ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он сел в кресло и пригласил Олега сесть рядом.

- Прежде чем мы перейдем к серьезной части нашей беседы, что бы вы хотели выпить, Олег? Для меня наша встреча - это возможность побыть рядом с одним из с лучших работников моей фирмы. Вам хорошо у нас?

- Конечно. Можно сказать, мне повезло...

- Порто? - спросил сэр Филипп. - У нас здесь отличное порто... А может, бордо? - продолжал он. - Здесь лучшие вина из погребов Бордо. Вы, конечно, знаете, что кларет2 английское изобретение? Не правда ли? А может, вы хотите чаю? У нас превосходный выбор чая. Лучшие сорта индийского. Прямо из Гималаев. Хотите?

- Охотно, хорошего чаю я бы выпил...

- Исключительный чай, это "Darjeeling". Его собирают на высокогорных плантациях. В местности, которая когда-то принадлежала одному из членов нашего клуба - доктору Кэмпбеллу... Вы об этом слышали?

- Нет, не думаю... - Олег начинал злиться. Зачем он все это ему рассказывает? Ему совершенно неинтересно сейчас слушать про чай с редких плантаций и про уникальные вина из чьих-то частных погребов.

Имея возможность видеть близко сэра Филиппа, Олег незаметно его разглядывал. Ему показалось, что сэр Филипп сильно нервничает.

За время беседы президент "Prol and Sons" несколько раз закидывал ногу на ногу, потом менял их положение.

- Вы знаете, мы с женой так любим природу. Не такую, как у вас, дикую. Нам нравится английская провинция. Она хорошо приспособлена для жизни. Я старейший член Королевского общества ботаников, и еще, хотя вы улыбнетесь, я также член общества любителей кактусов. Внешне это не такие уж симпатичные растения. Но они так долго живут. Я ещё состою в нескольких комитетах, занимающихся промышленностью, различными её отраслями. Но это уже скучно. Я не случайно пригласил вас в этот клуб, хотя здесь очень строгие правила. Вас это удивило?

Болтовня старого аристократа интриговала Олега. Клареты, чай, а потом ещё и кактусы...

- Но может, это все стоит отнести на счет того, что мы, англичане, немного эксцентричны... Ну а как дела в России?..

- Как обычно с момента её возникновения. Не так хорошо, как хотелось бы, но значительно лучше, чем предполагали два года тому назад. Экономика немного стабилизировалась, в основном благодаря подъему цены на нефть с осени 2001 года и девальвации 1998 года. Но это только временно. Если Президент не положит конец коррупции, которая буквально губит страну, такие перепады возобновятся и все покатится... в тартарары.

- Куда покатится?.. Вы пессимист. Однако я знаю, это свойственно русской культуре. Вы знаете, - вдруг сказал сэр Филипп, - я много путешествовал. Россия не единственная страна, где сильна коррупция. Во Франции, например, этого тоже хватает. Вы не находите? Французские предприниматели много средств вкладывают в политику. Почти как у вас сейчас. - Олег вежливо молчал, не осмеливаясь противоречить своему работодателю. - В России, к сожалению, "новые русские" всерьез овладели государством. Ну а как поживают ваши знаменитые олигархи?

"Вот за этим он меня и пригласил, - подумал Олег. - Его что-то беспокоит в связи с тем, о чем я его расспрашивал по телефону из Москвы. Ближайший его вопрос, конечно, будет про Петра". Он продолжал осторожно:

- Политика Президента хорошо продумана. Он не разрушает того, что было построено. Сейчас уже нельзя идти назад и снова национализировать банки, например. Это не тот путь. Последствия могут быть ужасны.

- Но не все, быть может, так уж плохо. Почему вы думаете, что это нехорошо? Конечно, много мафиози, но есть и настоящие предприниматели. Например, этот Ульянин, о котором мы с вами недавно говорили. Он на меня произвел неотразимое впечатление. Это блестящий человек. Он заинтересован в преобразованиях в своей стране. Вы его знаете?

- Немного, - сказал Олег как можно безразличнее. - Я с ним учился в университете.

- Не может быть? Вот как! Что же вы о нем думаете?

- Мы давно потеряли друг друг из виду. Я занимаюсь своими делами и не особенно им интересовался. Да, это один из предпринимателей нового типа... человек близкий к власти. Он хорошо известен в России, но большинство людей его презирает... Это я знаю точно.

- Но почему? - спросил сэр Филипп, улыбаясь и демонстрируя превосходную работу своего дантиста. - Русские... большинство русских только-только начинают понимать, что такое капитализм... А Ульянин настоящий банкир. Он успешный человек. Ему завидуют. Но он лучше многих других.

- Успех, которого достиг мой товарищ по университету, вовсе не зависел от его качеств предпринимателя.

- Но от чего же, мой друг?

- До конца девяностых годов от четырех факторов: от способности и, скажем так, возможности сына дипломата, связанного с правительственными кругами, найти очень крупную сумму денег; от устранения конкурента со своей территории, в случае необходимости даже физического; от одобрения некоего круга бюрократов и от заключения соглашения с преступниками, контролирующими этот участок.

Сэр Филипп криво усмехнулся:

- Какой вы циник, однако... Вы интересно обобщаете... Но я думаю, что это не так, не совсем так... Ладно. Как мы с вами говорили по телефону в четверг или в пятницу, да, в пятницу... это было в конце прошлой недели.

- В четверг...

- Да... в четверг. У нас есть контракт с некоторыми его компаниями, занимающимися инвестициями в Европе. Не с самим банком, а с его филиалами. Вот по этой причине мы не можем распространять информацию, касающуюся банка, третьим лицам. Для того чтобы избежать конфликта интересов. Но скажите мне, Олег, ещё раз, кто интересовался знаменитым Ульяниным?

- Один представитель Саломон-банка в Нью-Йорке...

- Как интересно, у них есть общие дела с Урабанком?

- Мне кажется, они хотели бы принять долевое участие в его деятельности. Об этом, во всяком случае, говорят на бирже.

- Кто именно с вами разговаривал? - спросил сэр Филипп внешне будто без большого интереса.

Олег не ожидал, что сэр Филипп будет копать так глубоко, и не приготовился. Сердце взволнованно забилось. Он пробежал глазами комнату, прежде чем ответить:

- Один мой знакомый, русский. Он работает там в департаменте, занимающемся возможными укрупнениями организаций, их слияниями и разделом собственности. Впрочем, с его стороны это был предварительный вопрос. Еще несерьезный зондаж... Но если вопрос Саломон-банка будет звучать определеннее, мне придется ему ответить, что мы такой информацией не владеем или что эта информация недоступна.

- Да, именно так, - серьезно подтвердил сэр Филипп и посмотрел на часы. - К сожалению, я спешу на деловое заседание в Сити.

Какое-то замешательство мелькнуло в глазах англичанина. Выражение его лица при этом совершенно переменилось. Но затем его патрицианское лицо осветила широкая улыбка.

- Мне было приятно провести с вами это время. Многие о вас отзываются хорошо...

Олег тоже вежливо улыбнулся.

- ...И я уверен, что вас ждет большое будущее в "Prol and Sons"... Над чем вы работаете в настоящее время?

- Я занимаюсь одним автомобильным заводом. Многие европейские конструкторы интересуются этим предприятием...

- Знаю, знаю... Мне было бы интересно посмотреть, как вы осуществляете ваш due diligence1 на таком гигантском предприятии, как автомобильный завод. Я приеду в Москву, наверное, в начале января, чтобы посмотреть на вас в деле.

Попавший в плен комплиментов сэра Филиппа, Олег вымученно произнес вежливую фразу:

- Для меня это тоже большое счастье, сэр Филипп. Однако завод этот находится не в Москве, а на Волге. Путешествие туда зимой в эту пору не удовольствие. И плюс в начале января у русских Рождество...

- Ну тогда я приеду в декабре. А то я давно там не был. Россия должна быть прекрасна в первом снегу! - Сэр Филипп поднялся в знак того, что беседа окончена... - В самое ближайшее время мы увидимся в России.

Подняв воротник пальто, Олег пошел по блестящим от дождя лондонским улицам. Он пересек Сент-Джеймс-стрит и направился в сторону Кинг-стрит, где любил полистать каталоги аукциона Кристи. Беседа с сэром Филиппом произвела на него странное впечатление. С одной стороны, он чувствовал, что сэру Филиппу нужно зачем-то поехать в Россию, причем как можно скорее. Но зачем он так чинно беседовал с ним в этом элитном мужском клубе? Должно быть, есть ещё какие-то причины? Действовал ли он самостоятельно или с чьей-то подачи? Неужели это простое любопытство к людям? К русским, что у него работают? Олег был уверен, что между его беседой с сэром Филиппом и тем, что произошло в Москве, была какая-то связь.

19
{"b":"53774","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая маленькая ложь
Грусть пятого размера. Почему мы несчастны и как это исправить
Вендетта
Инсайдер
Все гороскопы мира. Энциклопедия астрологических систем различных стран и народов мира
Тоня Глиммердал
Отпущение без грехов
Мозг. Инструкция пользователя
Женщина, которая умеет хранить тайны