядывая себя в зеркало, решила Ариана после почти часовой примерки разных платьев и костюмов. Она правильно сделала, что остановила свой выбор на элегантном черном вечернем платье с изящным декольте и высоким разрезом, доходившим до середины бедра.

Жемчужное ожерелье кремового оттенка замечательно шло к ее глазам. Макияж был сделан профессионально. Черная тушь, перламутровые тени, темно-малиновая помада — самая подходящая гамма для светского приема. А также для того, чтобы затмить всех соперниц, добавил внутренний голос.

Скользнув в туфли на шпильках и погрузившись в аромат французских духов, Ариана еще раз одобрительно кивнула головой и даже подмигнула себе.

— Потрясающе! — восхищенно произнес Маноло, заходя в ее комнату.

Ариана гордо выпрямилась, приподняла подбородок и взяла своего мужа под руку.

— Думаю мы вполне готовы играть свои роли.

Перед тем как уйти, они зашли в детскую. Кристина мирно спала, посапывая и причмокивая, как будто ей снилось что-то вкусное. Эта трогательная картина вызвала в Ариане теплые чувства, граничащие с материнскими. Она с каждым днем все больше привязывалась к дочке Маноло. Ей так хотелось, чтобы это был ее ребенок. Но увы! Кристину родила другая женщина.

Ариана знала только ее имя — Ивона. Девушке хотелось побольше узнать о ней, но в доме не было ее фотографий, даже свадебных, а Маноло никогда о ней не говорил, словно она вообще не существовала. Неужели он до сих пор таит на нее обиду? Впрочем, что ему обижаться? Он ведь сам решил развестись. Больше того, он забрал у нее их ребенка. Но… как же она могла отдать девочку?! Она же мать!

Может, так лучше? Наверное, она была бы не очень хорошей матерью. А Ариана будет хорошей?

Она сделает все для этого. Она и раньше любила детей, но к этому ребенку привязалась всем сердцем, как к своему собственному. Конечно, она будет хорошей матерью.

А женой? Вот это уже сложнее. Да, Маноло к ней хорошо относится. Он нежен и ласков. Ему нравится заниматься с ней сексом. Но разве этого достаточно для крепкого брака? Вдруг она надоест ему через месяц или через год и он захочет получать удовольствие в объятьях другой женщины? Легко ли ей будет отпустить его? Трудно, очень трудно.

Но, может, у этой сказки будет хороший конец и Маноло ее полюбит?

Маноло обнял ее за талию, напоминая, что им пора. По выражению его глаз невозможно было понять, о чем он думает, да она и не пыталась, просто повернулась и пошла с ним под руку вниз по лестнице.

Апартаменты Валентины находились в знаменитом своей дороговизной районе Роуз-Бей.

На аукцион была приглашена вся городская элита. Меры безопасности были значительно усилены у входа стояли несколько патрульных машин. Пропуск осуществлялся по паспортам.

Оказавшись наконец в парадном зале, Ариана не переставала удивляться тому, сколько сил Валентина вложила в подготовку к этому приему. И все ради благотворительности? Конечно, благотворительность — дело хорошее и серьезное, но что-то подсказывало ей, что Валентина так старалась не столько из-за жалости к несчастным брошенным детям, сколько из-за желания произвести впечатление. На кого? Разумеется, на Маноло. Она не оставляет попытки завоевать его. Но ведь безуспешно, успокаивал Ариану внутренний голос. Что же ты так волнуешься?

— Дорогой, вот ты где!

Актриса выглядела великолепно в длинном темном платье с глубоким декольте и большим, почти до талии, вырезом на спине. Совершенство, отметила Ариана и ехидно подумала: почему никто не кричит: свет, камера, мотор?

— Валентина, — сдержанно поприветствовал ее Маноло. — Прекрасно выглядишь.

Ариане показалось, что у актрисы язык чешется сказать: «Для тебя старалась».

— Ты взял с собой Ариану. Как мило.

Мило? Это вслух. А про себя она, наверное, обругала его жену последними словами.

Напомнив себе, что она только играет роль, Ариана быстро справилась со своими чувствами и улыбнулась хозяйке.

Напитки и пирожные, которые разносили на больших подносах безупречно одетые официанты, тихая музыка, яркий свет — все в этом спектакле было превосходно учтено, и с самого начала действа Валентина дала понять, что главные роли здесь играют она и Маноло, устроительница аукциона и главный спонсор.

Ариана направилась к стендам с лотами, заявленными на аукцион. Они были расставлены вдоль всей стены, украшения экспонировались за стеклом на синем бархате, который подчеркивал их великолепие. Каждому лоту был присвоен свой номер, и гостям вручили программу аукциона, где было рассказано о происхождении и истории каждого изделия.

Ее внимание привлекли длинные изумрудные серьги с маленьким граненым бриллиантом в каждой. Они были просто восхитительны. Ариана залюбовалась ими, не в состоянии понять, как их прежний хозяин нашел в себе силы расстаться с таким чудом.

— Тебе что-нибудь нравится?

Ариана обернулась на мягкий мужской голос, ставший таким близким за несколько недель.

— От меня ожидается, что я повисну на твоей руке, прошепчу миллион ласковых словечек и укажу на самый дорогой лот?

Маноло улыбнулся.

— Что-то вроде этого.

— И ты ждешь этого от меня?

— Ласковых словечек?

Ариана улыбнулась в свою очередь.

— Боюсь, мой лексикон в этой области не слишком обширен.

Маноло положил руку ей на плечо, затем медленно спустился к талии.

— Это не главное.

А что главное? То, что им хорошо вместе? То, что они удовлетворяют друг друга как любовники?

Или что-то большее?

Осознавала ли Ариана, как приятно ему касаться ее, такой мягкой и теплой, тающей в его объятьях?

Как чудесно ощущать легкую дрожь, дотрагиваясь до нежной кожи? Вдыхать ее запах? Чувствовать, что ее реакция искренна, а не притворна, что ее слова — выражение ее мыслей, а не каких-то скрытых мотивов?

— Думаю, нам нужно повнимательнее присмотреться к лотам. — Ему пора сосредоточиться на деле. Аукцион вот-вот начнется.

— Боюсь, у тебя не будет на это времени, — сказала Ариана, заметив Валентину, идущую к ним навстречу.

— Маноло. — Весь облик актрисы выражал ее намерения: соблазнительная улыбка ярко накрашенных губ, азартный блеск в глазах, сексуальная походка пантеры — она сделает все возможное, а может, и невозможное, чтобы обладать этим мужчиной. — Я должна украсть тебя у любимой жены на пару минут.

21
{"b":"5377","o":1}